201. П. А. Осиповой.

L’Empereur m’a reçu (Император меня принял) — других свидетельств Пушкина о его приеме Николаем I не сохранилось. В интересах Николая было «простить» Пушкина и тем произвести благоприятный эффект в обществе, находившемся под гнетущим впечатлением казней и ссылок декабристов. Несколько позднее шеф жандармов Бенкендорф писал Николаю: «Пушкин... порядочный шалопай, но если удастся направить его перо и его речи, то это будет выгодно».

464

По воспоминаниям современников, аудиенция продолжалась около двух часов. Пушкин не скрывал своих убеждений и заявил, что 14 декабря был бы вместе с восставшими. Николай, угадав безрезультатность по отношению к Пушкину тактики запугивания, разыграл перед поэтом роль патриота и государственного человека, обещал Пушкину освободить его от цензуры и быть его «цензором». По позднейшему сообщению Николая, Пушкин под конец дал ему честное слово «сделаться другим». Не без демагогического умысла царь сказал по поводу аудиенции, что «долго говорил с умнейшим человеком в России». Временные иллюзии Пушкина отразились в стихотворении 1826 г. «Стансы» («В надежде славы и добра...»); с течением времени они в значительной мере рассеялись. Обнаружилась фиктивность свободы — как в плане личном, так и творческом. Тягостная зависимость все отчетливее осознавалась Пушкиным и все больше его угнетала. Ср. письма 210, 211, 213, 218, 303, 579, 581, 584, 596.

Les fêtes (празднества) — по случаю коронации.

М-lles Annettes (Обе м-ль Анеты) — А. Н. и А. И. Вульф, проводившие лето в с. Малинники.


Воспроизводится по изданию: А. С. Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах. М.: ГИХЛ, 1959—1962. Том 9. Письма 1815–1830.
© Электронная публикация — РВБ, 2000—2019. Версия 5.0 от 1 декабря 2016 г.