41.

Как два согнутые кинжала,
Вонзились в небо тополя,
И, как усопшая, лежала
Кругом широкая земля.
Брошен в сумрак и тоску,
Белый дворец стоит одинок.
И вот к золотому спуска песку,
Шумя, пристает одинокий челнок.
И дева пройдет при встрече,
Объемлема власами своими,
И руки положит на плечи,
И, смеясь, произносится имя.
И она его для нежного досуга
Уводит, в багряный одетого руб,
А утром скатывает в море подруга
Его счастливый заколотый труп.

<1911>
73

Воспроизводится по изданию: Велимир Хлебников. Творения. М.: Советский писатель, 1986.
© Электронная публикация — РВБ, 1999–2019. Версия 2.1 от 14 апреля 2019 г.

Загрузка...
Loading...
Loading...
Loading...