V. В СФЕРЕ СЕЯНИЯ
(Стр. 209)

Впервые — BE, 1887, № 3 (вып. в свет 1 марта), с. 58—98, под заглавием «Мелочи жизни. IX. В среде публичности».

Сохранились рукописи ранней редакции всех четырех этюдов (ИРЛИ). Первоначальное заглавие этюда «Газетчик» — «Газетчик Кубарев». Затем

364

фамилия «Кубарев» зачеркнута и заменена на «Непомнящий». Впоследствии обе фамилии были зачеркнуты карандашом.

Окончание работы над главой определяется письмом Салтыкова к Стасюлевичу от 26 января 1887 года: «Посылаю при сем, для мартовской книжки, 9-ю главу «Мелочей жизни». Будьте так добры уведомить меня о получении, а насчет «Газетчика» поступить как было условлено». По цензурным соображениям, вместо этюда «Газетчик» в журнале напечатано лишь его заглавие и четыре ряда точек. Впервые «Газетчик» был опубликован в Изд. 1887, несмотря на опасения Салтыкова, что он может привлечь внимание цензуры (см. письма Салтыкова к Стасюлевичу от 18 мая и 15 августа 1887 г.).

Журнальный текст отличается от рукописного дополнительной стилистической правкой и сокращениями. Приведем шесть вариантов рукописи1.

Стр. 210, строка 15. После слов: «...приступаю к рассказу» —

Каким образом Савва Кубарев сделался обладателем большой и распространенной газеты — он сам хорошенько не мог себе объяснить. Прошлое его ничего в этом смысле не обещало. Был он беден, как Ир, и пробавлялся за умеренное вознаграждение фельетонцем в чужой газете. В обыкновенные дни сплетничал, лгал и клеветал; в большие праздники — настроивал себя на возвышенный лад. Так, в Рождество писал, что скоро начнется катанье на тройках; на масленице — что все равно, что в море купаться, то блины с икрою у Палкина есть; на Светлой неделе — что в городе уже начинают появляться признаки весны. Все это носило наименование остроумия и бойкости, и очень возможно, что деятельность этого рода длилась бы и поднесь, если б не вмешались совершенно неожиданные обстоятельства. Кубаревскую фельетонную деятельность заподозрили в вольномыслии, и автору ее совершенно случайно создали репутацию, о которой он и не мыслил. Пришлось из легкомысленного сделаться вольно-мысленным, и так как Кубареву терять было нечего, то он и стал с каждым фельетоном больше и больше «наяривать». Разумеется, наяривание не прошло ему даром.

Это было самое славное и в то же время самое тесное для Кубарева время. Ходил он осиянный ореолом, но куда ни обращался с предложением работы, всюду его признавали опасным. Это, конечно, льстило его самолюбию, но не пропитывало. Как вдруг одному из знакомых, принимавшему искреннее участие в постигшем его бедствии, пришло на мысль:

— А что, Кубарев, не хотите ли издавать газету?

— Как газету? — изумился Кубарев, словно с колокольни спрыгнул.

— Да, настоящую большую газету. Простыню. Вас знают, многие сожалеют об вас, пишете вы бойко и легко — вот и все, что требуется.

— Но ведь меня...

— И это можно устроить. Номинально газета будет выходить за маркой подходящего лица, а хозяином будете вы. Можно это и контрактом оформить.

— Но на газету ведь деньги нужны?


1 Часть вариантов этюда «Газетчик» впервые опубликована В. П. Кранихфельдом в статье «Литераторы и читатели. (По неизданным рукописям Щедрина)». — «Утро юга», 1914, 27 апреля, № 97.

365

— И деньги будут. Главное, нужно пользоваться временем, покуда сочувствие к вам живо. Согласны?

Стр. 214, строка 7. После слов: «...великая держава» —

Стол для своего местопребывания он ставит посредине комнаты с таким расчетом, чтобы собеседник сидел напротив и можно было бы, в случае надобности, уклониться от возмездия, бегая кругом стола, пока не подоспеет помощь. В так называемые рабочие часы он облачается в соответствующий костюм и непременно надевает на голову шапочку: все французы-писатели так работают.

Стр. 218, строка 25. Вместо слов: «На другой день <...> забыл о вчерашнем» —

— Что такое с нашим «Фаустом наизнанку» сделалось? — недоумевают сотрудники, перешептываясь между собой.

— Так, мехлюдия какая-нибудь в голову вошла. Лишний раз убедился, что он знает, что ничего не знает, и что все его старые фельетоны — Nichts. Ничего, пройдет. Завтра же все требования будут удовлетворены, только надо его проучить. Сегодня я просил сто рублей, завтра — буду просить двести.

И действительно, завтра Непомнящий уж совсем другой человек.

Стр. 219, строка 8. Вместо слов: «направо и налево сыплют анекдотами из жизни своих бесшабашных патронов» —

видят в нем счастливого шалопая, который бесконечно надоел им своим хвастовством и лганьем, в некоторых разновидностях Непомнящего переходящим в бесцельную и бешеную злобу. Анекдоты об этих исчадиях лганья и злобы услаждают немногие досуги, которые достаются на долю сотрудникам в продолжение времени, посвященного на сформирование завтрашней газетной простыни.

Стр. 241, строка 3 сн. После слов: «...земские школы» —

Дело пошло бойко и весело. Губернатор обещал быть снисходительным, и очень любезно, хотя иронически намекнул, что ему не безызвестно, что Краснов в своей речи на живоглотовском обеде упомянул о беспочвенности бюрократии и о намерениях его объявить войну.

— Почтеннейший мой, Николай Николаевич, — сказал он, — поверьте, что и под нами, и под вами одна почва. И мы слуги, и вы слуги, ничего больше. Что касается до военных замыслов, то хотя я и не полководец, но уверен, что и первое сражение, и последнее останется за мной.

Стр. 250, строка 11 сн. После слов: «...на месте» —

Но это ничего; Афанасий Аркадьич в этом не виноват. Когда он возвещал об X., последний — клянусь вам — имел вполне несомненные шансы на успех, и даже начал подыскивать для себя новую, более обширную квартиру; но вдруг подвернулась графиня Твердоонто и все дело перестроила на свой лад. И даже подробности этой внезапной перемены теперь известны.

Текст Изд. 1887 за исключением нескольких мелких стилистических поправок не отличается от журнального.

Стр. 209. ...данный журнал (по-нашему «газета»)... — Словом «journal» во французском языке называется ежедневное периодическое издание, соответствующее русской газете.

366

Стр. 210. Он сам в основу своей литературно-публицистической деятельности всегда полагал дразнение... — Дразнение, то есть искусственное раздувание несуществующих, мнимых «злоб дня», Салтыков считал особенностью публицистики М. Н. Каткова.

Стр. 212. Подписчик <...> приводит за собою объявителя. — Объявления составляли немаловажную статью дохода и занимали, даже в «солидных» газетах, значительную часть их листажа. Так, например, вся первая и часть второй полосы «Московских ведомостей» были заняты объявлениями и лишь затем следовали «руководящие» передовицы Каткова.

Стр. 217. Если бы был под рукою Мефистофель, он приказал бы ему потопить корабль с грузом шоколада. — Салтыков иронически использует мотив из пушкинской «Сцены из Фауста», начинающейся словами Фауста, обращенными к Мефистофелю: «Мне скучно, бес», — и заканчивающейся приказанием Фауста Мефистофелю утопить

Корабль испанский трехмачтовый,
Пристать в Голландию готовый:
На нем мерзавцев сотни три,
Две обезьяны, бочки злата
Да груз богатый шоколата...

...он начинает коллекционировать. — Салтыков отмечает характерное для нарождающейся русской буржуазии пристрастие к собирательству, приобретавшее, впрочем, в иных случаях и вполне серьезные формы (например, собрание П. М. Третьякова).

...находит чашу, из которой пил Олег, прибивая щит к вратам Константинополя. — Имеется в виду хрестоматийный эпизод русской истории: в знак победы над Византией в 907 г. воины Олега водрузили свои щиты на Константинопольских воротах (ср. в «Песни о вещем Олеге» Пушкина: «Твой щит на вратах Цареграда»).

...дорогими эльзевирамиЭльзевирами называются издания XVII в. знаменитой голландской фирмы «Эльзевир», высоко ценимые библиофилами.

Стр. 218. ...в Италию, где продается замок Лампопд с принадлежащим к нему княжеским титулом. — Намек на русского миллионера-горнозаводчика П. П. Демидова, купившего в Италии за баснословную сумму титул князя Сан-Донато.

...о временном пребывании в нем Добрыни, или Осляби, или Яна Усмовича. — Названы герои русского былинного эпоса.

...на верху «крутой горы» <...> «знаменитый жил боярин по прозванью Карачун». — Слова песни Торопки из оперы А. Н. Верстовского «Аскольдова могила» (либретто М. Н. Загоскина).

Стр. 219. ...смотрит как на илотов... — Илоты — замледельческое население Древней Спарты, находившееся в крепостной зависимости от государства. В переносном смысле — закабаленные, всецело зависящие.

Стр. 220. Он думал пробить себе стезю особо от Непомнящего и с горечью увидел, что те же самые вопросцы и мелкие дрязги, которые с таким

367

успехом разрабатывал Непомнящий, сделались и его уделом. — Указание на судьбу редакторов «солидных» газет, вроде «Русских ведомостей» В. М. Соболевского, вынужденного прибегать к услугам расторопных репортеров, подобных начинавшему тогда В. Гиляровскому, который вспоминал: «Я вел <после перехода в 1883 году из «Московского листка» Пастухова в «Русские ведомости»> городские происшествия и, в случае катастроф, эпидемий и лесных пожаров, командировался «специальным корреспондентом» на места происшествий, иногда очень далеко, даже на Кавказ, на Волгу и пр. <...>Благодаря тому, что я еще ранее изучал трущобы, я имел на Хитровом рынке своих агентов, которые мне сообщали сенсации — мне удавалось доставить такие сведения уголовного характера, которых даже и полиция не знала, — а это в те времена ценилось и читалось публикой даже в такой сухой газете как «Русские ведомости» (Влад. Гиляровский. Московские газеты в 80-х годах. — «Былое», 1925, № 6 (34), с. 125).

Стр. 223. Когда Перебоев выступил в 1866 году на адвокатское поприще... — Именно в 1866 г. началось практическое осуществление «Судебных уставов» 1864 г., вводивших состязательность судебного процесса.

...стоит обратить взоры на Запад... — Русская либеральная адвокатура руководствовалась в своей деятельности по преимуществу опытом адвокатуры французской (см. далее упоминание знаменитых французских адвокатов Шедестанжа и Жюля Фавра; ср. также в «Современной идиллии» того же Шедестанжа и Берье — т. 15, кн. I, с. 230 и 371).

Не мечтания и утопии должны руководить нашими действиями... — Отказ от принципов адвокатской деятельности, провозглашавшихся при введении в 60-х годах института присяжных и частных поверенных (адвокатов), отчетливо проявился в ряде громких дел середины 70-х годов (например, в деле Кронеберга), которые вели такие видные представители русской адвокатуры как В. Д. Спасович и П. А. Потехин. Обоснование такого отказа можно обнаружить в «Заметках о русской адвокатуре» К. К. Арсеньева. См. гл. V «Недоконченных бесед» и прим. к ней (т. 15, кн. вторая).

Стр. 224. ...цитата из Беккарии... — Интерес Салтыкова к знаменитому сочинению итальянского просветителя XVIII в. Чезаре Беккария «О преступлениях и наказаниях» возник еще во время ссылки в Вятку (см. справку С. А. Макашина «Утраченные сочинения и наброски Салтыкова 1849—1855 годов» — т. 2, с. 549—550). Правовые концепции Беккария привлекали внимание русской печати, как специальной, так и общей, в начале 60-х годов в связи с подготовкой судебной реформы.

Стр. 227. Износила ли башмаки Гертруда или не износила... — Гертруда — мать принца Гамлета, ставшая женой короля Клавдия, убийцы ее первого мужа, не износивши башмаков, в которых шла за его гробом (из монолога Гамлета — Шекспир «Гамлет», акт I, сц. 2).

Стр. 237. Красновы поняли <...> очищать помещичьи имения от грубиянов, переселять крестьян на новые места, записывать их в дворовые... — Как уже отметил Салтыков во «Введении», помещичий произвол в годы,

368

непосредственно предшествовавшие крестьянской реформе, усилился (см. с. 31—34). Он выражался в ссылке «грубиянов» в Сибирь или отдаче в рекруты, в переселении крестьян на неудобные и мало плодородные земли, записывании их в дворовые, которые землей вообще не наделялись, и т. п. Помещики, которые «поняли», этим путем создавали для себя наиболее благоприятные условия проведения реформы, несколько далее характеризуемые формулой: «чтобы крестьяне сразу почувствовали, а помещики ничего не ощутили».

Стр. 238. Он, во главе большинства комитета, написал проект <...> чтобы крестьяне сразу почувствовали, а помещики ничего не ощутили. — Возможно, Салтыков пародирует указания, данные Александром II на заседании Главного комитета по крестьянскому делу 18 октября 1858 г.: «а) чтобы крестьянин немедленно почувствовал, что быт его улучшен; б) чтобы помещик немедленно успокоился, что интересы его ограждены...» (цит. по кн.: П. А. Зайончковский. Отмена крепостного права в России. М., 1968, с. 109).

...два радикала <...> подали свой проект... — Проект «радикалов» предполагал наделение крестьян землей с последующим ее выкупом в собственность крестьянской общины. Таким образом устанавливались две формы собственности на землю — помещичья (частная) и крестьянская (общинная). В этом духе и была осуществлена крестьянская реформа 1861 г., хотя крестьянский надел, подлежавший выкупу, значительно урезан (см. прим. к с. 61).

...я наделяю крестьян настоящей, заправской землей и потому на выкуп не согласен-с. — Проект «либерала» Краснова — в сущности последовательно крепостнический — сохраняет неприкосновенным помещичье землевладение, предполагая или полное обезземеливание крестьян (освобождение без земли, «наделение» крестьян землей лишь на правах аренды, но не выкупа), или выделение им так называемого «сиротского» надела (см. прим. к с. 306). По поводу стремления крепостников сохранить в своей собственности всю землю Н. П. Огарев писал в «Колоколе»: «Большинство помещиков не согласится не только на безвозмездное наделение землею, но едва согласится на выкуп...» (1859, лист 38).

...неудачный выбор мировых посредников... — Речь идет о так называемых «мировых посредниках первого призыва».

Стр. 239. ...на место отдельных сословных групп явится нечто всесословное <...> выступит на сцену «земля». — «Землю», «земство» дворянские идеологи и политики рассматривали как учреждение всесословное, но при главенстве в нем дворянства. Таким земство и было на деле. По словам Ю. Самарина, «несмотря на всесословный характер новейших учреждений, фактическое первенство в них осталось все-таки за дворянами» (Ю. Самарин и Ф. Дмитриев. Революционный консерватизм. Берлин, 1876, с. 43). Так называемая «земля», противопоставляемая бюрократии, была, в сущности, не чем иным, как дворянской олигархией.

369

Стр. 240. ...Вы всегда были излюбленным человеком нашей губернии... — Излюбленный — выбранный на какую-нибудь общественную должность (термин русского обычного права).

Стр. 241. ...наступила новая эра... —то есть эра конституционного правления.

Любиму Торцову поручили наблюсти за кабаками и народною нравственностью... — Земская должность Любима Торцова вполне соответствует, хотя и в пародической трансформации, его роли в комедии А. Н. Островского «Бедность не порок»: пьяница, пропащий человек, он оказывается там носителем нравственного начала.

Стр. 243. ...умывальники горели как жар. — О «лужении умывальников», как одной из немногих доступных земству сфер деятельности, Салтыков иронически писал еще в «Признаках времени» (см. т. 7, с. 25).

...крестьян уговаривает не давать приговоров на открытие питейных заведений... — Для открытия кабака в деревне необходим был так называемый «приговор», то есть согласие крестьянского общества.

Стр. 250. ...Перипатетик — Салтыков в буквальном смысле толкует название, данное ученикам Аристотеля, потому что тот во время лекций и бесед прохаживался в Лицее со своими слушателями.

Стр. 252. ...Баттенберга будут возить. — См. прим. к с. 14.

...принц Вильманстрандский! Принц Меделанский! — Возможно, намек на балканских «концертантов» — приближенного Александра Баттенберга Георгия Странского и короля Сербии Милана (Медиоланум — древнее название города Милана).

Стр. 257. ...приезд его в Петербург совпал с тем памятным временем, когда Северная Пальмира как бы замутилась. — По-видимому, речь идет о конце 60-х — начале 70-х годов, когда, всего лишь спустя три года после покушения Каракозова на Александра II, в 1869 г. разыгралась так называемая «нечаевская история», и внимание общества было приковано к первым гласным политическим процессам — Нечаева и его сообщников (июль — август 1871 г.), затем — «долгушинцев» (июль 1874 г.).

Стр. 258. ...европейский концерт. — См. прим. к с. 15.

Стр. 259. ...будет ли оккупация... — В связи с тем, что образовавшееся после падения Баттенберга правительство Стамболова продолжало антирусскую политику, в печати проскальзывали намеки на возможность оккупации Болгарии русскими войсками. Стоилов, о котором говорится далее, был членом правительства Стамболова.

Стр. 260. ...как только француз немца в лоб, так мы сейчас австрияка во фланг. — Бодрецов выбалтывает сокровенную суть русской внешней политики, как она складывалась с осени 1886 г. (см. прим. к с. 11).


Тюнькин К.И., Боград В.Э. Комментарии: М.Е. Салтыков-Щедрин. Мелочи жизни. V. В сфере сеяния. 2. Адвокат // М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в 20 томах. М.: Художественная литература, 1974. Т. 16. Кн. 2. С. 364—370.
© Электронная публикация — РВБ, 2008—2019. Версия 2.0 от 30 марта 2017 г.