358. H. H. СТРАХОВУ

1879 г. Марта 25. Ясная Поляна.

Не написать нынче — дурно, написать два слова — нехорошо, но менее дурно. Я был в Москве за дровами для своей печи1. Дров набрал чудных, но измучился и простудился. Работаю много и радостно, но без всякого заметного следа работы вне себя. У нас все хорошо. Весной не пахнет еще. Василий Николаевич Горчаков был сослан, говорят, за фортепьяно, полное фальшивых ассигнаций,

860

вывезенное им из-за границы2. Где может находиться дело об обер-фискале Нестерове, казненном в 1724-м году?3 В Москве его нет. Если оно в Петербурге, можно ли иметь к нему доступ?4 Дай вам бог здоровья и спокойствия для работы.

Вы пишете, что трудно жить и работать в городе. Я даже не понимаю этого. Жить в Петербурге или Москве — это для меня все равно, что жить в вагоне.

Простите, не сердитесь и верьте, что я вас люблю не меньше вашего.

Ваш Л. Толстой.

Толстой Л.Н. Письма. 358. Н. Н. Страхову. 1879 г. Марта 25. Ясная Поляна. // Л.Н. Толстой. Собрание сочинений в 22 тт. М.: Художественная литература, 1984. Т. 18. С. 860—861.
© Электронная публикация — РВБ, 2002—2019. Версия 3.0 от 28 февраля 2017 г.