О сотнике Сухорукове (стр. 365).

Записка Пушкина условно датируется июлем 1831 г., так как уже 29 августа этого года шеф жандармов А. X. Бенкендорф сообщил поэту о передаче его записки военному министру А. И. Чернышеву и об ответе последнего. «Граф Чернышев отвечал мне на сие, что акты, о коих упоминает сотник Сухоруков, никогда не были его собственностью, ибо они собраны им из архивов войска и из других источников, по приказанию и направлению его, графа Чернышева, что акты сии, как принадлежащие к делам Комитета об устройстве Войска Донского, никак не могли утратиться, но должны быть в виду начальства, и что, наконец, он находит со стороны сотника Сухорукова не только неосновательным, но даже дерзким, обременять правительство требованием того, что ему не принадлежало и принадлежать не может».

452

В бумагах Пушкина сохранилась краткая автобиография В. Д. Сухорукова, положенная в основание печатаемой выше записки.

Сухоруков Василий Дмитриевич (1795—1841) — сотник лейб-гвардии Казачьего полка, историк, издавший совместно с декабристом А. О. Корниловичем альманах «Русская старина» (1824). Осведомленный Рылеевым и Бестужевым о деятельности тайного общества, Сухоруков формально членом последнего все же не состоял, ввиду чего репрессии в отношении его ограничились запрещением проживать в Петербурге и подчинением полицейскому надзору. Пушкин познакомился с Сухоруковым в 1829 г. на Кавказе и писал о нем в пятой главе «Путешествия в Арзрум» (см. т. 5). На одну из его статей Пушкин сочувственно сослался в примечаниях к «Истории Пугачева», а в марте 1835 г. пригласил Сухорукова участвовать в «Современнике», упомянув о его «дельных, добросовестных и любопытных произведениях».


Воспроизводится по изданию: А. С. Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах. М.: ГИХЛ, 1959—1962. Том 7. История Пугачева, Исторические статьи и материалы, Воспоминания и дневники.
© Электронная публикация — РВБ, 2000—2019. Версия 5.0 от 1 декабря 2016 г.