РВБ: Неофициальная поэзия. Версия 2.99s от 23 ноября 2008 г.

СВЕТА ЛИТВАК

ПРО ДОЖДЬ

Дождь какой за окнами... Да что ты,
Оставайся здесь на эту ночь.
Ты поверь, я в общем-то не против,
Да и ты, наверное, не прочь.

Утром в путь далёкий собираться,
Может и увидимся, как знать.
Но не можем мы с тобой расстаться, —
Дождь идёт за окнами опять.

— Что ты, что ты, что ты, что ты, что ты!
Ничего не надо говорить.
Просто мы зависим от погоды,
Дай-ка лучше спичек — закурить.

Ты поверь, я в общем-то не против,
Да и ты, наверное, не прочь.
Дождь какой за окнами... Ну что ты!
Оставайся здесь на эту ночь.

* * *

Не хватает благородства,
Не хватает чистоты,
Примесь скотства, сумасбродства
И душевной пустоты.

О еврейское начало,
Русский матерный конец!
Вас природа создавала
Как творения венец.

Но смешались безрассудно
Вкривь и вдоль и поперек,
Петь красиво очень трудно
Разнозвучье нотных строк

И раздвоенные ноты.
И теперь во мне одной
Два народа сводят счеты
Меж собою и со мной.

1987

* * *

— Моня, мальчик, я серьезно, —
  Я сегодня увидала,
  Как пылало небо грозно,
  В туче молния сверкала.

— Что ты, мама, — перед нами
  Жизни новые приметы,
  Рассыпается огнями
  Тело праздничной ракеты.

— Мальчик мой, не веря слуху,
  Сомневаться привыкаю.
  Ты не слышишь? — Мертво, глухо
  Наши песни умолкают...

— Полно, мама, — и природа
  Их не в силах уберечь.
  Наша песня — враг народа,
  Сионизм — родная речь.

— Милый мальчик, той весною
  Пятый год тебе пошел,
  Но беседуя со мною,
  Ты свой возраст превзошел.

— Мама, милая, ну что ты,
  Мне уже двадцатый год.
  Полувыцветшее фото
  Крепко держит переплет:

  В майской праздничной колонне
  Мы счастливые стоим.
  В рамке — Ленин, рядом Моня,
  Мама Ева, папа Фим.

1988

* * *

Если дома негде поставить пианино,
фортепьяно, гармони, рояли,
можно пригласить музыкального мужчину —
Михаила, Петра, Николая.

Как бы ни просили показать с балкона
Семены, Антоны, Иваны —
клавиши литые, гнутые софоны,
ипки, лалайки, аяны, —

лучше бы носили с лестницы на крышу
проволоку, ящики, фанеру.
Только заиграю, обернусь и вижу
Сашу, Сережу, Валеру.

* * *

Два стула у стола, развернутые спинкой,
Задвинутая в стул сутулая спина,
Неловко по слогам стекала на ботинки
Навязчивая сласть дешевого вина.

Сутулая спина, придвинутая спинкой,
Избыточная часть дешевого вина
Стекала по ногам на новые ботинки,
Два шага от стены, полметра до окна.

Чуть дальше от окна, развернутые спинкой,
Два стула у стола, сутулая спина,
Размеренно текла, слипаясь на ботинках,
Навязчивая власть дешевого вина.

Неловко по слогам кончалась вечеринка,
От липкого стола пол-литра до окна,
Сутулая спина, изогнутая спинка,
Дешевое вино стекало по ботинкам.

1992

* * *

Где голос — лед, а месяц — весть,
Сентябрьским днем пасмурно пусть,
Воду не пьет лиственный плеск —
Сжал ледяной ветра укус.

Спит в полутьме ветреный свет,
Воздухом так просто дышать,
Горстью монет лица в листве,
Вьется душа мимо собак.

Вниз уходя, небо дрожит —
Облачный страх суть впереди.
Что для тебя тайная жизнь? —
Парочку астр мне подари.

1993

* * *

Тяжелый раз, тяжелый два,
И сразу — перед вами —
Туманный свод, железный сад
Зеркальными углами.

Неясные лучи зари
Внезапно озарили
Тяжелый три, игорный дом
И призрачный четыре.

Табачный дым, игорный дом,
Мракжар неуязвимый,
Тяжелых рыб зеркальным дном
Видны неуловимы.

Глазами рыб туманных вод
Зеркально отразили
Железных масок хоровод
И призрачных четыре.

Зеркальный дым стоит столбом.
Уверенней и громче —
На первом лошадь на втором
Столбом на третьем лошадь.

Внезапные лучи зари,
Мерцая, угасали.
Тяжелый дым табачным дном,
Усталыми глазами.

Железный сад, туманный свод
Неясными углами.

* * *

Ленивая тень, выползая из мрака,
Слабеет и видится мутно.
На каменном дне голубая каряка,
Лежит затонувшее судно.

Каленый кусок перламутровой глины,
Разбитое тело Боспора.
К шершавому донцу пустого кувшина
Приклеилась черная втора.

Воинственный ветер колышется душно,
Песок высыпая из шлема.
Двумя полосами по ровному сушню
Проехался древний лемеш.

На мягком покое льняных полотенец
Руками на длинной рубахе —
То белая мятна, то ясный сергеец,
То хладная кровь на губах.

© Тексты — Авторы.
© Составление — Г.В. Сапгир, 1997; И. Ахметьев, 1999—2016.
© Комментарии — И. Ахметьев, 1999—2018.
© Электронная публикация — РВБ, 1999—2018.
РВБ
Загрузка...