ПРИЛОЖЕНИЯ

ПРАВИТЕЛЬСТВЕННОЕ СООБЩЕНИЕ О ЗАКРЫТИИ
«ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ЗАПИСОК»

Некоторые органы нашей периодической печати несут на себе тяжелую ответственность за удручающие общество события последних лет.

Свободой, предоставленной печатному слову, пользовались они для того, чтобы проповедывать теории, находившиеся в противоречии с основными началами государственного и общественного строя, и, как известно, проповедь эта, обращенная к незрелым умам, не оставалась бесплодною. Так было и прежде, и, к сожалению, это не прекратилось еще и теперь. Страницы журналов и газет известного оттенка все еще отмечены направлением, которое породило неисчислимый вред и связь коего с преступными учениями, излагаемыми в подпольных изданиях, не подлежит сомнению.

В последнее время при исследовании деятельности тайного общества, существовавшего в течение трех лет, начиная с 1879 года, а также и нескольких попыток возобновить его 1, соединением для этой цели преступных кружков второстепенного значения, были выяснены факты, подтверждающие основательность вышеупомянутого предположения.

Один из важных государственных преступников, представляя объяснения о деятельности своей за время существования тайного общества, говорит: «Литература того времени сильно способствовала поддержанию в нас революционного духа; статьи, появлявшиеся в журналах радикального направления, пели прямо в унисон нашей партии». Одна из наиболее обративших на себя внимание статей была написана одним из членов исполнительного комитета и даже подписана буквами И. К., соответствовавшими также и заглавным буквам его литературного псевдонима 2. Вообще лица, занимавшиеся пропагандой, употребляли обыкновенно для своих целей журнальные статьи.

Сходство не только идей, но и самого тона и манеры изложения в произведениях тайной печати со многими статьями дозволенных периодических изданий, побуждало предполагать, что сотрудники сих изданий, не ограничиваясь только враждебною существующему порядку деятельностью

478

в области литературы, принимают прямое, непосредственное участие в революционной организации. Предположение это подтверждается ныне вполне убедительными данными.

Производящимся следствием выяснено, что занимавший место секретаря редакции одного из периодических изданий служил посредником в сношениях членов преступной партии, существовавшей в Петербурге, с их единомышленниками в провинции и за границей; дознано также, что на имя постоянного сотрудника другого издания, по адресу издания, направляемы были статьи, предназначавшиеся к помещению в подпольных изданиях.

Далее, из того же источника имеются несомненные сведения, что в редакции «Отечественных записок» группировались лица, состоявшие в близкой связи с революционной организацией. Еще в прошлом году один из руководящих членов редакции означенного журнала подвергся высылке из столицы за крайне возмутительную речь, с которой он обратился к воспитанникам высших учебных заведений, приглашая их к противодействию законной власти 3. Следствием, кроме того, установлено, что заведующий одним из отделов того же журнала до времени его ареста был участником преступной организации 4. Еще на сих днях полиция поставлена была в необходимость арестовать двух сотрудников этого журнала за доказанное пособничество с их стороны деятельности злоумышленников 5. Нет ничего странного, что при такой обстановке статьи самого ответственного редактора, которые по цензурным условиям не могли быть напечатаны в журнале, появлялись в подпольных изданиях у нас и в изданиях, принадлежащих эмиграции 8. Присутствие значительного числа лиц с преступными намерениями в редакции «Отечественных записок» не покажется случайным ни для кого, кто следит за направлением этого журнала, внесшего немало смуты в сознание известной части общества.

Независимо от привлечения к законной ответственности виновных правительство не может допустить дальнейшего существования органа печати, который не только открывает свои страницы распространению вредных идей, но и имеет ближайшими своими сотрудниками лиц, принадлежащих к составу тайных обществ.

По всем этим соображениям Совещание министров внутренних дел, народного просвещения и юстиции и обер-прокурора святейшего Синода, на основании пункта III высочайше утвержденного в 27-й день августа 1882 года положения Комитета министров о временных правилах для периодической печати, постановило: «Прекратить вовсе издание журнала «Отечественные записки».

Впервые опубликовано: «Правительственный вестник», 1884, № 87, 20 апреля, с. 1.

Рукопись неизвестна, печатается по тексту первой публикации.

Правительственное сообщение о закрытии Отеч. записок является важным историческим документом, свидетельствующим о расправе царского правительства с крупнейшим для того времени печатным органом

479

демократического лагеря в России. Не вынося журналу третьего предостережения, совещание министров внутренних дел, народного просвещения, юстиции с участием обер-прокурора Синода, состоявшееся 13 апреля 1884 года, постановило: «Прекратить вовсе новое издание журнала «Отечественные записки». По свидетельству начальника Главного управления по делам печати Е. М. Феоктистова инициатором составления специального правительственного сообщения для печати был граф Д. Толстой (Е. М. Феоктистов. За кулисами политики и литературы. Л., «Прибой», 1928, с. 242). Текст же документа выработали Феоктистов и министр юстиции В. К. Плеве при участии обер-прокурора Синода К. П. Победоносцева (М. В. Теплинский. «Отечественные записки». 1868—1884. История журнала. Литературная критика. Южно-Сахалинск, 1966, с. 125—126). Проект был составлен заранее, о нем Феоктистов сообщил 12 апреля Плеве, что внесенные в проект поправки Победоносцева кажутся ему очень удачными и необходимыми (ЦГАОР, ф. 586, оп. 1, № 1189, л. 1). Именно этот проект лег в основу Журнала совещания трех министров с обер-прокурором Синода (ЦГИАЛ, ф. 776, оп. 1, № 20, лл. 25—29). Однако в ходе совещания, видимо, были высказаны пожелания об усилении аргументации запрещения Отеч. записок, вследствие чего в печатном тексте сообщения по сравнению с Журналом совещания появились вставки о секретаре редакции «одного из периодических изданий», выполнявшем роль посредника в сношениях с подпольной революционной организацией, о связи постоянного сотрудника другого журнала с подпольными изданиями, о группировании вокруг «Отечественных записок» лиц <...> состоявших в близкой связи с революционною организацией, и заключительная формулировка о закономерности этого процесса, являющегося следствием направления журнала («Присутствие значительного числа лиц в сознании известной части общества»). 19 апреля Д. Толстой доложил Александру III о результатах совещания, которые были одобрены царем, а на следующий день отредактированное сообщение появилось в «Правительственном вестнике».

 


1 Речь идет о «старой» «Народной воле», возникшей в 1879 году в результате решения Липецкого (июнь) и Петербургского (август) съездов и практически прекратившей свою деятельность в 1883 году в связи с разгромом военной организации народовольцев, арестами и начавшимися в среде народовольцев организационным разбродом и идейными шатаниями (С. С. Волк. Народная воля. 1879—1882. М. — Л., «Наука», 1966, с. 43). В 1883—1884 годах попытки сплотить организацию воедино предпринимались неоднократно, но, опираясь на разрозненные кружки, этого не могли сделать ни Петербургский съезд в октябре 1883 года, ни усилия П. Ф. Якубовича и Г. А. Лопатина, пытавшихся создать народовольческий центр (там же, с. 150).

2 Под псевдонимом И. Кольцов (или И. К.) выступал, главным образом на страницах журнала «Дело», член Исполнительного комитета «Народной воли» Л. А. Тихомиров. Возможно, что здесь имеется в виду его

480

статья «Тирания политической мысли» («Дело>, 1883, № 3). При составлении сообщения сведения о литературно-публицистической деятельности Тихомирова взяты из заведенного 3 июля 1883 года в Департаменте полиции «Дела о политической неблагонадежности сотрудников некоторых повременных изданий». В этом деле не совсем точно отмечалось, что «в числе сотрудников повременных изданий, не всегда отличающихся правительственным направлением, состояли и состоят люди, заведомо политически неблагонадежные… Разыскиваемый член Исполнительного комитета Лев Тихомиров и находящийся в административной ссылке Петропавловский работали …под псевдонимом Кольцова и Каренина в «Отечественных записках» (М. В. Теплинский. «Отечественные записки». 1868—1884. Южно-Сахалинск, 1966, с. 122).


3 Намек на Н. К. Михайловского, который в январе 1884 года был выслан в Выборг, а потом переведен в Любань.

4 Речь идет о С. Н. Кривенко, арестованном 3 января 1884 года. С 1883 года он входил в так называемую Центральную группу «Народной воли».

5 Имеются в виду аресты в марте и начале апреля 1884 года критика М. А. Протопопова и писателя А. И. Эртеля. См. письмо 1034 и прим. 4 к нему.

6 Запрещенные цензурой произведения Салтыкова — третье «Письмо к тетеньке», очерк «Они же» из цикла «Господа-ташкентцы» и «Сказки» неоднократно подпольно выходили в России в литографированных изданиях. Они публиковались также в женевском журнале «Общее дело», выходили отдельными брошюрами у Элпидина и в других изданиях зарубежной русской печати. Издания эти выходили не по инициативе Салтыкова.

481

Правительственное сообщение о закрытии «Отечественных записок». // Салтыков-Щедрин М.Е. Собрание сочинений в 20 томах. М.: Художественная литература, 1977. Т. 20. С. 478—481.
© Электронная публикация — РВБ, 2008—2020. Версия 2.0 от 30 марта 2017 г.