x


272. Под черемухой

Вошел я в огород; черемухой душистой
Пахнуло мне в лицо, — она, как снег, белела.
Кругом и надо мной послышалось жужжанье
Протяжное пчелы, и на траве зеленой
Присел я отдохнуть под сень ее густую,
И вспомнил прошлых дней беспечные года,
Все игры детские и легкие печали,
Как это облачко в лазури голубой...
Бывало, так же я весеннею порою
Засиживался здесь, взор к небу устремляя,
Где тучки плавали иль солнце огневое
Лучи земле родной с любовью посылало.
И, всё животворя, дарило мошке каждой
Привет горячий свой и светлую улыбку.
Как радовался я на вскопанные грядки,
Когда перистый лук, заботливой рукою
Родимой бабушки посаженный на них,
С бобами сочными всходил и красовался!
А старый дед пахал за этим огородом,
И пашня черная виднелася сквозь тын,
И жаворонок пел, и каркали вороны,
За дедом в борозде сбирая червяков...
Хоть с каждою весной бессмертная природа
Напоминает мне об этих чудных днях,
Но я теперь сижу понурившись, как крест
От частых зимних бурь на кладбище забытом.

1891

419

И. 3. Суриков и поэты-суриковцы. М.—Л.: Советский писатель, 1966. (Библиотека поэта; Большая серия; Второе издание).
© Электронная публикация — РВБ, 2022. Версия 1.0 от 7 марта 2022 г.