296. Посиделки

Старая бывальщина

В зимний вечер с белой церковью
Чуть виднеется село,
Все к нему пути-дороженьки
Белым снегом замело.

Как в гробнице, Волга-матушка
Под сугробами лежит,
А кругом ее метелица —
Вьюга буйная шумит.

На краю избушка тесная,
Чуть мерцает огонек;
Собрались девицы красные
И уселися в кружок.

Пели песни, песни грустные,
Все про девичью любовь,
Про неволю, про замужество
Да про злую про свекровь.

Между ними разудалые
Добры молодцы сидят,

434

Шутят шутки молодецкие
Да гостинцы им дарят.

У всех девушек приветливо
Смотрят бойкие глаза,
А у Дуни, что жемчужная, -
Навернулася слеза.

Она видит, как с подругою
Милый друг ее сидит
И с веселою улыбкою
Прямо в очи ей глядит.

Речи сладкие, любовные
Он нашептывает ей
И не сводит с красной девицы
Своих ласковых очей.

Дуня смотрит, пряжу тонкую,
Как бывало, не прядет;
Песня грустная и звонкая
Пуще за сердце берет;

Пуще грудь ее волнуется
И вздыхает тяжело...
Скоро полночь. Одевается
В мрак родимое село.

Разошлись девицы красные,
Старики и дети спят,
Только слышны за околицей
Разговор и смех ребят.

Только звездочки небесные
Ярко светят, да в окне
Огонек еще виднеется
От избушки в стороне.

Там Дуняша-сиротинушка
У светца сидит с тоской,
И у ней с тоски-кручинушки
Слезы катятся рекой.

26 октября 1910

435

И. 3. Суриков и поэты-суриковцы. М.—Л.: Советский писатель, 1966. (Библиотека поэта; Большая серия; Второе издание).
© Электронная публикация — РВБ, 2022. Версия 1.0 от 7 марта 2022 г.