Пожалуйста, прочтите это сообщение.

Обнаружен блокировщик рекламы, препятствующий полной загрузке страницы. 

Реклама — наш единственный источник дохода. Без нее поддержка и развитие сайта невозможны. 

Пожалуйста, добавьте rvb.ru в белый список / список исключений вашего блокировщика рекламы или отключите его. 

 

×


Очерк истории Украины (стр. 200).

Очерк истории Украины задуман был Пушкиным вскоре после окончания поэмы «Полтава». Самым ранним свидетельством об интересе его к этой теме является письмо М. П. Погодина от 29 апреля 1829 г. к С. П. Шевыреву: «Пушкин собирается писать историю Малороссии» («Русский архив», 1882, № 5, стр. 80—81).

Трудно сказать, на основании каких именно первоисточников Пушкин предполагал писать весною 1829 г. «Историю Малороссии», но осенью этого года, благодаря содействию М. А. Максимовича, он уже располагал одним из редких списков еще неопубликованной замечательной исторической хроники, известной под названием «История Руссов». Хроника

394

эта, ошибочно приписывавшаяся в течение многих лет Георгию Конискому, архиепископу Белорусскому, впервые опубликована была только в 1846 г., но уже в 1830 г. ее широко использовал во втором издании своей «Истории Малой России» Д. Н. Бантыш-Каменский. Разумеется, после выхода в свет этого труда замысел Пушкина утрачивал ту большую научную и литературную значимость, которая связывалась с ним прежде. На время Пушкин как будто бы отказывается от своего плана «Истории Украины», но, как свидетельствуют материалы его архива, вновь возвращается к этому замыслу в 1831 г.

Дата эта определяется водяными знаками бумаги («А. Г. 1830» и «А. Г. 1831»), использованной Пушкиным для наброска нескольких страниц французского текста о древнейшем периоде истории Украины — от эпохи расселения на ее территории славянских племен до первого нашествия татар.

Ключ к расшифровке этого чернового текста дает другой набросок Пушкина, представляющий собою, как мы устанавливаем, схему периодизации того очерка истории Украины, над которым работал Пушкин в 1831 г. Связь французских набросков истории Украины с русским ее планом подтверждается их тесной тематической и композиционной связью. На первый же вопрос, который ставится в плане («Что ныне называется Малороссией?»), Пушкин отвечает в своем французском наброске («Sous le nom d’Ukraïne ou de Petite-Russie 1’on entend» и пр.).

Периодизация истории Украины, предлагаемая в схеме Пушкина, не оставляет никаких сомнений в том, что он опирался на рукописную «Историю Руссов», а не на «Историю государства Российского» Н. М. Карамзина или «Историю Малой России» Д. Н. Бантыша-Каменского. Оба эти предшественника Пушкина, отрицая возможность завоевания Гедимином Киева и Северских городов, относили Литовское владычество к более позднему времени. Пушкин же принимал точку зрения автора «Истории Руссов», описывавшего «приход Гедимина в пределы Малороссийские» еще в 1320 г. Для Бантыша-Каменского гетманат Сагайдачного, «обнажившего в 1618 г. меч свой против соотечественников», отнюдь не является вехой истории Украины. Пушкин же, вслед за автором «Истории Руссов», целый исторический период именует: «От Сагайдачного до Хмельницкого».

395

Чем, однако, мотивируется возвращение Пушкина в 1831 г. к планам «Истории Украины» и к материалам «Истории Руссов», да к тому же еще в набросках, писанных на французском, а не на русском языке? Ответ может быть только предположительным. Именно летом 1831 г., в разгар польского восстания, когда началась компания французской и английской прессы, требовавшей вооруженного вмешательства западноевропейских держав в русско-польскую войну, Пушкин создает такие произведения, как «Бородинская годовщина» и «Клеветникам России». В середине июля 1831 г. Пушкин обращается с известным письмом к шефу жандармов Бенкендорфу (подлинным адресатом этого письма был, конечно, Николай I), в котором развивает широкий план организации силами русской литературной общественности контрудара по западноевропейским «клеветникам, врагам России».

В числе публикаций, задуманных Пушкиным для отражения нападок на Россию, должны были занять место и материалы, характеризующие историческую несостоятельность притязаний польских националистов на Украину. Ведь именно об этом речь шла и в «Бородинской годовщине»:

Куда отдвинем строй твердынь?
За Буг, до Ворсклы, до Лимана?
За кем останется Волынь?
За кем — наследие Богдана?

Разумеется, борьбу с агрессивной зарубежной печатью рациональнее всего было бы вести не на русском, а на наиболее распространенном в Западной Европе французском языке, чем и объясняется французский текст очерка истории Украины, над которым работал Пушкин.

Взятие Варшавы в августе 1831 г. и последовавшая затем быстрая ликвидация всех очагов восстания в Польше и в Литве сделали ненужным начатый Пушкиным исторический очерк. Интересно, однако, что в 1836 г., комплектуя первую книжку «Современника», Пушкин в свой широко развернутый разбор «Сочинений Георгия Кониского» включает несколько замечательных страниц той самой «Истории Руссов», которой он вдохновлялся, задумывая свою «Историю Украины».

Ю. ОКСМАН


Воспроизводится по изданию: А. С. Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах. М.: ГИХЛ, 1959—1962. Том 7. История Пугачева, Исторические статьи и материалы, Воспоминания и дневники.
© Электронная публикация — РВБ, 2000—2019. Версия 5.0 от 1 декабря 2016 г.

Загрузка...
Загрузка...