С. 121. Г-н Авсеенко давно пишет критики... — Критические статьи В. Г. Авсеенко о «Бесах» и «Подростке» вызвали сильное неудовольствие Достоевского. На этой почве, в частности, сложилось убеждение Достоевского в том, что как критик Авсеенко не понимает русской литературы; и этим же в известной степени объясняется резкий тон полемики в настоящем выпуске «Дневника писателя».

С. 121—122. ...до октябрьского № «Русского вестника 1874 года — бедна внутренним содержанием(!)». — А. <В. Г. Авсеенко>. Комедия общественных нравов. Комедии, драмы и трагедии А. Писемского. В двух частях. Москва, 1874 // Рус. вестн. 1874. № 10. С. 883—922. Цитата: с. 888. Курсив в цитате — Достоевского.

Выступая противником демократизации литературы и театра, В. Г. Авсеенко сетовал на то, что в русской драме, начиная с комедий Гоголя, «были оставлены в стороне» интересы «интеллигенции», «культурного слоя», «так называемого общества», под которым критик понимал образованное дворянство и тяготевшие к нему круги. В театре «показывали только ломающихся самодуров, пьяных приказных и необузданно завирающихся свах и странниц» (там же. С. 893). В свете этих узкосословных представлений о миссии литературы Авсеенко трактовал понятия «внутреннее содержание литературы» и «художественность». Произведения, богатые внутренним содержанием, может создать, по его мнению, лишь «ум, способный подняться до идеала и творить в той области, которую можно назвать философией жизни» (там же. С. 890). Русская литература после Гоголя, утверждал Авсеенко, не сумела достичь подобного интеллектуального уровня, так как она якобы развивалась в соответствии с точкой зрения, согласно которой «сила и глубина мысли, тонкость анализа не только излишни в беллетристе, но даже могут вредить произведению» (там же. С. 889). В ней возобладала «художественность» — «живое и образное изображение типов, преимущественно комических или оригинальных» (там же. С. 888—889), взятых «не в той среде, к которой принадлежала образованная театральная публика, а в закоулках и задворках жизни» (там же. С. 893).

Слово «беллетристика» в статье Авсеенко подразумевает не только повествовательную художественную литературу в прозе (романы, повести и др.), но также и драматические произведения, прозаические и стихотворные. Ср. франц. belles-lettres — изящная словесность.

С. 122. ...написавшего еще в 40-х годах «Обломова»... — Это утверждение Достоевского неточно. В 1849 г. был напечатан «Сон Обломова» (ч. I. гл. 9), в 1850 г. написана первая часть, завершена работа над рукописью лишь в 1858 г., и полностью опубликован роман в 1859 г.

464

С. 122. ...которая дала нам, наконец, Островского... — А. Н. Островский в сороковых годах написал лишь две свои первые комедии: «Картина семейного счастья» (1847; впоследствии: «Семейная картина») и «Свои люди сочтемся» (соч. 1849, опубл. 1850).

С. 122. Апраксинское купечество — купцы, торговавшие в Апраксином дворе в Петербурге.

С. 122. Бурмистр — назначенный помещиком управляющий из крепостных крестьян.

С. 122. Причетник — младший член церковного причта (духовенства какой-либо церкви), например: дьячок, псаломщик.

С. 122. Питерщик — крестьянин, уходивший на заработки в Петербург (Питер) и работавший там в течение некоторого времени.

С. 122. ...воцарился жанр... — Имеется в виду бытовая драматургия.

С. 122. ...это водевильчик-то: один залез под стол, а другой вытащил его за ногу? — Ремарка Достоевского, напоминающая о переводном водевиле актера и драматурга Д. Т. Ленского (1805—1860) «Стряпчий под столом» (1834), а также, по-видимому, о реплике одного из персонажей «Театрального разъезда» Н. В. Гоголя (соч. 1836, опубл. 1842): «поезжайте только в театр: там всякий день вы увидите пиесу, где один спрятался под стул, а другой вытащил его оттуда за ногу» (Гоголь Н. В. Полн. собр. соч. [Л.], 1949. Т. 5. С. 154). Развернутую отрицательную оценку французской драмы середины XIX в. Достоевский дал в восьмой главе «Зимних заметок о летних впечатлениях». Точка зрения Авсеенко была прямо противоположной; он писал: «Надо отдать справедливость французскому театру, что при всех своих недостатках он всегда жил одною жизнью и одними интересами с образованным обществом и отражал на себе каждое общественное движение, каждую новую идею, возникавшую в мире интеллигенции» (Рус. вестн. 1874. № 10. С. 893).

С. 122. ...образованное общество, видите ли, ездило тогда в Михайловский театр... — Михайловский театр (открыт 2 ноября 1833 г.; ныне С.-Петербургский государственный академический театр оперы и балета им. М. П. Мусоргского) был театром для высшего света и проживавших в Петербурге иностранцев. На его сцене давали спектакли иностранные труппы; в частности, репертуар французской драматической труппы составляли новинки парижской сцены.

С. 122. Любим Торцов — персонаж комедии А. Н. Островского «Бедность не порок» (1853).

С. 122. ...«он душою чист»... — Перефразированные слова Любима Торцова: «Я не чисто одет, так у меня на совести чисто» (д. III, явл. 12).

С. 123. ...Гоголь в своей «Переписке» слаб ~ А г. Авсеенко кричит, что в «Мертвых душах» нет внутреннего содержания! — Достоевский полемизирует со следующими словами Авсеенко: «Талант исключительно художественный и притом юмористический, он <Гоголь> искал только живых типов и комических положений, оставляя умственные потребности зрителя весьма часто неудовлетворенными. Известно, что никто так мало не обращал внимания на идею произведения, как Гоголь: идея обыкновенно заключалась для него в характере действующего лица, в его комизме. Когда в „Мертвых душах“ он захотел выразить во что бы то ни стало глубокую общественную идею, из попытки этой ничего не вышло» (Рус. вестн. 1874. № 10. С. 888).

С. 123. Но вот вам «Горе от ума» ~ из чистого вздора. — Авсеенко противопоставлял комедию А. С. Грибоедова «гоголевскому» направлению в русской драматургии. Он писая: «„Горе от ума“ до сих пор, несмотря на протекшее полвека, сохраняет совершенно уединенное положение в нашей литературе. Это и поныне единственная пиеса, в которой изображено

465

наше интеллигентное общество, наше, если угодно, лучшее общество, и в которой сам автор обнаружил гораздо более ума, чем его было во всей тогдашней русской интеллигенции <...> „Горе от ума“ осталось единственною в нашем репертуаре пиесой, в которой мысль автора стоит на высшем уровне образованности своей эпохи и в которой выведен героем представитель интеллигенции и ее передовых идей (передовых, конечно, не в том смысле, какой придают этому слову нынешние александрийские драматурги) <...> Грибоедов дал нам превосходный образчик комедии, которая, будучи чисто-русскою и даже специально-московскою комедией, в то же время представляла образчик сценического произведения в европейском смысле и значении. В этой комедии, в первый и, к сожалению, в последний раз, наше образованное общество, наша интеллигенция вынесла на сцену свои стремления и чаяния, свои заботы и недуги» (Рус. вестн. 1874. № 10. С. 888—890, 892). Ср. замечание о Чацком в июльско-августовском выпуске «Дневника писателя» за 1876 г. (с. 261).

С. 124. ...он вдруг начал печатать в начале зимы свой роман «Млечный путь». (И зачем этот роман перестал печататься!) — «Млечный путь» печатался в журнале «Русский вестник» в октябре—декабре 1875 г., а затем после трехмесячного перерыва в апреле—июле 1876 г. Роман вызвал большое число отрицательных рецензий, причем «Биржевые ведомости» (1876. 16 мая) и «Новое время» (1876. 8 мая) перепечатали отзыв Достоевского.

С. 124. Там, например, молодой герой ~ Вы плачете? — «Млечный путь», кн. I, гл. 11. Пересказывая эту сцену, Достоевский значительно ее утрирует.

С. 124. ...он пал ниц и обожает перчатки, карету, духи, помаду, шелковые платья (особенно тот момент, когда дама садится в кресло, а платье зашумит около ее ног и стана) и, наконец, лакеев, встречающих барыню, когда она возвращается из итальянской оперы. — Достоевский имеет в виду сцены, в которых действует красавица-княгиня Бахтиарова. Например: «Раиса Михайловна подошла к барьеру ложи и, мягко волнуя тяжелые складки платья, опустилась на свое обычное место. Облитая перчаткой рука ее поправила скользившие по плечу локоны и подняла бинокль...» (кн. I, гл. 11).

С. 124. Я слышал ~ слишком объективно отнесся к высшему свету в своей «Анне Карениной». — Возможно, это мнение Достоевский услышал от Н. Н. Страхова, который высказал сходную мысль в письме к Л. Н. Толстому от 5 февраля 1876 г.: «Вам подражают, не понимая Вас; взгляд слишком высок, мысль почти недоступна для большинства — и Вам подражают только с внешней стороны — и очень меня сердят. У Авсеенка есть уже описание прелюбодеяния — посмотрите, как он Вас поправил!» (Переписка Л. Н. Толстого с Н. Н. Страховым, 1870—1894 / С предисл. и примеч. Б. Л. Модзалевского. СПб., 1914. С. 76).

С. 124. ...«коленкоровых манишек беспощадные Ювеналы»... — Цитата из третьей строфы стихотворения Н. Ф. Щербины «Физиология „Нового поэта“. Фельетон в стихах» (1853):

С той поры чернил излишек
Он для правды расточал.
Коленкоровых манишек
Беспощадный Ювенал.

Новый поэт — псевдоним И. И. Панаева (1812—1862), который в ряде своих произведений подверг критике и сатирически изобразил аристократическое общество.

С. 125. Карета высшего света едет, например, в театр ~ этому

466

надобно сострадать! — «Лошади быстро несли по подмороженному снегу; свет от уличных фонарей врывался в карету скользящими пятнами, на мгновение озаряя лицо княгини, до половины закрытое соболями. Ее глаза, задумчиво обращенные на Юхотского, как бы вспыхивали при этом перемежающемся освещении, неопределенно и радостно волнуя его» (кн. I, гл. 11).

С. 125. ...с его устрицами и сторублевыми арбузами на балах... — См. примеч. к с. 10 и 12.

С. 125. ...что он не напомажен и не причесан у парикмахера из Большой Морской. — Большая Морская ул. находилась в аристократическом районе Петербурга.

С. 125. Кстати, припоминаю теперь один случай, бывший со мною два с половиною года назад. Я ехал в вагоне в Москву... — Примечание А. Г. Достоевской: «Этот разговор с неизвестным спутником Федор Михайлович передал мне по приезде в Москву. Федор Михайлович иногда не прочь был побеседовать в дороге с незнакомыми ему лицами, не называя, конечно, своего имени».

С. 127. ...до недавних еще господ, провозгласивших, что у нас и сохранять совсем нечего. — См. примеч. к с. 85.


Рак В.Д. Комментарии: Ф.М.Достоевский. Дневник писателя. 1876. Апрель. Глава первая. II. Культурные типики. Повредившиеся люди // Ф.М. Достоевский. Собрание сочинений в 15 томах. СПб.: Наука, 1994. Т. 13. С. 464—467.
© Электронная публикация — РВБ, 2002—2019. Версия 3.0 от 27 января 2017 г.