С. 323. ...но не разбитием, будто бы, Черняева. Этак и Суворов был разбит в Швейцарии, так как принужден же был отступить... — 17 (29) октября 1876 г. турки нанесли окончательное поражение армии Черняева и открыли себе путь на Белград. Это означало проигрыш войны сербско-черногорской стороной. Достоевский необоснованно проводит параллель между поражением Черняева, вызванным неумелым руководством, и Швейцарским походом А. В. Суворова (1799), когда руководимая им армия вырвалась из окружения через снеговой перевал Панике в условиях метели, которая занесла все горные тропы, и без проводников.

С. 323. ...теперь в Петербурге иные будущие полководцы ~ «при невозможных обстоятельствах». — «Новое время» (1876. 24 окт.) в статье «Памфлет против Черняева» писало о ходившем по рукам памфлете в форме открытого письма одному из гласных Московской думы. Этот памфлет, по словам газеты, имел целью «выставить в самом невыгодном свете характер нашего последнего общественного движения и особенно деятельность генерала Черняева как главнокомандующего». Автор памфлета объявлял Черняева «третьестепенным военным деятелем», которому неумеренные похвалы вскружили голову, и, разбирая действия Черняева с

518

военной точки зрения, доказывал, что все они были ошибочными. Не называя имени автора, военного человека, газета иронически указывала, что он «никакой боевой деятельностью себя не заявил, а пробавлялся винным откупом и интендантскими заготовлениями»; кроме того, по словам газеты, он был «известен военными и общественными этюдами, производившими курьезностью своих заключений в некоторых кружках сенсацию».

...при невозможных обстоятельствах»... — в памяти Достоевского, по-видимому, контаминировались разные выражения из прочитанных им в октябре публицистических статей в газетах. Возлагая на «сербских шовинистов» ответственность за развязывание войны, В. А. Полетика обращался к ним со словами: «Ваша война была бессмысленною, безрассудною, невозможною» (Биржевые ведомости. 1876. 23 окт.); а в передовой статье «Русского мира» (1876. 17 окт.) говорилось о «необыкновенных обстоятельствах, при которых приходится русским людям действовать в Сербии».

С. 323. ...вспомнили бы они легенду о суворовской яме в Швейцарии... — Этот общеизвестный в XIX в. рассказ, вошедший во многие, в том числе весьма авторитетные книги, посвященные Суворову и войне 1799 г., а также передававшийся в устной традиции, был признан на основании сличения свидетельств участников похода одним из «многих <…> распущенных о Суворове вымышленных анекдотов» (Милютин Д. А. История войны 1799 года между Россией и Францией в царствование имп. Павла I. 2-е изд. СПб., 1857. Т. 2. С. 217;’Т. 3. С. 367, 493—495).

С. 323. ...из ямы, которую выкопала Черняеву в Сербии интрига... — О противодействии М. Г. Черняеву и настороженном отношении к русским добровольцам со стороны чиновников и некоторых членов сербского правительства, а также сербской интеллигенции неоднократно писалось в предшествующие месяцы в русской прессе. Затрагивался этот вопрос и в предыдущих выпусках «Дневника писателя» за 1876 г. (см. выше, с. 269—270, 275, 285—286). С начала октября слухи об интригах против Черняева усилились и стали особенно настойчивыми в дни, непосредственно предшествовавшие поражению, и сразу после него. Об этих слухах Достоевский собирался писать подробно, однако картина была неясной, ряд сенсационных сообщений оказался недостоверным, и, возможно, поэтому он не развил этого замысла.

С. 323. Восточный вопрос вступил во второй период свой ~ о съезде дипломатов. — После поражения, понесенного армией Черняева, князь Милан послал Александру II телеграмму, в которой просил его спасти Сербию от разгрома. 19 (31) октября русский посол Н. П. Игнатьев предъявил Турции ультиматум, содержавший требование прекратить в течение сорока восьми часов военные действия и заключить перемирие на срок от Шести недель до двух месяцев. В случае отказа Россия объявляла о намерении разорвать дипломатические отношения, и Н. П. Игнатьев начал демонстративно готовиться к отъезду. На следующий день Турция заявила о принятии условий ультиматума. В двадцатых числах октября в русскую печать проникли слухи о предполагаемом созыве международной конференции, строились предположения о месте ее проведения. Предложение о конференции выдвинули Александр II и А. М. Горчаков в беседе с английским послом Лофтусом после принятия Турцией русского ультиматума.

С. 323. ...опять дипломатия, к радости ее обожателей! — Имеются в виду газеты «Голос» и «Биржевые ведомости», выступавшие за решение Восточного вопроса посредством дипломатических переговоров.

С. 323. Ведь даже венгерцы писали ~ не смеем объявить нашу волю. — Пересказывая статью из венгерской газеты «Пештский Ллойд» от 15

519

октября 1876 г., «Новое время» (1876. 22 окт.) писало, что, по мнению этой газеты, «страх, внушаемый нам мадьярами, — главная причина, почему Россия медлит с решительными действиями против турок и выступает чересчур осторожно в сношениях с Портой».

С. 324. Теперь не пятьдесят третий год, и никогда, может быть, не было момента для России, в который враги ее бьли бы для нее безвреднее. — В 1853 г. началась Крымская война. Сравнение военного состояния России в 1853 и 1876 гг., а также сравнение ее вооруженных сил с силами потенциальных противников было частой темой в русской и иностранной печати. Она была поднята еще в июне, когда распространились слухи о возможности войны между Россией и Англией. В частности, русские газеты полемизировали с заявлением лидера оппозиции Гладстона в Палате общин 31 (19) июля, согласно которому Крымская война до такой степени поколебала могущество России, истощив ее людские резервы и финансы, подорвав ее кредит и международный авторитет, что в течение 20 лет не удалось восстановить довоенные позиции и потому царское правительство вынужденно проводило политику мира. В сентябре Достоевский обратил внимание на статью публициста «Голоса» Е. Л. Маркова «Идея и цифры» (Голос. 1876. 9 сент.), который указывал, что силу и го товность к войне русской армии определяют не столько бюджет страны и вооружение, сколько моральные и идейные факторы, а также «изумитель ная выносливость» и «спартанская умеренность» русского солдата.

С. 324. Но Болгария ~ А болгар между тем будут все резать да резать... — В октябре в прессе неоднократно появлялись сообщения о возобновлении массовых убийств мирного населения в Болгарии. Корреспондент «Московских ведомостей» писал, например, из Бухареста: «Ужасная драма готовится разыграться в той стране, где еще не засохла невинно пролитая кровь» (Московские ведомости. 1876. 7 окт.).

С. 324. ...надобно же будет Порте доказать своим софтам, что не из трусости приняла она ультиматум... — Софты (или софта) — слушатели медресе (духовных училищ), наиболее фанатичные и реакционно настроенные представители турецкого национализма. Русские газеты в эти дни часто сообщали о националистических выступлениях софтов и об их влиянии на политику Турции.

С. 324. А против Черняева раздались-таки голоса... — Внимание Достоевского привлекла передовая статья «Биржевых ведомостей» (1876. 21 окт.), в которой была подвергнута резкой критике вся деятельность М. Г. Черняева в Сербии. Статья вызвала бурю возмущения в петербургской прессе. Большинство газет взяли Черняева под защиту. «Новое время», также выступившее на его стороне, поместило в подборках «Среди газет и журналов» многочисленные выдержки, в которых Черняева не только оправдывали, но и объявляли народным героем (Новое время. 1876. 22, 23, 26 окт.).

С. 324. «Петербургская газета» ~ публика от них отвернется... — В редакционной статье «По поводу дерзкой брани на М. Г. Черняева в „Биржевых ведомостях“» (Петербургская газета. 1876. 22 окт.) говорилось, что В. А. Полетика, редактор «Биржевых ведомостей», «глубоко оскорбил русское народное чувство, бросив ком грязи в нашего любимого народного героя М. Г. Черняева». В статье решительно отвергался вывод «Биржевых ведомостей», что Черняев «оказался неизмеримо ниже той громадной задачи, за решение которой взялся с таким преступным легкомыслием». В заключение «Петербургская газета» рекомендовала читателям выказать пренебрежение к «Биржевым ведомостям» и тем самым продемонстрировать, что русское общественное мнение нельзя оскорблять безнаказанно.

520

С. 325. ...как какой-нибудь кондотьери полетел в приключения. — Кондотьери (ит. condottiere) — предводитель дружины наемников в Италии в XIV—XV вв.; в переносном значении: человек, готовый ради выгоды выступить на любой стороне. Защищая Черняева, «Петербургская газета» вспомнила сравнение его с кондотьери, пущенное Г. К. Градовским (Голос. 1876. 30 мая), вызвавшее полемику (Новое время. 1876. 1 июня; Голос. 1876. 6 июня) и, по словам газеты, встреченное «пренебрежительно».

С. 325. ...«столько сил уходит на такое средневековое, так сказать, дело, тогда как, например, школы»... — Г. А. Ларош (1845—1904), публицист и музыкальный критик, в статье «Литература и жизнь» (Голос. 1876. 7 окт.) утверждал, что не война, а внутреннее развитие должно стать главной заботой России. «Пусть наши кошельки, —- писал он, — наконец-то открывшиеся на дело общее, гражданское, на дело славян, не закроются и не оскудеют, когда придется жертвовать на наши школы, когда придется вспомнить о горестном положении наших дорог, об эпидемии пожаров, о тысяче бед, все еще тяготеющих над Россией...»

С. 325. Нападающие на Черняева кричат ~ что значит выгода... — Через день после того, как в «Биржевых ведомостях» был подвергнут резкой критике М. Г. Черняев, В. А. Полетика опубликовал столь же резкую статью, в которой говорилось, что «за необдуманное, не соображенное ни со средствами, ни с обстоятельствами объявление войны Сербией Турции пришлось расплачиваться кровью русских добровольцев». Объясняя причину, почему Россия не послала своих войск в Сербию, он писал: «Русская армия, двигающаяся по велению главы государства, может являться только там, куда ее призывают собственная честь и интересы России» (Биржевые ведомости. 1876. 23 окт.). В полемическом ответе «Новое время» (1876. 24 окт.) выговаривало В. А. Полетике: «Вы ровно ничего не понимаете в этой борьбе; вы считаете ее такою же борьбою, какая происходит на бирже и где результаты повышения или понижения немедленно получаются и притом для всех обязательны <…> Вы выставляете движение добровольцев каким-то бессмысленным и безумным. Но русские люди знали, зачем они шли, знали, какие жертвы они приносили и во имя чего. Вы оскорбляете их чувства, говоря, что их кто-то толкал. Их толкала не слава, не нажива, а чувство великодушия, чувство братства. В истории народов такие моменты нередки и составляют народную славу, народную гордость и честь, ими закладывается прочный фундамент братства и солидарности народов, закладывается ими неизмеримо прочнее, чем биржевыми, банковыми и другими спекуляторскими международными подвигами».


Рак В.Д. Комментарии: Ф.М.Достоевский. Дневник писателя. 1876. Октябрь. Глава вторая. I. Новый фазис Восточного вопроса // Ф.М. Достоевский. Собрание сочинений в 15 томах. СПб.: Наука, 1994. Т. 13. С. 518—521.
© Электронная публикация — РВБ, 2002—2019. Версия 3.0 от 27 января 2017 г.

Загрузка...
Loading...
Loading...
Loading...