× Майков 2.0: самый самобытный российский автор XVIII столетия, поэт, драматург, сатирик, произведения которого потомки находили «низкими и грубыми», а Пушкин — «уморительными».


435. А. Н. ПЛЕЩЕЕВУ

2/14 октября 1875. Париж

Париж. 14 октября.

Любезный друг Алексей Николаевич. Извините, что до сих пор не ответил на Ваше письмо 1. Париж такой дурацкий город, что не понимаешь, куда время уходит. Я здесь ни за какую работу не мог взяться, так и просидел без дела, хотя большую часть вечеров все-таки проводил дома: после позднего обеда как-то ничего на ум не идет.

Очень Вам благодарен за сочувственный отзыв об «Сне в летнюю ночь». Только мне кажется, что Вы не совсем правильно тут видите протест против юбилеев2. Вся эта статья задумана ради 2-й ее части, т. е. речи учителя. Я положительно не вижу отрицательного отношения к мужику в этой речи, а то, что Вам кажется отрицательным, есть не что иное, как уступка цензурным требованиям. Я думал написать ряд параллелей: с одной стороны — культурные люди, с другой — мужики. «Сон» есть начало таких параллелей. Не знаю, скоро ли буду продолжать и даже буду ли, но, во всяком случае, — вот моя мысль. Вообще за границей мне худо пишется, замечаю сам что-то подневольное и разжеванное. Может быть, это оттого, что гостиницы не представляют никаких удобств, а может быть, и оттого, что болезнь действует. Ежели последнее, то дело плохо. Я замечаю, что память у меня необыкновенно ослабела.

С Тургеневым виделся раз шесть. Два раза был у него в Буживале, затем он был у меня. Живет он как принц крови. Прелестная дача и громадный парк. Он хотел меня представить семейству Виардо, но так как для этого надо ехать в Буживаль обедать, а обедают здесь в 7 часов, то я уклонился нездоровьем. К сожалению, я не мог познакомиться с Золя, которого нет в Париже, и приедет не раньше конца октября, когда уже меня здесь не будет. Взамен того я имел удовольствие слушать у Тургенева новую комедию гр<афа>

214

Соллогуба, такую пошлость и подлость, что со мной сделалось что-то вроде истерики, и я не помню сам, что я наговорил этому сукину сыну. Довольно сказать, что он сам испугался, и предлагал мне сжечь свой манускрипт, и в заключение просил меня поцеловать его в знак прощения. 3. Может быть, это была с моей стороны и глупая выходка, но Вы по этому можете судить, в какой степени болезнь развила во мне раздражительность. Тут выставлен нигилист, который ворует. А замечательней всего, что Соллогуб просил Тургенева непременно пригласить меня для слушания. Вот до чего могут быть тупы люди. Я же думал, что будет нечто вроде «Беды от нежного сердца» 4.

Не знаю, читали ли Вы романы братьев Гонкуров (один, впрочем, умер, остался другой, наиболее, впрочем, талантливый). Я читал один «Lacérteux» 5, и он мне понравился. Золя об нем в сентябрьской книжке «Вестника Евр<опы>» статью написал, которую я хотя и не читал, но из которой Вы почерпнете полезные сведения о деятельности Гонкуров 6. По моему мнению, вполне переводить их романы не стоит, а извлечения были бы очень занимательны. Вот бы Вы взяли на себя эту работу 7.

Я уезжаю из Парижа 20-го числа нов. ст. Заеду на 1 день в Лион и несколько дней пробуду в Марсели; потом отправлюсь на зимовку в Ниццу. Без ужаса не могу себе представить, что еще больше 7 месяцев придется пробыть за границей.

Прощайте, поцелуйте от меня детей и кланяйтесь тем, кто обо мне помнит.

Весь Ваш
М. Салтыков.


Салтыков-Щедрин М.Е. Письма. 435. А. Н. Плещееву. 2/14 октября 1875. Париж // М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в 20 томах. М.: Художественная литература, 1976. Т. 18. Кн. 2. С. 214—215.
© Электронная публикация — РВБ, 2008—2019. Версия 2.0 от 30 марта 2017 г.

Загрузка...
Loading...
Loading...
Loading...