ДНЕВНИК ПИСАТЕЛЯ. 1881

С. 472. Финансы ~ Неужели и я экономист, финансист? ~ А что теперь поветрие на экономизм в том нет сомнения.— В записной тетради Достоевского 1880—1881 гг. тема «Финансы» выделена многократными пометами на полях как одна из самых важных. Вопрос о кризисном состоянии отечественных финансов постоянно находился в центре внимания российской периодической печати второй половины 1880 — начала 1881 гг. В передовых многочисленных статьях по экономическим вопросам, фельетонах обсуждалось экономическое положение страны и наперебой предлагались всевозможные меры для преодоления кризиса. (См., например: С.-Петерб. ведомости. 1880. 3, 19, 21, 22, 30 и 31 октября. №№ 272, 288, 290, 291, 299 и 300; 29 ноября. № 329; Рус. ведомости. 1880. 7 октября. № 255; Нов. время. 1880. 2 ноября. № 1682; Новости и биржевая газета. 1880. 7, 13 и 28 ноября. №№ 296, 302 и 317; 3, 4, 6 и 7 декабря. №№ 322, 323, 325 и 326 и др. См. также: Финансовые итоги последних лет // Отеч. зап. 1880. № 2. С. 223—238; Бунге Н. X. Заметка о настоящем положении нашей денежной системы и средствах к ее улучшению // Сборник государственных знаний. СПб., 1880. Т. VIII. С. 86—127; Погребинский А. П. Финансовая политика царизма в 70—80-х годах XIX в. // Исторический архив. 1960. № 2. С. 130—144 (публикация докладной записки Н. X. Бунге Александру II от 20 сентября 1880 г.); Блиох И. С. Финансы России XIX столетия. История — Статистика. СПб., 1882. Т. II. С. 205—282).

С. 472. Теперь все экономисты. Всякий начинающийся журнал смотрит экономистом и в смысле этом рекомендуется. — Так, в программном вступлении А. А. Навроцкого к № 1 начавшего выходить в 1879 г. «журнала литературы, политики и науки» «Русская речь» утверждалось: «Каждый серьезный журнал ставит себе целью разъяснение политических, экономических, финансовых и иных вопросов, целесообразное разрешение которых составляет насущную потребность общества и государства» (Навроцкий А. А. Об издании журнала «Русская речь» // Рус. речь. 1879. № 1. С. 3). В 1879—1880 гг. в «Русской речи» систематически печатались большие статьи на экономические и финансовые темы. В первом номере «учено-литературного журнала» «Мысль», который начал издаваться в 1880 г. Н. П. Вагнером, была помещена статья «Зависимость экономического благосостояния от воззрений на мир (Социологический этюд)». В «журнале научном, литературном и политическом» «Русская мысль», начавшем выходить в том же 1880 г., печаталось исследование И. Иванюкова «Синтез учений об экономической политике» (№№ 2—3, 9).

С. 472. ...которые говорили тогда, в семьдесят шестом и седьмом годах что Восточный вопрос одно баловство и фикция... — Ср.: Дневник писателя, 1876, июль, гл. 2, § III; декабрь, гл. 2, § IV; 1877, апрель, гл. 1, § 1.

762

С. 473. Все русские Ферситы ~ были тогда страшно оскорблены в своих лучших чувствах. — Ферсит (Терсит) — персонаж «Илиады» Гомера. Безобразный, злоязычный и трусливый Ферсит выступает против Агамемнона, обвиняя его в своекорыстии, и призывает ахеян отказаться от завоевания Трои и возвратиться домой.

С. 473. ...берлинская конференция. — Заседания созванного по инициативе Австро-Венгрии и Англии Берлинского конгресса (13 июня— 13 июля 1878 г.) закончились подписанием трактата, который пересматривал в ущерб России условия Сан-Стефанского мирного договора, завершившего русско-турецкую войну 1877—1878 гг.

С. 473. ...«не увенчано здание». —. Выражение «увенчать здание» (франц. «couronner l’édifice») в смысле «предоставить широкие демо­кратические права и политические свободы» получило распространение в период правления французского императора Наполеона III, неоднократно употреблявшего его в своих программных выступлениях. Так, 14 февраля (н. ст.) 1853 г. на открывшейся в Тюильри законодательной сессии он заявил: «Тем, кто сожалеет, что свободе не была предоставлена большая доля, отвечу: свобода никогда еще не способствовала основанию прочных политических зданий: она венчает их, когда время их уже упрочило» (см.: Грегуар Л. История Франции в XIX веке. М., 1896. Т. 3. С. 541). Ср. в письме Наполеона III к государственному министру Э. Руэ (январь 1867 г.): «... я не потрясаю почвы <...) я ее упрочиваю еще более <...> обеспечивая законом гражданам новые гарантии, довершая наконец увенчание здания, воздвигнутого национальною во­лею» (Голос. 1867. 13(25) января. № 13). В России конца 1870-х — начале 1880-х гг. это выражение употреблялось как эвфемистическое наименование введения конституционного правления. И. С. Аксаков, счи­тавший наиболее целесообразным осуществление «общего уездного местного самоуправления», в первом номере своего нового журнала «Русь» с иронией писал о либералах — сторонниках конституции: «Мы исследуем, допрашиваем, неотступно пытаем ответа: „Как быть? Что делать? Куда идти?" <...> „венчать здание",— слышится иногда в ответ. „Венчать здание",— повторяют и нам некоторые наши почтенные корреспонденты и подписчики.

Венчать здание! Да венчать-то нечего! Здания-то еще никакого нет! То есть здания, вполне возведенного и довершенного <...>

Неужели не уразумели, что строят здание не сверху, а снизу вверх; что, решая задачу самоуправления для уезда <...> потрудимся для всего нашего будущего государственного и общественного строя?» (Русь. 1880. 15 ноября. № 1. С. 6).

С. 473. ...несколько белых жилетов... — Выражение «белые жилеты», означающее «либералы», возникло, вероятно, в связи с модой на белые жилеты с широкими отворотами «в стиле Робеспьера», распрострет ненной во Франции 1793 г. среди якобинцев и им сочувствовавших (см.: Grand dictionnaire universel du XIX siècle. Par Pierre Larousse. Paris, s. a. T. 8. P. 1256).

С. 474. Мы верно уж поладим, // Коль рядом сядем. — Цитата из басни И. А. Крылова «Квартет» (1811).

С. 475. ...«мы, образуя их, будем их постепенно возносить до себя и научим народ его правам и обязанностям». — Имеется в виду статья А. И. Введенского (постоянно полемизировавшего с Достоевским в «Литературном отделе» газеты «Страна»), посвященная «Дневнику писателя» 1880 г., в которой либеральный критик, резко обвиняя Достоевского в «извращении фактов <...> жизни», утверждал: «...народ нуждается  просто  в умственном  развитии, которое не  придет (как н

763

пришло веками) иначе, как при другом, лучшем устройстве нашего общественного быта; тогда он, действительно, разовьет высокие нравственные иды, зачатки которых есть в его жизни <...> Но эти зачатки зарыты целой грудой исторически наслоенных извращений, от которых он не избавится без изменения своего быта не в сторону терпения, всепрощения смиренномудрия, а в сторону понимания своих человеческих прав и обязанностей <...> Пора бы узнать г-ну Достоевскому, что и нравственные идеалы не валятся с неба <...> а воспитываются в обществах» (Введенский Арс. Литературный отдел («Дневник писателя». Единенный выпуск на 1880 г. Август) // Страна. 1880. 17 августа. № 64 5—6).

С. 475. «Русское общество не может-де пребывать в уездной кутузке вместе с рванным народом, одетым в национальные лапти». — В одном своих обзоров «Журналистика» ведущий публицист «Молвы» Г. К. Градовский (печатавшийся под псевдонимом «Грель»), выступавший против идей Достоевского-публициста и выдвинутой «Русью» программы уездного земского самоуправления, писал, намекая на то, что С. Аксаков некоторое время занимал пост председателя правления Московского купеческого общества взаимного кредита: «...во всей аксаковской „Руси“ ничего нет, кроме пошлой, туманной фразеологии, высопарных распинаний и „печалований с народом“, которые в мире действительности сводятся на то, чтобы г-н Аксаков учитывал векселя в европейском банке, а русское общество пребывало в уездной кутузке вместе с оборванным народом, одетым в национальные лапти и в серый арестантский зипун <...> Происходит какая-то предосудительная игра в народничество — на счет народа, в национальность и самобытность — на счет национальности и самобытности» (Молва. 1880. 19 декабря  № 350). В передовой от 3 января 1881 г. Аксаков характеризовал этот выпад Градовского как свидетельство «тайного презрения к нашему простому народу, скрытого высокомерного аристократизма западника-либерала». «Можно ли в самом деле, да и интересно ли интеллигентному либералу возиться с оборванным мужиком, да еще обутым в лапти!.. „Либералу“ прилично только благодетельствовать ему сверху, навязывая „национальным лаптям и серому зипуну“ свои благодеяния силою, — благодеяния, согласные с требованиями „общеевропейской науки”, хотя бы и несогласные с требованиями „национальной жизни“! <…> Невежды и лицемеры! Они только компрометируют и науку, и идею свободы!..» — восклицал Аксаков (Русь. 1881. 3 января. № 8. С. 3).

С. 475. А народ опять скуем! — Строка из стихотворения неизвестного автора, которое появилось, по-видимому, в конце 1870-х или 1880 гг.— в период повсеместных слухов и толков о предстоящем введении конституционного правления. В бумагах Достоевского сохранился следующий текст:

ГОСПОДЧИНА

Нет, довольно уж обманов,
Да и ждать мы не хотим,
Пошатнулся Дом Романов,
«Конституцию!» — кричим.
Бабу вздорную мы эту
Из Европы привезем,
Подведем царя к ответу,
А [крестьян] народ опять скуем!
(ИРЛИ, ф. 100, № 29493)
764

A. С. Суворин вспоминал о Достоевском; «Конституцию он называл „господчиной“ и уверял, что так именно называют ее мужики в разных местах России, где ему случилось с ними говорить. Еще на Пушкинском празднике он продиктовал мне небольшое стихотворение об этой „господчине“, из которого один стих он поместил в своем „Дневнике“, вышедшем сегодня <...> Он был того мнения, что прежде всего надо спросить один народ, не все сословия разом, не представителей от всех сословий, а именно одних крестьян» (Незнакомец. Недельные очерки и картинки. О покойном // Нов. время. 1881. 1 февраля. № 1771; см. также: Ф. М. Достоевский в воспоминаниях современников. М.,1964. Т. II. С. 420). В записной тетради 1880—1881 г. Достоевский замечал, обращаясь к своим оппонентам-либералам: «Ваше увенчание здания, про которое народ уже слышал и прямо окрестил названием: „господчиной“» (XXVII, 44). В «Новом времени» слово «господчина» употреблялось в значении «земство»: «Между крестьянством, с одной стороны, и земством — „господчиной“, „купетчиной“ и администрацией — с другой — возникают те антигосударственные отношения, которые даже теперь, в зачатке, уже довольно явственны, а для будущего грозят затруднениями. Крестьянство все более и более уходит в себя, отделяется, становится в сторону от земства» (Молчанов А. На сенаторской ревизии. III. В Саратове // Нов. время. 1880. 31 декабря. № 1739);«Недаром крестьянин окрестил земство метким прозвищем „господчины“. Он, действительно, в земстве не равный с равными, неполноправный советник, а крепостной своего начальства, заседающего тут же и имеющего полную возможность покарать его, если бы он осмелился свое суждение иметь» (Интеллигенция и темные люди в земстве // Нов. время. 1881. 8 января. № 1747). И. Л. Волгин высказал предположение, что негодование Достоевского на «семинаристов», будто бы желающих «устранить» народ (см.: XV, 254) или «сковать» его, обращено в первую очередь против Г. З. Елисеева и его жены Е. П. Елисеевой, с которыми Достоевский встречался в Эмсе в 1876 г. (см.: Волгин И. Последний год Достоевского. Исторические записки. Изд. 2-е, доп. М., 1991. С. 87—92).

С. 476. ...в исторический-то роман ~ ударилась... — Среди массы исторической беллетристики, публиковавшейся в периодике 1880 г., наиболее заметны были: «Великий раскол. Историческая повесть» Д. Л. Мордовцева (Рус. мысль. 1880. №№ 1—8), роман Е. А. Салиаса «Петербургское действо» (там же. №№ 4—5, 9—12), «Род князей Зацепиных. Исторический роман» А. Шардина (П. П. Сухонина) (Рус. речь. 1880. №№ 5—12), рассказ Г. П. Данилевского «На Индию при Петре I» (Вестн. Европы. 1880. № 12). В том же 1880 г. отдельными изданиями вышли роман Е. П. Карновича «На высоте и на доле. Из сказаний XVII века», «Соловецкое сидение. Историческая повесть из времен начала раскола на Руси» Д. Л. Мордовцева, «Царь-девица. Роман-хроника XVII в.» B. С. Соловьева. В обзоре «Русские исторические романы и повести нашего времени» А. И. Введенский отмечал: «„Исторический роман“ „историческая повесть“, „исторический рассказ“, „историческая хроника“... Вот вещи, которыми уснащается торжественное шествие современной русской литературы. Исторические романы пишутся теперь и историками, и публицистами, и художниками-романистами, печатаются всюду, начиная с газет и кончая большими журналами, читаются всеми. И при всем том едва ли какой-нибудь род литературы когда-либо и где-либо был в более неприглядном состоянии. В массе „исторической“ беллетристики, завладевшей даже иллюстрированными журналами, немногое найдется, что выделялось бы из самой посредственной

765

посредственности» (Страна. 1880. 14 декабря. № 98. С. 7—8). Аналогичные суждения содержатся и в обзоре А. В. Круглова (см.: Русский. Новости текущей журналистики // Россия. 1880. 19 декабря. № 94).


Берёзкин А.И. Комментарий:Ф.М.Достоевский. Дневник писателя. 1881. Январь. Глава первая. I. Финансы. Гражданин, оскорбленный в Ферсите. Увенчание снизу и музыканты. Говорильня и говоруны // Ф.М. Достоевский. Собрание сочинений в 15 томах. СПб.: Наука, 1995. Т. 14. С. 762—766.
© Электронная публикация — РВБ, 2002—2019. Версия 3.0 от 27 января 2017 г.