x


Суд синедреона

Евангелие от Матфея
Гл. 26, 27

I

Глава 26

14. Тогда один из двенадцати, называемый Иуда Искариот, пошел к первосвященникам

15. и сказал: что вы дадите мне, и я вам предам Его? Они предложили ему тридцать сребренников.

16. И с того времени он искал удобного случая предать Его.

17. В первый же день опресночный приступили ученики к Иисусу и сказали Ему: где велишь нам приготовить Тебе пасху?

18. Он сказал: пойдите в город к такому-то и скажите ему: ”Учитель говорит: время Мое близко; у тебя совершу пасху с учениками Моими”.

19. Ученики сделали, как повелел им Иисус, и приготовили пасху,

20. Когда же настал вечер, Он возлег с двенадцатью учениками.

21. И, когда они ели, сказал: истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня.

22. Они весьма опечалились и начали говорить Ему, каждый из них: не я ли, Господи?

23. Он же сказал в ответ: опустивший со Мной руку в блюдо, этот предаст Меня;

24. впрочем Сын Человеческий идет, как писано о Нем; но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы этому человеку не родиться.

632

25. При сем и Иуда, предавший Его, сказал: не я ли, Равви? Иисус говорит ему: ты сказал.

26. И, когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: при-имите, едите, сие есть тело Мое.

27. И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все;

28. ибо сие есть кровь Моя нового завета, за многих изливаемая во оставление грехов.

29. Сказываю же вам, что отныне не буду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами новое вино в Царстве Отца Моего.

30. И, воспев, пошли на гору Елеонскую.

31. Тогда говорит им Иисус: все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь; ибо написано: ”Поражу пастыря, и рассеются овцы стада” (Захар. 13, 7).

32. По воскресении же Моем предварю вас в Галилее.

33. Петр сказал Ему в ответ: если и все соблазнятся о Тебе, я никогда не соблазнюсь.

34. Иисус сказал ему: истинно говорю тебе, что в эту ночь, прежде нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня.

35. Говорит Ему Петр: хотя бы надлежало мне и умереть с Тобою, не отрекусь от Тебя. Подобное говорили и все ученики.

36. Потом приходит с ними Иисус на место, называемое Гефсимания, и говорит ученикам: посидите тут, пока Я пойду, помолюсь там.

37. И, взяв с Собой Петра и обоих сынов Зеведее-вых, начал скорбеть и тосковать.

38. Тогда говорит им Иисус: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со Мною.

39. И, отошед немного, пал на лице Свое, молился и говорил: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия, впрочем, не как Я хочу, а как Ты.

40. И приходит к ученикам, и находит их спящими, и говорит Петру: так ли не могли вы и один час бодрствовать со Мною?

633

41. Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение. Дух бодр, плоть же немощна.

42. Еще, отошед в другой раз, молился, говоря: Отче Мой! Если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя.

43. И, пришедши, находит их опять спящими: ибо у них глаза отяжелели.

44. И, оставив их, отошел опять и помолился в третий раз, сказав то же слово.

45. Тогда приходит к ученикам своим и говорит им: вы все еще спите и почиваете? вот, приблизился час, и Сын Человеческий предается в руки грешников;

46. Встаньте, пойдем: вот, приблизился предающий Меня,

47. И когда еще говорил Он: вот, Иуда, один из двенадцати пришел, и с ним множество народа с мечами и кольями от первосвященников и старейшин народных.

48. Предающий же Его дал им знак, сказав: Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его.

49. И тотчас подошед к Иисусу, сказал: радуйся, Равви! И поцеловал Его.

50. Иисус же сказал ему: друг, для чего ты пришел? Тогда подошли, и возложили руки на Иисуса, и взяли Его.

51. И вот, один из бывших с Иисусом, простерши руку, извлек меч свой и, ударив раба первосвящен-никова, отсек ему ухо.

52. Тогда говорил ему Иисус: возврати меч твой в его место; ибо все, взявшие меч, мечом погибнут.

53. Или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит мне более нежели двенадцать легионов Ангелов?

54. Как же сбудутся Писания, что так должно быть?

55. В тот час сказал Иисус народу: как будто на разбойника, вышли вы с мечами и кольями взять Меня;

634

каждый день с вами сидел Я, уча в храме, и вы не брали Меня.

56. Сие же все было, да сбудутся писания пророков. Тогда все ученики, оставив его, бежали.

57. А взявшие Иисуса отвели Его к Каиафе первосвященнику, куда собрались книжники и старейшины.

58. Петр же следовал за Ним издали до двора первосвященникова; и, вошед внутрь, сел со служителями, чтобы видеть конец.

59. Первосвященники и старейшины и весь синедрион* искали лжесвидетельства против Иисуса, чтобы предать Его смерти,

60. и не находили; и, хотя много лжесвидетелей приходило, не нашли. Но наконец пришли два лжесвидетеля

61. и сказали: Он говорил: ”могу разрушить храм Божий и в три дня создать его”.

62. И, встав, первосвященник сказал Ему: что же ничего не отвечаешь? Что́ они против Тебя свидетельствуют?

63. Иисус молчал. И первосвященник сказал Ему: заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам, Ты ли Христос, сын Божий?

64. Иисус говорит ему: ты сказал; даже ска-зывю вам, отныне узрите Сына Человеческого, сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных.

65. Тогда первосвященник разодрал одежды свои и сказал: Он богохульствует! на что еще нам свидетелей? вот, и теперь вы слышали богохульство Его!


1 У Марка после этого следует еще:

51. Один юноша, завернувшись по нагому телу в покрывало, следовал за Ним, и воины схватили его.

52. Но он, оставив покрывало, нагой бежал от них.

* Верховное судилище.

635

66. Как вам кажется? Они же сказали в ответ: повинен смерти.

67. Тогда плевали Ему в лице и заушали Его; другие же ударяли Его по ланитам

68. и говорили: прореки нам, Христос, кто ударил Тебя?

69. Петр же сидел вне на дворе. И подошла к нему одна служанка и сказала: и ты был с Иисусом Галилеянином.

70. Но он отрекся перед всеми, сказав: не знаю, что ты говоришь.

71. Когда же он выходил за ворота, увидела его другая, и говорит бывшим там: и этот был с Иисусом Назореем.

72. И он опять отрекся с клятвою, что не знает Сего Человека.

73. Немного спустя подошли стоявшие там и сказали Петру: точно и ты из них; ибо и речь твоя обличает тебя.

74. Тогда он начал клясться и божиться, что не знает Сего Человека. И вдруг запел петух.

75. И вспомнил Петр слово, сказанное ему Иисусом: прежде, нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня. И, вышед вон, плакал горько.

Глава 27

1. Когда же настало утро, все первосвященники и старейшины народа имели совещание об Иисусе, чтобы предать Его смерти;

2. и, связав Его, отвели и предали Его Понтию Пилату правителю.

3. Тогда Иуда, предавший Его, увидев, что Он осужден, и раскаявшись, возвратил тридцать среб-ренников первосвященникам и старейшинам,

4. говоря: согрешил я, предав кровь невинную. Они же сказали ему: что нам до того? смотри сам.

636

5. И, бросив сребренники в храме, он вышел, пошел и удавился.

6. Первосвященники, взяв сребренники, сказали: не позволительно положить их в сокровищницу церковную, потому что это цена крови.

7. Сделав же совещание, купили на них землю горшечника, для погребения странников.

8. Посему и называется земля та ”землею крови” до сего дня.

9. Тогда сбылось реченное чрез пророка Иеремию, который говорит: ”и взяли тридцать сребрен-ников, цену Оцененного, Которого оценили сыны Израиля,

10. и дали их за землю горшечника, как сказал мне Господь”.

11. Иисус же стал пред правителем, и спросил его правитель: ты Царь Иудейский? Иисус сказал ему: ты говоришь.

12. И, когда обвиняли Его первосвященники и старейшины, Он ничего не отвечал.

13. Тогда говорит Ему Пилат: не слышишь, сколько свидетельствуют против Тебя?

14. И не отвечал ему ни на одно слово, так что правитель весьма дивился.

15. На праздник же Пасхи правитель имел обычай отпускать народу одного узника, которого хотели.

16. Был тогда у них известный узник, называемый Варавва.

17. Итак, когда собрались они, сказал им Пилат: кого хотите, чтоб я отпустил вам, Варавву или Иисуса, называемого Христом?

18. Ибо знал, что предали Его из зависти.

19. Между тем, как сидел он на судейском месте, жена его послала ему сказать: не делай ничего Праведнику Тому, потому что я ныне во сне много пострадала за Него.

20. Но первосвященники и старейшины возбудили народ просить Варавву, а Иисуса погубить.

637

21. Тогда правитель спросил их: кого из двух хотите, чтоб я отпустил вам? Они сказали: Варавву.

22. Пилат говорит им: что же я сделаю Иисусу, называемому Христом? Говорят ему все: да будет распят.

23. Правитель сказал: какое же зло делал Он? Но они еще сильнее кричали: да будет распят!

24. Пилат, видя, что ничего не помогает, но смятение увеличивается, взял воды, и умыл руки пред народом, и сказал: невиновен я в крови Праведника Сего; смотрите вы.

25. И, отвечая, весь народ сказал: кровь Его на нас и детях наших.

26. Тогда отпустил им Варавву, а Иисуса, бив, предал на распятие.

27. Тогда воины правителя, взяв Иисуса в преторию*, собрали на Него весь полк;

28. и, раздев Его, надели на Него багряницу;

29. и, сплетши венец из терна, возложили Ему на голову, и дали Ему в правую руку трость; и, становясь пред Ним на колена насмехались над Ним, говоря: радуйся, Царь Иудейский!

30. И плевали на Него, и, взявши трость, били Его по голове.

31. И, когда насмеялись над Ним, сняли с Него багряницу, и одели Его в одежды Его и повели Его на распятие.

32. Выходя, они встретили одного Киринея-нина по имени Симона; сего заставили нести крест Его.

33. И, пришедши на место, называемое Голгофа, что значит ”лобное место”,

34. дали Ему пить уксуса, смешанного с желчью; и, отведав, не хотел пить.

35. Распявшие же Его делили одежи Его, бросая жребий;

36. и, сидя, стерегли Его там.


1 Судилище преторское.

638

37. И поставили над головою Его надпись, означающую вину Его: ”Сей есть Иисус, Царь Иудейский”.

38. Тогда распяты с Ним два разбойника: один по правую сторону, а другой по левую.

39. Проходящие же злословили Его, кивая головами своими

40. и говоря: Разрушающий храм и в три дня Созидающий! спаси Себя Самого; если Ты Сын Божий, сойди с креста.

41. Подобно и первосвященники с книжниками и старейшинами и (фарисеями), насмехаясь, говорили:

42. других спасал, а Себя Самого не можешь спасти! если Он Царь Израилев, пусть теперь сойдет с креста, и уверуем в Него;

43. уповал на Бога: пусть теперь избавит Его; если Он угоден Ему. Ибо Он сказал: Я Божий Сын.

44. Также и разбойники, распятые с ним, поносили Его.

45. От шестого же часа тьма была по всей земле до девятого.

46. А около девятого часа возопил Иисус громким голосом: Или, Или! лама савахфани? то есть: Боже Мой, Боже Мой! для чего ты Меня оставил?

47. Некоторые из стоявших там, слыша это, говорили: Илию зовет Он.

48. И тотчас подбежал один из них, взял губку, наполнил уксусом и, наложив на трость, давал Ему пить.

49. А другие говорили: постой, посмотрим, придет ли Илия спасти Его.

50. Иисус же, опять возопив громким голосом, испустил дух.


1 От 12 часов до 3.

639

II

То, что человек Иисус мог существовать в исторической действительности, не подлежит сомнению. Для исторической науки важно другое: есть ли основание считать, что он существовал.

(И. А. Крывелев. ”Что знает история об Иисусе Христе”. М., 1969.)

Огромный факт появления на земле Иисуса и всего, что за этим последовало, требует, по-моему, и исторической разработки.

(Достоевский — Кавелину)

1

”Пришли в селение, называемое Гефсимания, и Он сказал ученикам Своим: посидите здесь, пока Я помолюсь”.

(Евангелие от Марка, гл. 14, стр. 32)

1. Гефсимания — слово, означающее тиски, давильню для добьюания масла из оливок. Тогда так назывались те масличные рощи, которыми было густо покрыто западное подножие горы Елеонской, — эта роща составляла собственность святилища, но, ничем не огороженная, она была доступна для всех, особенно для бедных пришельцев, собиравшихся на священный праздник.

2. Итак, Христос велит своим ученикам обождать его (”...посидите тут, пока я пойду помолюсь там”Мф XXVI, 36; Марк XIV, 32), а сам, взяв с собой только Петра, Якова и Ионна, уходит с ними на полет камня. Но скоро он оставляет и этих излюбленных апостолов и молится один. Потом, возвратившись к трем ученикам, видит, что они спят, и будит их с просьбой молиться, а сам снова уходит. Ученики снова засыпают. Так продолжается трижды.

640

Христос в молитвенном порыве то падал на колени (Лука XXII, 41), то совсем припадал лицом к земле (МФ XXVI, 39).

По преданию, молился он в гроте Агоня. Грот этот сохранился. По форме своей он напоминает древнюю мельницу или давильню для выжимания масла из маслин, ссыпавшихся в него через круглое отверстие.

Обращаюсь к книге Д. Мережковского ”Иисус Неизвестный” (Белград, 1939).

”Христос, кажется, был осведомлен о решении синедриона арестовать его, по крайней мере, за сутки до этого. Осведомителем мог быть член синедриона Никодим, могли быть и другие. Все поведение Христа говорит о том, что он ждал именно ареста: выбор места празднования пасхи был согласован заранее и хранился в тайне от всех. ’Тде велишь приготовить?” — спрашивают ученики, и он отвечает: ”...при входе вашем в город встретится с вами человек, несущий кувшин воды, последуйте за ним в дом, в который войдет он” (Лука, 22,10).

(Дом этот, стоящий на юго-западе Иерусалима, по древнему преданию, принадлежал родителям евангелиста Марка. Это здание с куполом на плоской крыше изображено в мозаике VII века (панорама Иерусалима), найденной в развалинах города Маддаба. А указывают на него рукописи еще четвертого века” (Д. М.).

Странным образом этот дом сыграл большую роль в дальнейшем. Первым, кто увидел и купил кумранские свитки, был митрополит Афанасий, настоятель монастыря св. Марка, Находящегося на том месте, где, согласно легенде, Иисус со своими апостолами был на тайной вечере” (Г. Штоль, ”Пещера у Мертвого моря”).

”Все до последней минуты скрывает Иисус от двенадцати, будто даже им не верит. Неизвестного друга не называет по имени — ближайшим ученикам, Петру и Иоанну, сообщает только заранее установленный

641

знак — ”человек с кувшином воды”. Последняя вечеря будет тайной, как сходка заговорщиков. Видимо, это и искал Иуда и оплетавшие его члены синедриона (безусловно, так! — И тут ответ на недоуменный вопрос Иисуса: ”каждый день Я бывал с вами в храме, и вы не поднимали на Меня рук” (Лука, 22, 53). И: ”Я всегда учил в синагоге и храме, где всегда иудеи сходятся, и тайно не говорил ничего”, — так вот его подстерегли именно на тайной вечере). Поддался ли Иисус на провокацию или поздно узнал о ней?

”Тайная вечеря происходила в синайской горнице — в иерусалимских домах это легкая, наподобие чердака бедняка, надстройка с отдельным к ней ходом — состояла она ”обыкновенно из одной высокой горницы, по-арамеиски ”анагоине”, — устланной в зажиточных домах ковром и ложами столовой или спальни не для членов семьи, а для почтенных гостей. Освещались такие горницы — гиллиты — кроме узких, как щели крепостных бойниц, окон верхним светом из четырехугольного в потолке или круглого в куполе окна прямо в небо. Как провел эту ночь Христос, ожидая ареста? Тут, мне кажется, важно одно апокрифическое свидетельство конца II века Левкия Харина ”Деяние Иоанна”, Мережковский ему верит и много раз его цитирует.

”Иисус сказал: ”Прежде чем я буду предан... песнь воспоем. И в круг велел нам стать. Когда же мы взялись за руки, он, встав в середине круга, сказал: ”Отвечайте ”Аминь” — и воспел: ”Отче, слава тебе”. Мы ходили по кругу, отвечая.

— Слава тебе, слово.

— Аминь.

— Слава тебе, дух.

— Аминь.

— Быть спасенным хочу и спасти.

— Аминь.

— Быть идущим хочу и едомым.

— Аминь.

642

— Буду играть на свирели — пляшите.

— Аминь.

— Плакать буду — рыдайте.

— Аминь.

— Восьмерица едина с нами поет.

— Аминь.

— Двенадцатерица пляшет с нами.

— Аминь.

— Пляшет в небе все, что есть.

— Аминь.

— Кто не пляшет, тот не знает.

— Аминь.

— Пляшущий со мною, смотри на себя во мне и, видя, что я творю, — молчи.

— В пляске познай, что страданьем твоим человеческим хочу я страдать...

— Кто я — узнаешь, когда я отойду. Я не тот, кем кажусь”.

”Может быть, нечто подобное, — пишет Д. Мережковский, — действительно происходило в ту ночь в устланной коврами высокой горнице — анагойне — в верхнем жилье иерусалимского дома, где, стоя у двери, жадно подглядывал хозяин, как сын Иоанн-Марк (”Иисус Неизвестный”, стр. 89. Двойное имя Иоанн-Марк происходит оттого, что Мережковский считает: древнейшее евангелие — Марка написано этим евангелистом по воспоминаниям Иоанна. Кажется, эту версию можно принять. Во всяком случае, при современном состоянии христологии — науки о Иисусе — аргументированно оспорить ее невозможно).

”Нет сомнения, что Иуда вышел до конца, чтобы иметь время сходить к первосвященнику, взять вооруженных людей и отвести в Гефсиманский сад. Холодно, значит, с математической точностью расчел время сам или кто другой за него”. Явившись туда, он объявил свою готовность исполнить обещания, данные несколькими днями раньше в пасхальный вечер (Мф 26, 35; Марк 14, 29—31; Лука 22, 23) —

643

”Лучше, чтоб один человек умер за людей, нежели весь народ погиб” (И. 9—50), — убеждал своих братьев Анафа.

Причина предательства Иуды неясна — она до сих пор вызывает многочисленные споры христологов, но вопрос так и остается открытым.

В Евангелии от Иуды (в отрывке, сохраненном Иринеем) поступок предателя объясняется так:

”Иуда изменил Христу с добрым намерением, заметив, что его учитель собирается погубить правду (то есть колеблется). Князья мира (то есть дьявол) хотели остановить дело спасения, не допустив смерти Иисуса. Иуда, знавший, что крестная смерть идет в пользу дела, разрушил ковы, предав Иисуса врагам его” (см. Ренан. ”Христианская церковь”, стр. 102).

Особняком стоит вопрос о родственном отношении Иуды к Христу. Евангелия именуют его Симоновым Искариотом. Исходя из этого, некоторые исследователи полагают, что отцом Иуды был сын Клеопы Алфея, в таком случае другой апостол, Симон Зилот, — двоюродный, а Иуда — троюродный брат Христа (см.: Фарра. ”Жизнь Иисуса Христа”, том 1, стр. 179—181, примеч. 420).

Его прозвание (Искариот) происходит от города Кериофа. Он единственный иудей среди апостолов, которые все были галилеянами (существовала поговорка ”галилеянин любит славу, а иудей деньги”).

4. Роль полиции в древнееврейском судопроизводстве исполняли свидетели (Библия). Они задерживают преступника на месте преступления, доставляют в суд и свидетельствуют (Левит 24, 1—12; Иерем. 26; Деяния 4, 3, VI, 12), но была и настоящая полиция для задержания преступника и приведения его в трибунал. Последнее всегда исполнялось в случае, если убийца скрывался в один из городов убежища (Втор. 19, 12). Против Иисуса был послан весь многочисленный штат синедриальных служащих (МфУ, 25—6; Марк 14, 54, 65; Иосиф 7, 32, 45; Деян V, 22, 26). В него входили рассыльные истязатели,

644

ругавшиеся над преступником до казни (Sanhedrin том. 17 и 36. комментарии к ”Маймон-да”, ср. Лука) и палачи (Вава Кана, том 15), они всегда были в распоряжении первосвященника храма. Кроме того, арест осуществлял отряд римских солдат, который Иоанн называет ”спирою”, с трибуном или капитаном во главе (Иоанн 28,12).

”Взял когорту Иуда и повел ее туда, в Гефсиманию”. Это кажется совершенно неправдоподобным. Кто мог дать Иуде полтысячи римских солдат? Ведь их надо было бы снять с охраны Антониевой крепости! Конечно, не Пилат, — он сам узнал об этом аресте на другой день. А если не он, то кто еще? Не синедрион же, он такой власти никогда не имел. Поэтому, по-моему, прав Мережковский, ”римских воинов здесь нет и в помине, есть лишь толпа черни, ”охлос” с Гановой и Каиафиной челядью, вооруженной кое-какими мечами, главное же, вероятно, дубьем и кольем”. Вообще же в распоряжении прокуратора находились шесть когорт — одна когорта на праздники располагалась в Антонии (когорта —одна десятая легиона, то есть 500—600 солдат).

Были также среди арестовывающих слуги от ”архиерея и фарисея” (Иоанн 28, 3), ”первосвященники, начальники храма и старейшины” (Лука 22, 52) (первосвященник — это один из высших священников, который осуществлял надзор в дверях храма и запирал медные врата святилища, — это тот ”господин горы храма”, о котором упоминают талмудисты; он же проверял и отдельные храмовые стражи).

Были также и ”стратеги” — начальники караула храма — на них указывает Лука.

5. Христос окончил свою молитву. Он подошел к ученикам: ”...вы еще спите и почиваете? вот, приблизился час, и Сын Человеческий предается в руки грешников; встаньте: пойдем; вот, приблизился предающий Меня” (Мф 26, 45—6), и тут подходит Иуда и целует его.

645

Были разные формы приветствия. Говорили ”здоровье”, ”спасенье и мир с тобой”, ”иди с миром”. При этом отдавался глубокий поклон (Иаков кланялся Исааку 7 раз, Давид отвесил другу своему Ионафану 3 поклона; Авраам у дуба мамврийского, выйдя на встречу с тремя странниками, поклонился им до земли (Бытие, 18—8), то же сделал Лот перед двумя странниками у ворот Содома), но особенно был распространен именно поцелуй. Целовали руку, губы, подбородок или бороду, щеки, шею, глаза, ноги, ступни — этим и воспользовался Иуда: ”Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите его” (Мф 26—48), таков был условный пароль: Иуда торопится, у него ничего не было приготовлено, кроме ”радуйся, равви”. (”Равви, а не ”Курис”, как обычно.) ”Аз есмь”, — ответил Христос — Петр вытащил меч, и ”тогда воины и тысяченачальники и служители Иудейские взяли Иисуса и связали Его” (Иоанн 18, 12).

”Можно предполагать, — пишет Аревиль, — что был приказ захватить только одного Иисуса и по возможности избегать всяких осложнений. Этим объясняется, почему отряд не ответил на отдельный случай вооруженного сопротивления”.

Повели по мосту через долину Кедронскую. Буйная толпа столкнула Христа с моста вниз, и здесь на серой скале сохранился оттиск ступней — по одним источникам; или рук и ног — по другим; по третьим — рук, ног и ступней. (Предание об этом Тоблер находит у Анзелома, посетившего Иерусалим в 1508 году, и у Кварезма в 1616—26 годах.)

”Все свершившееся в Гефсимании происходило на глазах одного свидетеля, какого-то совсем молодого человека (греч. ”Неанискос”), который, вероятно, проводил ночь в соседнем здании для выжимания маслин. Заслышав шум, он приблизился, закутавшись в одеяло. Когда же слуги синедриона стали удаляться, он пошел за ними следом. Это вызвало подозрение, и его схватили. Но он вырвался, оставив в руках стражи легкое покрывало, и убежал совсем

646

нагой (Мр. 14, 51—2). Исследователи часто задавали себе вопрос: какое значение имеет эта обособленная заметка, не имеющая никакой связи со всем остальным!? Некоторыми толкователями была предположена догадка, что здесь речь идет о самом Марке, который в ту пору был совсем молодым человеком и впоследствии пожелал упомянуть о себе, но очень скромно, не упоминая имени. Эта догадка весьма правдоподобна” (Аревиль, ”Иисус Назарянин”).

6. Штатным первосвященником в этом году был Каиафа. Его зять Анна не был, вопреки Евангелию, первосвященником (”И отвели его сперва к Анне; ибо он был тесть Каиафе, который был на тот год первосвященником” (Иоанн 18—13). Вызванная из Александрии Иродом Великим семья священника Анны (по И. Флавию, Анана) скоро стала одной из богатейших. Этой семье принадлежали постройки на склоне сада у горы Елеонской; в течение пяти лет у этой семьи была высшая духовная власть. Всем этим они были обязаны Анне. Он стал первосвященником в 6 г. и был отставлен в 15 г. Валерием Гратом (”Древности”, 7, 2, 1—2). Тогда Анна поставил вместо себя сына Елиазара (16—17 гг.), а потом передал место зятю — Иосифу, прозванному Каиафой. После Каиафы еще четыре сына Анны носили сан первосвященника. О нем Флавий писал: ’Товорят, что он был счастливейшим из людей, потому что имел у себя пятерых сыновей, из которых каждому досталось служить Богу в чине первосвященника. Кроме того, он сам долго носил этот сан. Такого счастья не удостоился ни один из первосвященников, бывших прежде него” (Др., 20, 9,1).

В рассказе о Крестителе он не только называется первосвященником, но имя его ставится впереди Каиафы (Лука III, 2). Впереди Каиафы, Иоанна и Александра он ставится и в деле Христа (Деян., IV 6).

7. Непосредственному суду Великого синедриона подвергались только его члены и высшие священники. Всех остальных судил малый местный синедрион.

647

В нем снимался предварительно допрос и решался вопрос об инстанции и о том, не надо ли дело передать в Великий синедрион. Вот именно поэтому Христос и очутился у Анны (очень может быть, занимавшего в то время место президента местного — Иерусалимского — синедриона). Суд в Иудее не знал государственного преследования — уголовный процесс мог быть поднят только по жалобе свидетелей. Они и были обвинителями, но свидетелей во время этого первого допроса у Анны не нашлось (не успели, вероятно, подготовить). Поэтому все началось прямо с допроса обвиняемого.

На вопрос об учениках и учении Христос ответил:

— Что спрашиваешь Меня? спроси слышавших Меня; вот, они знают, что Я говорил (Иоанн 18, 19—21). Этими словами Христос указывал на незаконность вопроса. Он действительно велся в той форме, которой не знало древнееврейское судопроизводство (см. ниже). Тогда один из слуг Анны со словами ”Так ты отвечаешь первосвященнику”ударил его. Еврейский закон не только запрещал бить подсудимого, но предоставлял ему полную свободу слова и действия (см. Деяния, XXIII—3) — об этом и напомнил Христос, ответив: ”Если Я сказал худо, покажи, что худо; а если хорошо — что ты бьешь Меня?”Таким образом, Христос отказался отвечать на этом суде, считая его юридически незаконным, а Анна должен был прекратить допрос и послать узника к Каиафе. Именно в его покоях, несмотря на поздний час, собрались Первосвященники, старейшины и книжники”, и дело должно было приобрести формально законченный вид.

8. В начале библейской истории Великий синедрион — это совет из 70 старцев при Моисее (Кн. числ., 11, 16—17), в следующий раз мы встречаемся с ним уже при Антиохе Великом (223—187 г. до н. э.), но своим подлинным названием Великий синедрион в первый раз упоминается уже во время Рима у Флавия (Древн., 14, 9—35). Прекратился он в 70 году

648

(после разрушения храма) . Состоял он из 71 человека. Во главе президент. ”Один послан над 71”, — говорит рабба Иегуда (то есть всего было 72 человека).

”Мудрейший председательствовал”. Тут его ученые называют Nasi — князь. Он замещал Моисея (Маймонид). Сидел князь на середине периферии — того полукруга, которым располагалось собрание. (”Синедрион должен быть подобен половине круглого гумна”.) Рядом сидел отец дома суда — вице-председатель синедриона. Далее — остальные члены, чем старее по мудрости, тем ближе к князю. Членами синедриона выбирались левиты (священники) и такие миряне, дочери которых могли быть замужем за священниками, то есть могущие доказать свое происхождение.

9. Судьи Христа: ”Первосвященники, старейшины, книжники” (Мф 26, 57; Марк 14, 53; Лука XX, 2,66).

а) Первосвященник (Arhireis) по закону Моисея мог быть только один, несменяемый, однако начиная с Ирода Великого это правило не соблюдалось (при Агриппе были Феофил (сын Анны),Симон Cantneras, Ионафан и Матвей — сын Ананы; при Валерии Грате — Анан, Измаил, Елиазар, Симеон). Маймонид писал: ”У нас установлено, что первосвященник между всеми остальными должен быть мудрейший, прекраснейший, богатейший и смелейший (fortissimus)...” Но при втором храме, когда все было несовершенно и цари ”удалялись от прямого пути”, избирали в первосвященство чуть не насильно (Cum Violentia), хотя бы кандидаты эти были и негодны. В то время первосвященнику можно было сказать: ”Может быть, ты и не учился?”Таким образом, в синедрионе заседали бывшие первосвященники, также, вероятно, и сыновья их — все они носили этот же титул (Arch). ”Они как мухи на ране”, — сказал Тиберий о быстрой смене первосвященников в ту пору.

б) Книжники (Hrammaties, Literatus, Legis, Peritas)) в данном случае книжник — это светский

649

человек, учитель или публичный писец, левит или священник, — если он занимался изъяснениями закона и переписью святых книг. Это уточненные исследователи писаний, хранители преданий и обычаев; в глазах народа они стоят выше всех духовных и светских руководителей. Это Гиллел, Шамман, Гамалиел, Симеон — их вводили в синедрион как законоведов и юристов.

в) Старейшины (Presvitori — греч.); — представители светской власти, главы фамилий и родов вождей (были в синедрионах и фарисеи и саддукеи). Первосвященник был саддукей, но участвовал он только при решении практических вопросов.

Прежде чем стать членом Великого синедриона, надо было пройти несколько низших инстанций: быть раньше судьей по вопросам тяжбы, грабежа, оскорблений, воровства, обмана (суд трех). Каждый город в 120 человек имел свой синедрион из 23 человек. В Иерусалиме таких было два при храме. Только прослужив в провинциальном синедрионе и в одном из двух иерусалимских, можно было считаться кандидатом в высший. (Это касалось только штатских, кроме того, ”ни один не принимается в синедрион, если он не обладает прекрасным телесным развитием, мудростью, красотой, знанием магии и 70 наречий, — если не может слушать дело без переводчика и если он не в прекрасном возрасте”. Запрещается назначать очень старых, кастратов и бездетных, как слишком жестоких.)

Отдельно сидели:

г) Кандидаты — в три ряда перед этим полукругом, а всего: 72 члена суда.’Три ряда кандидатов сидели перед ним. Каждый из них сохранял место” (Талмуд, ”Sanhederis”).

10. Юрисдикция Великого синедриона — идоло-служение, лжепророки, богохульники, соблазнители и государственные преступники. Война объявлялась по решению Великого синедриона, так же как расширение города. Он поставлял судей рода; по Маймониду,

650

совет 71 мог избирать царей. (Иосиф Ф. рассказывает: Ирод — сын Антипагра — казнил разбойника Езекею и его банду самостоятельно. Но никто ”не умерщвлялся судьями своего города, а приводился к высочайшему суду в Иерусалим и там содержался до праздника, и на празднике казнят его, ”и еще четыре смертные казни преданы только в Великий синедрион”. Поэтому Ирод, как нарушивший закон, был привлечен к суду синедриона.) Великий синедрион принимал все решения по делам малых синедрионов, вмешивался, когда судьи не могли прийти к соглашению, отправлял дела в малый синедрион, определял новолуния. Однако эти прерогативы ко времени суда над Христом отошли в прошлое. Дело дошло до того, что когда раб царя Янная был привлечен за убийство, то царь сам пошел на суд вместе с ним, и раб был оправдан.

Jrea Gladii (право меча) — то есть право казни — было отнято у синедриона, хотя... ”разве мы не позволяем вам убивать даже римлян, если они нарушали ограду храма?” — спрашивали завоеватели (Иуд. война, 6; 2, 4), но ср. в Талмуде: ”40 лет перед разрушением храма отнято у синедриона право осуждать на смерть”, — Иосиф Флавий пишет, что первосвященник не смел исполнять приговоры судей без санкции прокуратора (Др., XX, 9, 1; Деяния, 22, 30, 31,15,20).

11. Самое раннее время открытий заседаний — 8 часов утра. Заседать могли до вечера (вечерней жертвы). Ни до рассвета, ни после заката дело не могло быть начато. В праздники и субботу не заседали. По особо важным делам синедрион не мог заседать ни накануне субботы, ни накануне праздников.

12. Гарантия правосудия синедриона была исключительно велика, этим проникнуто все описание, ”разыщи, исследуй и хорошенько расспроси” (Втор., 13, 14). ”Судьи должны хорошо исследовать” (19, 18). ”Синедрион, умерщвляющий раз в семь

651

лет, — бойня” (Талмуд, ”Мактох”). Члены такого суда назывались членами кровавого синедриона.

”Если судья выносит неоправданные решения, он отдаляется от Бога, от Израиля. Но если он судит праведно, хотя бы в течение часа, то он как бы укрепляет мир, ибо в суде как бы воплощено присутствие Израиля”. ”Что говорит Бог, когда человек страдает за свой грех?”Он говорит: ”Моя голова и мои члены страждут”, если так он сокрушается о преступниках, то как он страдает о крови невинного?” (Талмуд, реббе Майор).

Одним словом, ”чувство правды и закона, доведенные до педантичности, осторожность и гуманность к подсудимому глубоко проникали в синедрион, особенно когда решался вопрос о жизни и смерти” (Макеевов. ”Археология страданий Христа”, стр. 75).

”Четыре великие правила составляли основу еврейской уголовной юриспруденции: 1) точность обвинения, 2) гласность, 3) полная свобода защиты, 4) обеспечение правильности и беспристрастности свидетельских показаний”, ”принцип, постоянно проводимый в еврейских писаниях, требует двух условий: гласности и свободы, здесь не подвергали обвиняемого тайным допросам, при котором и невинный мог дать смертельное оружие против себя” (Мак.) .

”Точность, обвинение, гласность, свобода подсудимого и гарантия против всего, что может исказить процесс, в том числе и против ошибочных свидетельств” (Salvador ’’Histoire de Moise et peuple hebreeh” I, v. Paris, 1862).

В уголовных делах судей должно быть не меньше 23, тогда как в гражданских довольствовались и тремя.

Все предписания клонятся в пользу обвиняемого (наша презумпция невиновности).

1. Дело начинается разбором оправдывающих обстоятельств (Талмуд, Sanheder IV, 1).

2. Свидетелями могут быть только лица высокой нравственности и незаинтересованные. Враги не

652

допускались вообще, причем врагом считался всякий, с кем подсудимый, поссорившись, не разговаривал три дня.

3. Рабы и женщины не допускались также.

4. Не допускались игроки в кости, голубятники, ростовщики, торговцы, виновные в обмере и обвесе, воры, родственники между собой или судьями (а также, как уже указано, не могли быть судьями старики, бездетные и кастраты ввиду их жестокосердия) .

5. Свидетель, давший показания в пользу обвиняемого, не мог уже свидетельствовать против.

6. Свидетели должны точно указать не только место, время и обстоятельства содеянного, но даже мельчайшие обстоятельства (в истории с Сусанной, обвиненной старцами в прелюбодеянии, старцы были разъединены, а потом опрошены в отдельности — про вид дерева, под которым якобы лежала Сусанна; их разногласия уничтожили показания) (Даниил XIII, 51-62).

”Если один показывал, что деяние совершено в 2 часа (в 8 утра), а другой — в 3 часа (9 утра), то их показание может быть принято, так как не все знают часы, но если один говорит в 5 (11), а другой — в 7 (13), то их свидетельства цены не имеют, так как все знают, что в 11 часов солнце еще на востоке, а в час оно перешло уже на запад”.

7. Судья при полной доказанности вины должен был спросить свидетеля, старался ли он отговорить преступника и знал ли преступник, что именно ему угрожает. Если свидетель отвечал отрицательно, приговор смягчался.

8. ”Будьте медленны в суде”, — одно из трех завещаний мужей великой синагоги, и это касалось осуждения в комнате священника.

9. Кандидаты могли принимать участие в дебатах только тогда, если их мнения были в пользу подсудимого. Время дебатов было неограничен©.

10. Подача голосов шла, начиная с младших.

653

11. Для оправдания хватало простого большинства, для обвинения нужно было большинство в два голоса — если его не получалось, то число судей увеличивалось на два и шло новое голосование, и так далее до результатов.

12. Приговор оправдательный объявлялся и исполнялся немедленно, осуждение объявлялось только на следующий день. Тогда снова открывалось формальное совещание, и каждый мог свободно отказаться от обвинения, если за ночь он передумал.

13. Во время шествия на казнь ”один из служителей правосудия стоит у двери судилища, держа платок, другой же верхом сопровождает шествие до того пункта, с которого он еще ясно может видеть первого. Если бы являлся кто-нибудь, желающий доказать, что осужденный невиновен, то первый машет платком, а верховой с поспешностью возвращает осужденного”, и дело разбирается снова.

Мало того, сам осужденный имел право сказать: ”У меня еще имеется довод в мое оправдание”, тогда его возвращали. Так он мог быть возвращен до пяти раз.

Впереди шествия шел глашатай и кричал: ”Тако-го-то ведут на казнь за то-то и за то-то. Всякий, кто знает что-либо оправдывающее его, пусть придет и скажет” (Талмуд, Санхедер, 6,1).

14. Пройдя через двор (где остался Петр), стража вместе с узником должна была подняться на лестницу во второй этаж дома, в комнате которого мог бы рассесться трибунал. Сидели на полу кругом — на мягких низких диванах, скрестив ноги на ковре, посередине этой дуги сидел Каиафа и рядом с ним вицепрезидент. Внутри полукружия два секретаря или писца — один справа записывал свидетельства в пользу подсудимого, другой — левый — записывал свидетельства обвинения. Судья сидел в талите (белое шелковое покрывало поверх черной мантии) и тоге.

Была глубокая ночь.

654

Если судить по пенью петуха (gallicinum), то суд продолжался более часа и происходил с третьего по четвертый час ночи.

Обвиняемый стоял.

15. ”Не будьте несведущи, — должен был сказать председатель, поднявшись с места. — Одно дело денежная тяжба, другое — суд, на котором идет вопрос о жизни. В первом случае, если ваше свидетельство ложно, все дело может быть исправлено деньгами же, но если ты солжешь в этом суде — кровь погибшего и кровь его семьи до скончания века ляжет на тебя. Посему-то и человек был создан одиноким, чтоб научить тебя: если кто-либо погубит одну душу, то святое писание его проклинает, как бы погубившего весь мир. А тот, кто пасет одну такую душу, признается спасителем всего мира”.

Лука рассказывает, что когда Петр сидел во дворе первосвященника и ждал приговора, Иисус взглянул на него.

До последних археологических раскопок было совершенно непонятно, как один мог увидеть другого. Раскопки показали, что в западной части резиденции Каиафы был помост, с которого проглядывалось все, что происходит внизу, во дворе, — оттуда и смотрел Иисус.

В этом же здании археологи обнаружили тюремные камеры и приспособления для бичевания (очевидно, низкие каменные столбы, к которым привязывали осужденных).

Начался суд.

16. ”Многие лжесвидетельствовали на него, но свидетельства их были недостаточны” (Марк, 1, 56).

”По свидетельству двух или трех свидетелей должен умереть виновный, но не должно казнить по свидетельству одного” (Второзаконие, 17, 6). Одиночный свидетель должен был сам подвергаться телесному наказанию, как нарушающий закон Моисея. Свидетельствовать можно было только то, что видел и слышал сам. Если свидетели заявляли о том, что

655

они сами были свидетелями преступления, то с этого начинался процесс.

Допрашивали свидетелей поодиночке и только о главных обстоятельствах, о времени, о месте, о способе свершения преступления; что касается обстоятельств побочных: обстановки, качества предметов, окружающих преступление, — то они составляли так называемый ”разопрос”, которым процесс оканчивался. Только при полном согласии всех этих пунктов показаний свидетелей получало силу доказательство” (Марк, стр. 91).

В случае с Христом дело обстояло так, что хотя свидетельств было много, но они не составляли согласованной группы. Один свидетель не подтверждал другого. Но вот выступили два согласованных: ”Мы слышали, как он говорил: я разрушу храм сей рукотворный и через три дня воздвигну другой, нерукотворный”. Если дело шло о богохульстве, публика удалялась. Даже свидетели не все должны полностью повторять текст богохульства, достаточно сказать: ”И я слышал то, что и они”. Здесь-то и произошло разногласие: дело в том, что Христос о храме говорил дважды и один раз сказал: ”Могу разрушить храм Божий и в три дня его создать” — неполное совпадение этих формул (сначала приводились, очевидно, более мягкие) и сделали оба свидетельства недействительными (а изменять показания на суде было нельзя) — итак, процесс как будто был проигран. Но Каиафа обращается к Христу с заклятием, строго запрещенным для обращения к подсудимому. По древнейшему праву заклятье (клятву именем Господа) могли давать только свидетели (клятва для обвиняемых была возможна лишь по денежным делам). В особенности это было запрещено в делах, по которым мог быть вынесен смертный приговор (это значило бы прямо толкать подсудимого на клятвопреступление). Кроме того, сказанное подсудимым не имело юридического значения, ибо, во-первых, это значило осудить человека по единственному

656

свидетельству; во-вторых, ”наш закон никого не осуждает на смерть на основании его собственного признания ” (Маймонид). Nemo morte aficiatur suo testimonio (рабе Бартенор).

”Так наставники учат — никто не может быть казнен по собственному показанию или по показанию пророков” (Sanhedar, IV, 2). Каиафа переступил закон. Он сказал: ”Заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам, Ты ли Христос, сын Божий” (Мф 26, 63)? ”Ты сказал”, — отвечает Христос, — даже сказываю вам, отныне узрите Сына Человеческого, сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных”. Каиафа услышал это, хватает край тоги у подбородка и рвет до пояса. Вероятно, то же (богохульство!) сделали и все судьи (закон запрещал чинить такие тоги). Один первосвященник не имеет права рвать свои одежды. (Иуд. война, кн. 14, 4).

”Первый знак подал Каиафа: легкую белую из тончайшего льна виссона верхнюю одежду свою разорвал сверху донизу, а потом и обе нижние, соблюдая с точностью все по закону установленные правила драть не по шву, а по целому месту, так, чтоб нельзя было зашить, и до самого сердца обнажалась бы грудь, и лохмотья висели до полу” (Д. Мережковский, ”Иисус Неизвестный”).

Заключение: он повинен смерти (Isn Maveten). Для окончательного вынесения приговора требуются еще сутки, но через полсуток наступает пасха, поэтому второе (окончательное) заседание устраивается через несколько часов после первого. ”И поднялось все множество их, и повели его к Пилату”.

Это было опять-таки явным нарушением закона. По правилам утверждение приговора откладывается на следующий день. Судьи в этот день мало едят, не пьют вина, обсуждают всю ночь, а утром встают рано


1 Евангелисты сами не особо хорошо знали ответ Христа. У Матфея: ”Ты сказал это”, Лука: ”Вы говорите, что Я”, Марк: ”Да, Я сын Божий”.

657

и идут в суд... Кто привел довод обвинительный, тот может привести довод оправдательный, но тот, кто сначала оправдывал, не имеет права отказываться от своей защиты и обвинять (Санхедер, V, 5; Талмуд, 4, стр. 277). Итак, вот основные нарушения, допущенные синедрионом.

1. Суд происходил глубокой ночью, что запрещено законом.

2. Процессу у Анны недостает существенной основы свидетельских показаний. Жалобу принес Иуда, а его не было при инкриминируемых Христу словах.

Очень интересные сведения об этом пункте дает профессор И. Гретц. Он пишет: ”Предатель должен был заставить Христа заговорить на данную тему, чтоб два свидетеля, подслушивающие тайно, могли запомнить каждой слово. Талмуд Вавилонский (Sanhedrin 67-а. Амстердам 1645 г.). Иерусалимский (то же издание, VII, 16, 25) указьюает на то, что в деле Иисуса воспользовались свидетелями, скрытыми втайне. ”Так поступйли с Бен Сотада” (Вавилонский Талмуд). ”Так поступили с Бен Сотада, привели в суд два ученика и обвинили” (Иерусалимский).

Значение Сотада (так в Талмуде зовут Христа) непонятно; однако этимология его, приводимая в Талмуде (Salbut 104в), предполагает, что это имя отца или матери. Прием — применимый в данном деле — стал обычным именно с этого процесса (И. Гретц, ”История евреев”.).

Вот что об этом пишет Талмуд: ”Учащего народ служить иным богам хитростью заманивают в дом, где прячут двух свидетелей, чтоб могли они видеть и слышать все, что скажет обвиняемый. Сажают его посередине комнаты, где свет от множества ламп и свечей падает прямо на лицо его, так, чтоб малейшее изменение видно было тем свидетелям, и выманивают у него богохульство (giddupn)... Так поступили с Бен Сотадою (Ben Sateda — прозвище Иисуса в Талмуде) и (обличив его) повесили (распяли) (tosephta

658

Sanhegrin, X, II).(Д. Мережковский. ”Иисус Неизвестный”, том 2, часть 2, стр. 193).

3. Показания свидетелей не перекрывали друг друга — были разноречивы.

4. Председатель суда не мог обращаться к подсудимому с заклятием. Он должен был его отпустить, как только выяснилась недостаточность свидетельских показаний.

5. Еврейское право не знало осуждений по признанию подсудимого.

6. Второе собрание синедриона заседало только через несколько часов после первого.

На иной точке зрения стоит ученый испанский еврей М. Салвадор.

Он считает процесс строго законным. Ему возражают знаменитый французский адвокат Дюпен-старший и американец Гренлад: ”Такой суд не имел ни формы, ни добросовестности законного производства”.


Ю. О. Домбровский. «Пока это жизнь, и считаться...» // Домбровский Ю. О. Собрание сочинений: В 6 т. Т. 5. М., 1993. С. 632—659.
© Электронная публикация — РВБ, 2022. Версия 0.1 от 26 января 2022 г.