1213. Н. А. БЕЛОГОЛОВОМУ

1 сентября 1885. Петербург

С. П. б. 1 сентября.

Многоуважаемый Николай Андреевич.

Решительно не понимаю, как Вы могли усмотреть из моего письма, что мне гораздо лучше 1. Напротив, все мое путешествие было таково, чтоб ухудшить мое положение. И теперь я, по временам, чувствую такое мучение, что впору руки на себя наложить. Одно лучше: руки меньше дрожат, да один раз принялся за писание и кое-что написал, но, как потом оказалось, совсем негодное. Иногда по нескольку часов сряду меня корчит, и при этом бывает невыносимейшая тоска, а дня три тому назад дело доходило до того, что я ни о чем другом не думал, кроме распоряжений на случай смерти, ибо даже и в мыслях не мог держать, чтобы можно было жить при подобных мучениях.

Вчера приезжал ко мне Боткин, и вид его несколько ободрил меня. Он удержал лечение посредством меркурия и пилюль, о которых я Вам писал, но прибавил порошки из chloral hydrat на ночь, на случай корчей и задыхания. Но во вторую половину дня опять случился длинный кризис, и, только после двух приемов хлорала, я заснул, проспав затем до 71/2 часов утра с 121/2 ночи, т. е. 7 часов сряду. Сегодня утром — опять удушье и беспрерывный кашель и корчи до настоящей минуты (3 ч. пополудни). В то время, как я пишу, корчи перестают, но после свое все-таки наверстывают. Боткин благосклонно утверждает, что все пройдет, или, лучше сказать, придет в прежнее состояние, но ведь бог знает, как этому верить. Тем больше, что при этом рекомендуется терпение и перспектива немалого числа дней. А для меня каждый день есть день мучения, и я встаю утром только для того, чтобы в страданиях ожидать ночи. Многие даже не верят величине моих страданий, потому что я все еще на ногах; но если б кто видел меня целый день, тот понял бы, что я действительно переношу муку великую. Иногда я даже говорю с трудом, до такой степени ослабели мои силы, а аппетит мой, начавший уменьшаться уже в Висбадене, теперь почти совсем пропал. Словом сказать, не знаю, что будет, но вижу и чувствую, что хуже и мучительнее не может быть.

Вы хорошо сделаете, если предпримете кампанию примирения Боткина с Лихачевым. Но я должен Вам сказать, что тут на сцене личности, и вряд ли Влад<имир> Ив<анович> не виноват. Дело в том, что хотя Боткин и не был на выборах, но он поздравил Вл<адимира> Ив<ановича> с выбором телеграммой и потом письмом, и Вл<адимир> Ив<анович> ни

217

на первую, ни на второе не ответил. Боткин не был на выборах в уверенности, что дело так слажено, что и без его участия обойдется; но что он действительно был не против Вл<адимира> Ив<ановича>, это доказывается и телеграммой, и письмом. Поэтому, вряд ли Лих<ачев> тут прав. Ведь Боткин не первый встречный, чтоб можно было так им брюскировать 2 и даже посылать к нему письмоводителя с приглашением прибыть в Комиссию. Что же касается до меня лично, то я ничего не порываю, но думаю, что отношения наши с Вл<адимиром> Ив<ановичем> установятся сами собой, природой вещей.

Прощайте, рука устает. Передайте от меня и от жены сердечный привет добрейшей Софье Петровне. Лихачеву думаю писать завтра.

Искренно Вам преданный
М. Салтыков.


Салтыков-Щедрин М.Е. Письма. 1213. Н. А. Белоголовому. 1 сентября 1885. Петербург // М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в 20 томах. М.: Художественная литература, 1977. Т. 20. С. 217—218.
© Электронная публикация — РВБ, 2008—2019. Версия 2.0 от 30 марта 2017 г.

Загрузка...
Loading...
Loading...
Loading...