122а.
ПТИЦЫ

Как дерево, сердце в ночной тишине,
Но что-то сегодня не спится мне.
Птицы, растерзанные в бою,
В бедную келью стучатся мою.
И птицы нахохлились, птицы поют:
Мы рано встряхнулись и там и тут,
Когда заиграл зорь румяный рожок
И солнце ночной осушало песок.
Из темных жилищ, из проклятых трущоб
Мы души рабочих, стряхнувших свой горб,
Фабричного корпуса строгая тень
Над нами висела и ночь и день.
На эти железные крылья взгляни —
Мы тяга рабочих в грядущие дни,
Гудок наша песня, и камень — полет,
Наш клюв — человека искривленный рот.
О чем он задумался, что он таит, —
Все в нашем полете высоком звенит,
И ярость, и жажда, и гнев.
Справедливая кровь ищет солнце, взлетев.
Священные птицы священной страны,
Мы таранили ночь, толщу старой стены,
Своим ненавидящим властным чутьем
Мы гнезда твои, Революция, вьем!

Воспроизводится по изданию: О.Э. Мандельштам. Собрание сочинений в 4 т. — М.: Арт-Бизнес-Центр, 1993. — Т. 2.
© Электронная публикация — РВБ, 2010–2019. Версия 2.0 от 3 октября 2019 г.