VIII. ИМЯРЕК
(Стр. 313)

Впервые — BE, 1887, № 4 (вып. в свет 1 апреля), с. 518—530, под заглавием «Мелочи жизни. Заключение. X. Имярек».

Сохранились (ИРЛИ): 1) Рукопись ранней редакции, без эпиграфа и под заглавием «Оброшенный. (Притча)»; 2) Наборная рукопись рукой Е. А. Салтыковой, с исправлениями и вставками автора. Под заглавием «Оброшенный. Больные грезы больного человека».

Окончание работы над главой определяется письмом Салтыкова к Стасюлевичу от 24 февраля 1887 года: «Посылаю при сем заключительную главу «Мелочей». Очень возможно, что она покажется Вам нескладною, но прошу Вашего снисхождения. Во-первых, необходимо покончить с «Мелочами», во-вторых, вероятно, это последнее, что я пишу».

Рукопись ранней редакции содержит ряд вариантов, частично или полностью вычеркнутых в наборной рукописи. Приведем наиболее существенные из них.

Стр. 322, строка 25. После слов: «...Имярек всецело отдался ей» —

Он забыл, что ее искони практиковали иезуиты (разумеется, в своем смысле), что русский прогресс так незаметен, что никаким доказательством служить не может.

Стр. 322, строка 29. После слов: «...одной только ловкости» —

Только одна жертва и представлялась необходимою: наплевать самому себе в лицо. Да и то лишь при самом вступлении на арену вождения за нос.

Стр. 323, строка 23. После слов: «...свойственный каждому шустрому канцеляристу» —

373

Словом сказать, фазис, которого неизменность и ограниченность сама собой бросалась в глаза. Ясно также, что самым подходящим воздаянием, на которое можно было надеяться, за деятельность, в основании которой лежала подобная подкладка, было забвение ее.

Но о заслуге, конечно, и речи быть не могло.

Сличение рукописей с первопечатным текстом позволяет установить также авторскую правку в несохранившейся корректуре. Так, вместо части текста от слов: «прошлому, тем явлениям, которые кружились около него...» (с. 316, строка 18) и кончая словами: «...перед ним вставали картины веселых собеседований и прочих» (см. 317, строка 23 св.) — в рукописи ранней редакции было:

определению выражений, характеров и явлений, к которым он прежде относился ежели не безразлично, то и без особенной тревоги. Что такое «друг», «дружба»? — Этот вопрос занимает его очень живо, потому что он ближе всего связан с одиночеством. Затем, что представляют собой люди, среди которых он жил? что представляет его собственная личная жизнь? в чем состояли идеалы, которыми руководились его сверстники? какими идеалами руководился он сам? И т. д.

Однажды, когда он жаловался на свою оброшенность, некоторый несомненно проницательный человек сказал ему:

— В этом нет ничего удивительного. В сущности, у Вас никогда не было друзей.

В первую минуту это откровение поразило его. Как, не было друзей? А X, a Y, a Z — разве это не друзья? И тут же, одна за другой, перед ним вставали картины дружелюбия, хлебосольства, веселых собеседований, смеха и прочих

Часть этого текста («руководились его сверстники <...> Разве это не друзья. И тут же») в наборной рукописи зачеркнута, и вместо нее рукою Салтыкова вписан известный по журнальной публикации текст: «Были ли когда-нибудь у него друзья? <...> со всех сторон» (с. 317, строка 18).

При подготовке Изд. 1887 в текст внесено несколько мелких стилистических поправок.

Стр. 313. О поле, поле кто тебя усеял мертвыми костями? — строки из поэмы Пушкина «Руслан и Людмила».

Прародитель, лежа в проказе на гноище... — В рукописи было: «Прародитель Иов...» Таким образом, источником этих строк Салтыкова оказывается библейская Книга Иова, повествующая о несчастьях и болезнях, которыми бог поразил праведника Иова с целью испытать его.

Стр. 315. ...что у нас в сферах делается... — то есть на верхах бюрократической власти.

Стр. 318. ...«сцены из народного быта» рассказывают <...> Иван Федорович Горбунов... — Актер и писатель И. Ф. Горбунов был создателем особого жанра устных рассказов на темы из мещанской и крестьянской жизни (неоднократно издавались под названием «Сцены из народного быта»).

374

...тайный советник Стрекоза — сатирический персонаж, появляющийся, чаще всего эпизодически, на страницах многих произведений Салтыкова.

Стр. 319. ...«на теплых водах»... — то есть за границей.

Стр. 320. Недаром Некрасов называл «блаженным» удел незлобивого поэта, но и недаром он предпочел остаться верным «музе мести и печали». — Салтыков вспоминает два стихотворения Некрасова: «Блажен, незлобивый поэт...» и «Замолкни, Муза мести и печали!».

375

Тюнькин К.И., Боград В.Э. Комментарии: М.Е. Салтыков-Щедрин. Мелочи жизни. VIII. Имярек // М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в 20 томах. М.: Художественная литература, 1974. Т. 16. Кн. 2. С. 373—375.
© Электронная публикация — РВБ, 2008—2019. Версия 2.0 от 30 марта 2017 г.