Комментарии

Стр. 7. ...обе императрицы.— Мария Федоровна (1759—1828), мать Александра I, вдовствующая императрица; Елизавета Алексеевна (1779—1826), жена Александра I.

...об отправке всех институтов в Казань... — По распоряжению Марии Федоровны из Московского воспитательного дома в Казань были отправлены дети старше одиннадцатилетнего возраста (см.: М. Богданович. История Отечественной войны 1812 года, по достоверным источникам, т. II. СПб., 1859, с. 318).

Стр. 8. ...чтение письма преосвященного... образа преподобного угодника Сергия. — Московский митрополит Платон (Петр Георгиевич Левшин; 1737—1812) направил Александру I вместе с посланием образ причисленного к лику святых Сергия Радонежского (1314—1392), основателя Троице-Сергиевой лавры

Стр. 9. ...отосланы были в Вену австрийские знамена, взятые Витгенштейном... — Речь идет о сражении под Клястицами (см. коммент. к с. 187, т. 6 наст, изд.), в котором Витгенштейн разгромил недавних союзников русских — австрийцев, сражавшихся теперь под началом Наполеона.

Стр. 10. «Осанна...» («Слава...») — хвалебное восклицание в христианском богослужении.

Стр. 11. ...в день рождения государя... — Александр I родился 12 декабря, следовательно, речь могла идти о его именинах — 30 августа, но и в этом случае Толстым нарушена хронология

401

событий. На такие нарушения писатель шел сознательно, исходя из своих художественных принципов.

Это было донесение Кутузова, писанное в день сражения из Татариновой. — Далее пересказывается донесение Кутузова Александру I от 27 августа 1812 г., отправленное с «позиции при Бородине» (см. об этом донесении коммент. к с. 279, т. 6 наст. изд.). Татариново — деревня в тылу Бородина.

Стр. 12. Кутайсов. — Граф Александр Иванович Кутайсов (1784—1812), генерал, начальник артиллерии 1-й армии. В упомянутом донесении Кутузова о его гибели еще не было сказано, так как о ней стало известно несколько позже: «... по окровавленному седлу его лошади, прибежавшей к войскам, узнали о его смерти» (М. Богданович. История Отечественной войны 1812 года..., т. II, с. 199). В первой редакции романа образ этого даровитого, образованного генерала занимал большее место. Пьер Безухов во время своей поездки по Бородинскому полю встречался не с Кайсаровым, а с Кутайсовым. Пьер был поражен, когда услышал, что «Кутайсов убит, Багратион убит, Болконский убит... хотел заговорить с знакомым адъютантом, проехавшим мимо, и слезы помешали ему говорить» (т. 14, с. 263).

Стр. 13. .. пришло от графа Растопчина следующее донесение...— Далее приводится донесение Растопчина от 1 сентября 1812 г. Взято из книги М. И. Богдановича «История Отечественной войны 1812 года...», т. II, с. 287—288.

...государь послал... следующий рескрипт Кутузову... — Рескрипт от 7 сентября 1812 г. Цитируется по книге: М. Богданович. История Отечественной войны 1812 года..., т. II, с. 288.

Стр. 14. ...как он писал... — Не совсем точная цитата из письма Мишо де Беретура (о нем см. коммент. к с. 50, т. 6 наст. изд.) бывшему флигель-адъютанту, историку Михайловскому-Данилевскому (1819 г.). У Мишо: «...notre Souverain», то есть «нашим повелителем» (см.: М. Богданович. История Отечественной войны 1812 года..., т. II, с. 597—598).

Стр. 19. Только одна бессознательная деятельность приносит плоды... — С этим утверждением полемизировал И. С. Тургенев, когда работал над статьей «По поводу «Отцов и детей» (1869). В черновом варианте ее он писал: «...и человек, который, подобно графу Толстому, мог написать: [что] только одна бессознательная деятельность приносит плоды,— сам начертал свой [собственный] приговор» (И. С. Тургенев. Полн. собр. соч. и писем в 28-ми томах. Сочинения, т. XIV. М. — Л., «Наука», 1967, с. 355). В окончательном тексте статьи осталась скрытая полемика с Толстым и другими писателями, которые якобы не обладают «свободой» «в обширнейшем смысле — в отношении к самому себе, к своим предвзятым идеям и системам, даже к своему народу, к своей

402

истории...» (там же, с. 108). Истоки этой полемики — в различном истолковании смысла исторического процесса, участия в нем отдельных личностей, в различных общественных симпатиях того и другого художника (см.: А. И. Батюто. Полемика Тургенева с Л. Н. Толстым в 1869 г. — «Тургеневский сборник», III. Л., «Наука», 1967, с. 135—140).

...за ремонтом, для дивизии... — за пополнением лошадей.

Стр. 20. Губернатор был маленький живой человечек... — В 1812 г. воронежским губернатором был действительный статский советник М. И. Бравин.

Стр. 23. ...в голубом токе... — в круглой шляпе без полей.

Стр. 41. ...на Крымский Брод... — Так называлось место, где позже был построен Никольский (Крымский) мост.

...на Девичье поле. — Местность в Москве близ Новодевичьего монастыря.

Стр. 42. ...князя Щербатова... — Д. М. Щербатов (1760—1839) — предводитель дворянства Серпуховского уезда Московской губернии.

Герцог Экмюльский — маршал Даву (см. о нем коммент. к с. 24, т. 6 наст. изд.).

Стр. 52. Солдаты Апшеронского полка. — В первой редакции «Войны и мира» новый знакомый Пьера Безухова назывался унтер-офицером Томского полка. Томский полк входил в 6-й пехотный корпус генерала Д. С. Дохтурова. Затем Толстой представил его солдатом такого полка, который не участвовал в Бородинском сражении (Апшеронский полк был в составе 3-й Западной армии), и тем самым лишил образ Каратаева конкретных черт непосредственного участника военных событий.

Стр. 53. Христьяне настоящие были... — то есть крестьяне. См. в следующей главе: «...рассказывал из своих старых и, видимо, дорогих ему воспоминаний «христианского», как он выговаривал, крестьянского быта».

...Фрола и Лавра... — Святые, считавшиеся покровителями домашних животных.

Стр. 62. ...антонова огня — гангрены. Молитва в честь святого Антония, по католическому верованию, спасала от этой болезни.

Стр. 65. «Птицы небесные ни сеют, ни жнут, но отец ваш питает их»... — Цитата из Евангелия: «Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш небесный питает их» (Евангелие от Матфея, VI, 26).

Стр. 70. «Я умер — я проснулся. Да, смерть — пробуждение!»— Понятие сна — смерти заимствовано Толстым у немецкого философа Гердера. Гердер писал: «Но поскольку все причины, вызывающие сон, и все физические симптомы сна на самом деле суть аналоги смерти... почему бы и духовным симптомам сна не быть аналогичными смерти?.. И смерть только охладит лихорадочный

403

жар жизни, только повернет в новую сторону ход нашего существа, слишком долгий и однообразный в этой жизни, только исцелит неисцелимые раны и приготовит душу к радостному пробуждению в новом мире, к наслаждению новым утром юности. Во сне мысли мои возвращаются к юным годам...» (И.-Г. Гердер. Идеи к философии истории человечества. М., «Наука», 1977, с. 130—131). Толстой был знаком с сочинениями Гердера по русскому переводу, опубликованному в «Вестнике Европы», 1804 (ч. XVI). (См. коммент. к с. 224, т. 4 наст. изд.). Картина сна — смерти (по Гердеру) была обрисована Толстым в одном из вариантов к первому тому романа, в котором офицер Белкин подтверждал правоту Гердера: «Это бывает. Со мной было... Как умрешь, так точно проснешься. Я вам скажу... Лег я спать, и нашел на меня такой сон страшный: чудится мне, что лежу я где-то на кровати один в горнице и одна дверь. И слышу я, что в дверь кто-то идет. Идет в дверь, и страх на меня нашел, что идет это моя смерть. Что вот как она войдет, так меня и задушит. И страшно мне, надо дверь припереть, чтобы она не вошла, смерть-то, и сил нет, ноги не двигаются... И так я этого испугался, что со страху проснулся... Это я соглашусь, что смерть все равно, как пробуждение, как тут сказано...» (т. 13, с. 377—380).

Стр. 73. ...которое существовало между людьми, утверждавшими, что земля стоит твердо... управляющие движением и ее и других планет. — Толстой имеет в виду бытовавшие еще в его время две концепции в изучении солнечной системы. Первая, идущая от древнегреческого астронома Птолемея, и вторая, совершившая целую революцию в астрономии, начатая Коперником (1473—1543) и его последователем Галилеем (1564—1642). О противоположности этих же двух концепций Толстой писал и в «Эпилоге» (см. с. 353 наст. тома).

Стр. 74. Историки приписывают славу этого гениального подвига различным лицам... — А. П. Ермолов считал, что идея флангового марша принадлежала генералу Беннигсену (см.: А. П. Ермолов. Записки, ч. 1. М., 1865, с. 216), М. И. Богданович предполагал, что эту идею мог подсказать К. Толь (М. Богданович. История Отечественной войны 1812 года..., т. II, с. 334). Были, вероятно, и другие версии. Советские историки пришли к выводу, что фланговый марш-маневр был разработан самим Кутузовым (см.: Л. Г. Бескровный. Отечественная война 1812 года. М., Соцэкгиз, 1962, с. 436—437; П. А. Жилин. Гибель наполеоновской армии в России. М., «Наука», 1974, с. 186—187).

Стр. 75. Если бы Мюрат не потерял из виду русских? — Кутузов сначала отступал из Москвы по Рязанской дороге, а 5 сентября 1812 г. повернул на Тульскую дорогу, оставив два казачьих полка, которые продолжали отступать по Рязанской. Этот обманный

404

маневр не был разгадан Мюратом. Наполеон установил, где находятся основные силы русских войск, только к середине сентября.

Ланской В. С. (1754—1831) — сенатор, в 1812 г. ведал интендантским управлением русской армии. Толстой намеревался сделать его одним из героев повести «Посмертные записки старца Федора Кузьмича» (см. т. 14 наст. изд.).

Стр. 76. ...военачальники русской армии думали оставаться у Подольска... — Войска Кутузова 8—9 сентября заняли оборонительные позиции, центром которых стал Подольск. Первоначально предполагалось именно здесь дать сражение.

...требовалось из Петербурга... — Во время пребывания русских войск у Красной Пахры уже на старой Калужской дороге (7 сентября 1812 г.) в главную квартиру Кутузова прибыл посланный Александром I флигель-адъютант, полковник А. И. Чернышев с планом военных действий. Сущность его заключалась в том, чтобы «русские войска, действовавшие на флангах главного театра войны, усилясь подкреплениями, перешли в наступательное положение, изгнали из России противопоставленные им неприятельские корпуса и потом направились в тыл Большой наполеоновской армии...» (М. Богданович. История Отечественной войны 1812 года..., т. II, с. 342). Толстой с иронией писал в первой редакции романа: «В Петербурге шла та же работа, изредка через посланных от государя, Чернышева, <П. М.> Волконского, отражаясь на армии. В Петербурге был составлен подробный и, без сомнения, более заслуживающий названия гениального, чем фланговое движение, план всей войны, присланный для руководства Кутузову» (т. 15, с. 51—52).

Стр. 77. Он писал... — Нижеследующее письмо было вручено Кутузову А. Лористоном 23 сентября (5 октября н. ст.) 1812 г. Документ приведен в книге М. Богдановича «История Отечественной войны 1812 года...», т. II, с. 623. Слова, выделенные курсивом, подчеркнуты Л. Н. Толстым.

Стр. 78. ...отвечал Кутузов... — Из донесения Кутузова Александру I о свидании с Лористоном (см.: М. Богданович. История Отечественной войны 1812 года..., т. II, с. 623).

...положение французского войска и его численность были неизвестны русским... — Утверждение Толстого явно полемично. Арьергард русских войск, которым командовал генерал Милорадович, после 14 сентября находился в постоянном соприкосновении с французскими войсками под командованием Мюрата. Кутузов знал о перегруппировке французской армии и принимал необходимые контрмеры (см.: М. Богданович. История Отечественной войны 1812 года..., т. II, с. 349—352). О том, что русским было известно «положение французского войска», говорит и цитируемое Толстым в следующей главе письмо Александра I Кутузову от 2 октября 1812 г.

405

Стр. 79. Кутузов писал только, что дальние диверсии всегда трудно исполнимы. — План, разработанный в Петербурге и привезенный в русскую ставку Чернышевым (см. главу II и коммент. к ней), был воспринят Кутузовым скептически, особенно в той его части, которая предусматривала «диверсии», то есть маневры войска за пределами России. Кутузов отвечал Александру I: «Сказать должно, что отдаленные диверсии от главного действия войны не могут иметь над нею такого влияния, как ближние...» (М. Богданович. История Отечественной войны 1812 года..., т. II, с. 347).

...и обиженного, удалившегося Барклая. — После объединения приказом Кутузова от 16 сентября 1812 г. 1-й и 2-й Западных армий функции Барклая де Толли оказались ограниченными, и вскоре он ушел в отставку по болезни. В письме Александру I по этому поводу он не скрывал своей обиды: «Я желал жить и умереть вместе с войсками, состоявшими под моим начальством, но если бы даже тому не препятствовала болезнь моя, то утомление и душевные беспокойствия не позволили бы мне в настоящих обстоятельствах оставаться в армии...» (М. Богданович. История Отечественной войны 1812 года..., т. II, с. 355).

Стр. 81. ...Кутузов, приняв во внимание записку Бенигсена... — Речь идет о записке, поданной Кутузову Беннигсеном 3 октября 1812 г. В ней Беннигсен доказывал возможность военной операции против авангарда войск Мюрата малочисленностью французской артиллерии и сравнительно небольшим количеством кавалерии (см.: М. Богданович. История Отечественной войны 1812 года..., т. II, с. 648).

Стр. 82. Кикин П. А. (1772—1834) — в 1812 г. был дежурным генералом. В набросках этой сцены Толстой писал: «4-го октября были именины генерала Кикина» (т. 15, с. 79).

Стр. 83. Это штуки, это все нарочно. Коновницына подкатить. — Одним из источников этого эпизода для Толстого была «История Отечественной войны 1812 г. ...» М. Богдановича, который, ссылаясь на «Записки» А. А. Щербинина, писал, что П. П. Коновницыным был послан к генералу Ермолову офицер с диспозицией (Коновницын был тогда также дежурным генералом при главной квартире Кутузова).

Стр. 84. Эйхен — подполковник, офицер квартирмейстерской части.

...Ермолов сам не являлся к нему до другого дня... — Инцидент не был сразу исчерпан. Кутузов 5 октября 1812 г. приказал Ермолову срочно расследовать случившееся. «Ваше превосходительство известны были,— писал он,— о намерении нашем атаковать сегодня на рассвете неприятеля. На сей конец я сам приехал в Тарутино в 8-м часу в вечеру, но, к удивлению моему, узнал от корпусных там собравшихся господ начальников, что никто из них приказа даже и в 8 часов вечера не получал, кроме тех

406

войск, к коим сам г. генерал от кавалерии барон Беннигсен прибыл...

Сии причины, к прискорбию моему, понудили отложить намерение наше атаковать сего числа неприятеля, что должно было быть произведено на рассвете, и все сие произошло от того, что приказ весьма поздно доставлен был к войскам... Я не могу оставить без розыскания причины сего, каковое упущение вам исследовать предписывая, ожидать буду немедленно вашего о сем донесения» («М. И. Кутузов. Сб. документов», т. IV, ч. 2. М., Воениздат, 1955, с. 12).

Стр. 85. Граф Орлов-Денисов с казаками (самый незначительный отряд из всех других)... — Под командованием генерал-адъютанта В. В. Орлова-Денисова (1775—1844) в Тарутинском сражении было десять казачьих полков с ротою Донской конной артиллерии и четыре конных полка с полуротой конной артиллерии.

Стр. 86. ...колонн этих не было видно. — Войска под началом Орлова-Денисова по диспозиции были на самом правом фланге. Левее их должен был еще до рассвета расположиться второй корпус под командой генерала К. Ф. Багговута. Однако он прибыл в назначенное место только около семи часов утра (см.: М. Богданович. История Отечественной войны 1812 года..., т. II, с. 477— 478).

Стр. 87. Взято было тут же тысяча пятьсот человек пленных... — Это общее число пленных французов, взятых в Тарутинском сражении.

...которыми командовал Бенигсен...— Беннигсен командовал всем правым флангом русских войск.

Толь, который в этом сражении играл роль Вейротера в Аустерлицком... — то есть руководил движением колонн.

Стр. 88. Он не двигался. — Действительно, войска левого фланга, где находился Кутузов, приблизившись к реке Чернишне за Тарутином, получили приказание остановиться. «Напрасно,— пишет историк,— Милорадович и Ермолов умоляли фельдмаршала о позволении атаковать неприятеля. Кутузов решительно отказал в сей просьбе» (М. Богданович. История Отечественной войны 1812 года..., т. II, с. 482). М. Богданович предполагает, что относительная неудача наступления на правом фланге заставила Кутузова «избегать решительных действий» (там же, с. 483).

Стр. 89. ...Кутузов получил алмазный знак, Бенигсен тоже алмазы... — Кутузову была пожалована золотая шпага с алмазами и лавровым венком, Беннигсен был награжден алмазными знаками ордена св. Андрея.

Стр. 91. ...подойти к Кутузову...— то есть к русской армии, стоявшей у Тарутина.

Стр. 92. ...где сорок веков смотрели на его величие... — Из фразы Наполеона, обращенной к французским солдатам накануне

407

сражения в Египте, между селением Эмбабе и пирамидами, 20 июля 1798 г.: «Солдаты! Сорок веков смотрят на вас сегодня с высоты этих пирамид!»

Деятельность его в Москве так же изумительна и гениальна, как и везде. — Эта ироническая характеристика Наполеона направлена также против концепции М. Богдановича, книгу которого Толстой широко использовал как один из исторических источников. Богданович, не сомневавшийся в прозорливости Наполеона, писал: «Напрасно упрекают Наполеона в бездействии, в продолжение пребывания его в Москве. Время, проведенное им там, было эпохою величайшей его деятельности...» (М. Богданович. История Отечественной войны 1812 года..., т. II, с. 364).

Стр. 92. ...потом делает гениальный план будущей кампании... — Речь идет о распоряжениях Наполеона, касающихся сохранения коммуникаций и боеспособности его Большой армии, обеспечения ее тылов от действий русских партизан и русских армий (см. об этом же в следующей, X гл.)

Стр. 93. ...ограбленного и оборванного капитана Яковлева ... подробно излагает ему всю свою политику и свое великодушие и, написав письмо к императору Александру... — Толстой мог узнать об этом эпизоде из книги М. Богдановича «История Отечественной войны 1812 года...» (т. II, с. 320—325), а также из «Полярной звезды на 1856 год», в которой Герцен опубликовал первые главы «Былого и дум», где описана аудиенция, данная Наполеоном капитану И. А. Яковлеву (1767—1846) — отцу Герцена. Герцен там писал: «После обыкновенных фраз, отрывистых слов и лаконических отметок, которым лет тридцать пять приписывали глубокий смысл, пока не догадались, что смысл их очень часто был пошл, Наполеон разбранил Растопчина за пожар, говорил, что это вандализм, уверял, как всегда, в своей непреодолимой любви к миру, толковал, что его война в Англии, а не в России, хвастался тем, что поставил караул к Воспитательному дому и к Успенскому собору, жаловался на Александра, говорил, что он дурно окружен, что мирные расположения его не известны императору.

Отец мой заметил, что предложить мир скорее дело победителя.

— Я сделал, что мог, я посылал к Кутузову, он не вступает ни в какие переговоры и не доводит до сведения государя моих предложений. Хотят войны, не моя вина — будет им война.

После всей этой комедии отец мой попросил у него пропуск для выезда из Москвы.

— Я пропусков не велел никому давать. Зачем вы едете? Чего вы боитесь? Я велел открыть рынки.

Император французов в это время, кажется, забыл, что, сверх открытых рынков, не мешает иметь покрытый дом и что жизнь

408

на Тверской площади средь неприятельских солдат не из самых приятных.

Отец мой заметил это ему; Наполеон подумал и вдруг спросил:

— Возьметесь ли вы доставить императору письмо от меня? На этом условии я велю вам дать пропуск со всеми вашими.

— Я принял бы предложение в. в.,— заметил ему мой отец,— но мне трудно ручаться.

— Даете ли вы честное слово, что употребите все средства лично доставить письмо?

— Je m’engage sur mon honneur, Sire <Ручаюсь честью, государь>.

— Этого довольно. Я пришлю за вами. Имеете вы в чем-нибудь нужду?

— В крыше для моего семейства, пока я здесь, больше ни в чём.

— Герцог Тревизский сделает, что может.

Мортье, действительно, дал комнату в генерал-губернаторском доме и велел нас снабдить съестными припасами; его метрдотель прислал даже вина. Так прошло несколько дней, после которых, в четыре часа утра, Мортье прислал за моим отцом адъютанта и отправил его в Кремль.

Пожар достиг в эти дни страшных размеров; накалившийся воздух, непрозрачный от дыма, становился невыносим от жара. Наполеон был одет и ходил по комнате озабоченный, сердитый, он начинал чувствовать, что опаленные лавры его скоро замерзнут и что тут не отделаешься такою шуткою, как в Египте. План воины был нелеп, это знали все, кроме Наполеона: Ней и Нарбон, Бертье и простые офицеры; на все возражения он отвечал кабалистическим словом: «Москва»; в Москве догадался и он.

Когда мой отец взошел, Наполеон взял запечатанное письмо, лежавшее на столе, подал ему и сказал, откланиваясь: «Я полагаюсь на ваше честное слово». На конверте было написано: «A mon frère L’Empereur Alexandre» <«Моему брату императору Александру» > (А. И. Герцен. Собр. соч. в 30-ти томах, т. VIII. М., Изд-во АН СССР, 1956, с. 18—19). В письме Наполеона было тоже немало демагогии: «Прекрасная, великолепная Москва уже не существует! Растопчин сжег ее; 400 человек зажигателей схвачены на месте преступления. Все они показали, что действовали по приказанию губернатора и обер-полицеймейстера. Преступники расстреляны. Кажется, наконец, пожар прекратился... Поступок ужасный и бессознательный! Для того ли зажгли город, чтобы лишить нас способов продовольствия? Но запасы находились в погребах, куда огонь не достиг. Стоило ли для достижения столь маловажной цели истреблять один из прекраснейших городов в свете...» (М. Богданович. История Отечественной войны 1812 года..., т. II, с. 324).

409

Изложив так же подробно свои виды и великодушие перед Тутолминым... — 6 сентября 1812 г. Наполеон принят в Кремле генерал-майора И. В. Тутолмина (1751—1815), директора Московского Воспитательного дома, спасенного от пожара его же заботами. По окончании аудиенции Наполеон сказал: «Напишите вашему государю, что я желаю мира, и отправьте с донесением своего чиновника. Я прикажу провести его чрез форпосты» (из донесения И. В. Тутолмина Александру I от 7 сентября 1812 г. — См.: М. Богданович. История Отечественной войны 1812 года..., т. II, с. 320).

...и обнародовано следующее... — Далее идут два обращения к жителям Москвы, взятые из книги: А. И. Михайловский-Данилевский. Описание Отечественной войны в 1812 году, ч. III, СПб., 1839, с. 74—76 и 157—159.

...градской голова... — Им был назначен московский интендант Лессепс.

Стр. 96. Потом, по красноречивому изложению Тьера... фальшивыми деньгами. — Далее идет изложение аргументации А. Тьера из его книги «Histoire de L’Empire. Nouvelle édition illustrée», t. 3. Paris, 1867, p. 168. Эта книга с пометами Толстого сохранилась в Яснополянской библиотеке. К оценке этого суждения Тьера, как и всего его сочинения, Толстой возвратился в статье «Несколько слов по поводу книги «Война и мир» (см. с. 362 наст. тома).

Стр. 97. ...и относительно которого Тьер, вступая в полемику с г-м Феном, доказывает... — Полемика с секретарем Наполеона I А.-Ж.-Ф. Феном (1778—1837), автором двухтомного труда «Рукопись о 1812 годе, содержащая краткий обзор событий этого года для воссоздания истории императора Наполеона» (1827), содержится в вышеназванном издании книги А. Тьера «История Империи» на с. 174—175.

...так легко устроенное в Египте дело посредством посещения мечети... — Наполеон, надеясь привлечь на свою сторону египтян, провозглашал уважение к магометанской вере, Корану, обещал неприкосновенность мечетям.

Стр. 98. ...и в доме Познякова... — Позняковы — купеческий род, идущий от известного купца и путешественника Василия Познякова (XVI в.).

Стр. 99. ...вызвало в нем желание наказать русских, как говорит Тьер... — Именно так Тьер и писал в своей «Истории Империи» (с. 184). К этой формулировке Тьера у Толстого в первой редакции романа был комментарий: «...слова без малейшего смысла. Тьер решил это, так как все объяснения не имеют никакого смысла» (т. 15, с. 54).

Стр. 104. Швальня — портняжная мастерская в роте, в полку.

Стр. 106. ...его вычисления о кабалистическом числе и звере Апокалипсиса. — См. с. 85, т. 6 наст. изд.

410

Стр. 108. ...из цибика... — из сыромятной кожи, которой обшивались ящики (цибики) для перевозки китайского чая.

...с застегнутыми чешуями... — двумя подбородными ремнями с медными бляхами.

Стр. 110. ...комиссариатской форме... — форме интендантских войск.

Стр. 111. ...к провиантским магазинам... — к складам. Эти помещения и сейчас сохранились около Крымского моста.

Стр. 113. Палубы — повозки с лубяным защитным верхом.

Стр. 115. ...приезжал еще парламентер с письмом от Наполеона и предложением мира... — 8 октября 1812 г. в Леташевку (близ Тарутина), где стоял Кутузов, приезжал полковник Бертеми с письмом начальника штаба французской армии Луи Бертье.

...из партизанского отряда Дорохова... — После отступления русской армии из Москвы генерал-лейтенант И. С. Дорохов (1762—1815), по распоряжению Кутузова, возглавил большой партизанский отряд (около двух тысяч человек). Отряд совершил ряд удачных операций по уничтожению неприятельских частей, транспортов. 28 сентября 1812 г. отряд Дорохова захватил в тылу французских войск город Верею.

...из дивизии Брусье... — Генерал Жан Брусье (1766—1814), участник ряда войн, в 1812 г. командовал дивизией в корпусе Богарне.

Стр. 116. ...кидающим кресты на батареи... — См. коммент. к с. 246, т. 6 наст. изд.

...у плотины Аугеста... — См. с. 364, т. 4 наст. изд.

Стр. 117. ...два небольших отряда Фигнера и Сеславина.— Отряды штабс-капитана артиллерии А. С. Фигнера (1787—1813) и капитана А. Н. Сеславина (1780—1858) действовали в окрестностях Москвы. Еще в первые дни занятия французами Москвы капитан Фигнер собирал в городе разведывательные данные, выдавая себя то за мужика, то за француза. Он искал случая убить Наполеона. Отчасти Фигнер был прототипом Долохова (см. коммент. к с. 43, т. 4 наст. изд.).

...толковый офицер, Болховитинов... — К Кутузову был послан Д. Н. Болговский (1775—1852), дежурный штаб-офицер при генерале Д. С. Дохтурове.

Стр. 118. ...от Алексея Петровича — от Ермолова.

Денщик рубил огонь... — то есть высекал искры о кремень.

...серники... — лучины с серой.

Стр. 120. ...Бенигсен, после Тарутина бывший на ножах с Кутузовым... — Между Кутузовым и Беннигсеном были давние расхождения, касавшиеся тактики и стратегии войны 1812 года. Их отношения обострились во время Тарутинского сражения. Беннигсен послал Александру I письмо, в котором обвинял

411

Кутузова не только в умышленном неподдержании его войсками левого крыла в деле при Тарутине, но и вообще пагубном бездействии армии... Не довольствуясь этими обвинениями, Беннигсен вошел в подробности домашней жизни Кутузова, выставлял его сибаритом, утопавшим в неге и наслаждениях» (М. Богданович. История Отечественной войны 1812 года..., т. II, с. 489).

Стр. 121. ...он вспомнил об общем плане из Петербурга...— См. коммент. к с. 76 наст. тома.

Стр. 122. ...письма к m-me Staël... — Жермена де Сталь (1766— 1817), французская писательница, была в давних неприязненных отношениях с Наполеоном, с 1802 г. — в изгнании. В 1812 г. жила в России. Переписывалась с Кутузовым, одобрительно встретила его назначение главнокомандующим русской армией. Ее пребывание в России Пушкин сочувственно показал в незавершенном романе «Рославлев» (1831).

Стр. 123. Дохтуров идет к Малоярославцу, но Кутузов медлит со всей армией... — Стратегический план Кутузова заключался в прикрытии дороги на Калугу. На помощь Дохтурову, защищавшему 12 октября Малоярославец, Кутузов послал корпус Раевского, затем сам подошел со своей армией, а 14 октября, опасаясь быть обойденным через Медынь, отвел главные силы к Детчино. Он объяснял в рапорте Александру I 16 октября 1812 г.: «Легкие войска наши, простиравшиеся до дороги, ведущей к Медыни, по которой неприятель мог еще пробраться в Калугу, стали единогласно уведомляться, что корпуса его стремятся по сей дороге. Сие тем вероятнее, что на оной происходили уже сражения между нашими легкими войсками и неприятельскими отрядами. Очевидно было и то, что неприятельское намерение клонилось к тому, чтобы всеми способами обойти нас к Калуге, и потому армия, оставя сильный авангард под командою ген. Милорадовича, 14 числа пошла к д. Детчину» («Материалы военно-учетного архива. Отечественная война 1812 года», т. XIX. СПб., 1912, с. 135).

...полуденные губернии... — южные губернии.

Стр. 124. ...последнее мнение простодушного солдата Мутона, сказавшего то, что все думали... — Так Толстой называет одного из сподвижников Наполеона барона Мутона-Деверне-Реже Бартелеми (1779—1816), имевшего еще титул графа Лобау. По свидетельству генерала Гурго, на военном совете 13 октября Наполеон спросил Мутона последним. Тот без колебаний отвечал, что надо скорее отступать из России по кратчайшей и известнейшей дороге (см.: М. Богданович. История Отечественной войны 1812 года..., т. III. М., 1860, с. 41).

Стр. 127. ...он говорил им про золотой мост... — от франц. «Pont d’or»— французская поговорка: облегчить противнику отступление. По описанию М. Богдановича, это было одно из любимых

412

выражений Кутузова (см.: М. Богданович. История Отечественной войны 1812 года..., т. III, с. 81).

Кутузову... они прислали в конверте, вместо донесения, лист белой бумаги. — Этот эпизод иначе объяснял А. И. Михайловский-Данилевский: «Решась, 21-го вечером, атаковать на следующее утро французов, Милорадович донес о намерении своем фельдмаршалу, описал ему, в каком разброде идут неприятели, и, зная его осторожность, присовокупил в окончании: «Уверяю вашу светлость, что нам не предстоит опасности». — «Будь Суворов на месте Кутузова,— сказал Милорадович,— то, не прибавляя этих слов, я написал бы просто: «Иду атаковать». Суворов отвечал бы: «С богом». Но с Кутузовым надо поступать иначе». Конверт, где должно было находиться донесение, отослали в главную квартиру. Распечатав его, дежурный генерал Коновницын нашел его пустым, ибо ошибкою донесение забыли вложить в него» (А. И. Михайловский-Данилевский. Описание Отечественной войны в 1812 году, ч. III. СПб., 1839, с. 342).

Стр. 128. Все историки согласны в том... выражается войнами — Этот взгляд особенно характерен для немецкого военного теоретика Клаузевица, давшего известное определение войны как «продолжения политики иными средствами» (см. также с. 217, т. 6 наст. изд.).

Стр. 130. ...он не переставал жаловаться Кутузову и императору Александру на то, что война велась противно всем правилам...— Такого рода заявления Наполеон передавал через своих парламентеров — Лористона (23 сентября 1812 г.) и полковника Бертеми (8 октября 1812 г.). В письме начальника Главного штаба наполеоновской армии Бертье, адресованном Кутузову, например, говорилось о необходимости «принять меры для придания войне характера, сообразного с общепринятыми правилами, и прекратить напрасное опустошение страны, столь же вредное для России, сколько прискорбное для императора Наполеона» (М. Богданович. История Отечественной войны 1812 года..., т. III, с. 3). Кутузов отвечал Бертье 9 октября 1812 г.: «...мне остается только сослаться на сказанное мною генералу Лористону... При всем том я повторю истину, коей всю силу и великость, без сомнения, вы сами уважите: что хотя бы я и желал, но весьма трудно удержать в пределах умеренности народ, уже 300 лет не знавший внутренней войны, готовый жертвовать собою за Отечество и неспособный различать, что принято или воспрещается в войнах обыкновенных» («Состояние армий во время пребывания Наполеона в Москве, а россиян при с. Тарутине». — «Журнал для чтения воспитанникам военно-учебных заведений», 1837, т. VI, № 22, с. 170).

Стр. 130. ...стать в позицию en quarte или en tierce, сделать искусное выпадение в prime... — Положение тела, поза в фехтовании.

413

Стр. 131. Это делали гверильясы в Испании... — Испанские партизаны, боровшиеся в 1808—1814 гг. против наполеоновской армии. Об их патриотическом движении часто упоминала русская пресса. Профессор Царскосельского лицея А. П. Куницын в «Послании русским», говоря об испанских гверильясах, писал: «Рассеянные дружины патриотов истребили стройные галльские легионы» («Сын отечества», 1812, № 5, с. 178).

Стр. 132. Сила (количество движения) есть произведение из массы на скорость. — Второй закон И. Ньютона, сформулированный им в 1687 г. и вместе с другими его законами положенный в основу классической механики.

Стр. 134. Прежде чем партизанская война была официально принята нашим правительством... — Имеется в виду манифест Александра I от 6 июля 1812 г. о всеобщем вооружении, разрешавший крестьянам взяться за оружие.

Денис Давыдов своим русским чутьем первый понял значение той страшной дубины... — Д. В. Давыдов (1784—1839), будучи подполковником Ахтырского гусарского полка, обратился к Багратиону, у которого состоял в течение пяти лет адъютантом, с планом партизанских действий и «объяснил ему выгоды партизанской войны, при обстоятельствах того времени» («Сочинения Дениса Васильевича Давыдова», ч. I, изд. 4-е. М., 1860, с. 7). Это происходило за несколько дней до Бородинского сражения.

...старостиха Василиса... — Василиса Кожина из Сычевского уезда Смоленской губернии.

Стр. 135. ...один поляк, другой немец — почти в одно и то же время прислали Денисову приглашение... — Д. В. Давыдов, послуживший прототипом для образа Денисова, в своем «Дневнике партизанских действий 1812 года» называет не «немца», а графа В. В. Орлова-Денисова, генерал-адъютанта, командовавшего партизанскими казачьими отрядами (см.: «Сочинения Дениса Васильевича Давыдова», ч. I, с. 67—68). «Поляк»— граф А. П. Ожаровский (1776—1855), генерал от кавалерии, в октябре 1812 г. был назначен начальником отдельного партизанского отряда.

Стр. 142. Мушкетон — старинное кавалерийское ружье с коротким стволом.

Стр. 148. Vincent Bosse его зовут. — Лицо исторически достоверное. Д. Давыдов в «Дневнике» писал, что среди французских пленных «находился барабанщик молодой гвардии, именем Викентий Бод (Vincent Bode), пятнадцатилетний мальчик, оторванный от родительского дома и, как ранний цвет, перенесенный за три тысячи верст под русское лезвие и на русские морозы. При виде сего... сердце мое облилось кровью...» (там же, с. 61).

Стр. 149. Денисов одевался в чекмень...— Чекмень (тюрк.) — мужская верхняя кавказская одежда вроде казакина.

414

Стр. 162. ...обозом маршала Жюно, конвоируемого вестфальцами. — Жюно, герцог д’Абрацтес (1771—1813), маршал Франции, в 1812 г. командовал Вестфальским корпусом.

...кавалерийское депо, депо пленных... — Депо (от франц. dépôt) — нестроевая воинская часть, команда.

Стр. 166. История эта была о старом купце... — Этот сюжет интересовал Толстого и после завершения романа. Он был обработан им в рассказе «Бог правду видит, да не скоро скажет» (1872), включенном в «Третью русскую книгу для чтения».

Стр. 171. С 28-го октября, когда начались морозы... — 28 октября 1812 г. после ряда активных действий русской армии Наполеон, отступая на запад, перенес свою главную квартиру в Смоленск. Мороз в то время достигал 12 градусов, а к 1 ноября усилился до 17 градусов.

Стр. 172. Бертье писал своему государю... — Письмо от 9 ноября 1812 г. по новому стилю (28 октября по ст. ст.). Взято из «Описания Отечественной войны в 1812 году» А. И. Михайловского-Данилевского (ч. III, с. 413—414).

Стр. 175. ...шедший последним, Ней, с своим десятитысячным корпусом, прибежал в Оршу к Наполеону только с тысячью человеками, побросав и всех людей, и все пушки... — Ней, действительно, привел в Оршу около тысячи человек из своего корпуса, потеряв остальных в большом бою при местечке Лосмина 6 ноября 1812 г.

Стр. 176. ...последний отъезд великого императора... — Наполеон уехал в Париж 5 декабря 1812 г., оставив свою армию на Мюрата.

Стр. 177. От величественного до смешного только один шаг...— Слова, сказанные Наполеоном в Варшаве в разговоре с французским посланником при короле саксонском аббатом Прадтом в декабре 1812 г.

Чичагов Павел Васильевич (1767—1849) — адмирал, в 1802— 1811 гг. морской министр, в 1812 г. командовал Дунайской, а затем 3-й Западной армией.

Стр. 178. ...как то делают русские военные историки... — Толстой в первую очередь упрекал в этом М. И. Богдановича. В одном из вариантов этой части романа Толстой писал: «В истории Богдановича, писанной по высочайшему повелению, прямо сказано, что Кутузов виноват в неуспехе дела под Красным» (т. 15, с. 180).

Стр. 179. J. Maistre — Жозеф де Местр (см. о нем коммент. к с. 10, т. 4 наст. изд.).

Стр. 181. ...Чичагов должен был передвинуться туда-то... — Адмирал Чичагов историками 1812 г. особенно подвергался критике за медлительность, «бездействие» (см.: М. Богданович. История Отечественной войны 1812 года..., т. III, с. 269—270). Такой же точки зрения придерживались и некоторые современники

415

событий 1812 г. Это нашло свое отраженно в басне И. А. Крылова «Щука и кот» (1812). Современный историк прошлой войны замечает: «...допускались, разумеется, ошибку неизбежны были и недочеты. Особенно они проявились, как мы знаем, при планировании и осуществлении взаимодействия между армиями. Наступление таких масштабов требовало строгой координации действий и целеустремленного использования всех сил, в том числе и армии адмирала Чичагова. Несогласованность в действиях армий в значительной степени объяснялась несовершенством средств управления войсками. Большие недочеты имелись в работе тыла» (П. А. Жилин. Гибель наполеоновской армии в России. М., «Наука», 1974, с. 312).

Стр. 193. ...которую называли маршальским жезлом... — Жезл маршала Даву был найден в захваченных обозах в первый день сражения под Красным.

Стр. 194. ...не хотел выходить из Полотняных Заводов... — Село в Калужской губернии, где стоял Кутузов с главными силами русской армии.

...что он находится в заговоре с Наполеоном, что он подкуплен им... — Ссылка Л. Н. Толстого при этом на «Записки» Вильсона не случайна. Генерал Р. Вильсон (1777—1849) представлял в русском штабе союзную английскую армию и был одновременно негласным осведомителем Александра I и английского посла в Петербурге лорда Каткара. В письмах к ним Р. Вильсон упрекал Кутузова в бездействии и даже в противодействии каким-либо планам «нападения на неприятеля» (см.: Н. Дубровин. Отечественная война в письмах современников (1812—1815 гг.). СПб., 1882, с. 326). Те же самые обвинения остались и в его «Записках о событиях во время нашествия на Россию Наполеона Бонапарта и отступления французской армии в 1812 году» («Narrative of events the invasion of Russia by Napoleon Bonaparte and the retreat of the French army. 1812». London, 1860). Изложение «Записок» Вильсона было также опубликовано в «Русском вестнике» (1862, № 1).

Стр. 195. Кутузов никогда не говорил о сорока веках, которые смотрят с пирамид... — Слова Наполеона во время Египетского похода (см. коммент. к с. 92 наст. тома).

Стр. 196. ...он один говорил, что Бородинское сражение есть победа... он один во время отступления французов говорил...— Эта итоговая оценка Кутузова и по смыслу и по стилю перекликается с пушкинской, данной им в «Объяснении» («Современник», 1836, кн. 4) по поводу своего стихотворения «Полководец» (1835). Пушкин в «Объяснении», не умаляя роли Барклая де Толли, полностью отдавал предпочтение Кутузову: «И мог ли Барклай де Толли совершить им начатое поприще? Мог ли он остановиться и предложить сражение у курганов Бородина? Мог ли он после ужасной битвы, где равен был неравный спор, отдать Москву Наполеону и стать в бездействие на равнинах Тарутинских?

416

Нет!.. Один Кутузов мог предложить Бородинское сражение; один Кутузов мог отдать Москву неприятелю, один Кутузов мог оставаться в этом мудром деятельном бездействии, усыпляя Наполеона на пожарище Москвы и выжидая роковой минуты: ибо Кутузов один облечен был в народную доверенность, которую так чудно он оправдал!» (А. С. Пушкин. Собр. соч. в 10-ти томах, т. 6. М., «Художественная литература», 1976, с. 181—182).

Стр. 197. 5 ноября был первый день так называемого Красненского сражения. — Это был уже пик сражения, начавшегося двумя днями раньше, когда корпус генерала Милорадовича атаковал французов при селении Ржавка. 5 ноября русские войска овладели городом Красным, вынудив Наполеона отступить к Орше.

Стр. 199. А, знамена! — сказал Кутузов, видимо с трудом отрываясь от предмета, занимавшею его мысли. — В исторических работах этот эпизод часто воспроизводится по А. И. Михайловскому-Данилевскому, в описании которого речь Кутузова к солдатам, со слов очевидца, содержала пересказ басни Крылова «Волк на псарне»: «Крылов сочинил басенку и рассказывает, как волк попал не в овчарню, а на псарню. Увидя беду, пустился он в переговоры и стал умолять о пощаде, но псарь сказал ему: «Ты сер...» При сих словах князь Кутузов снял свою белую фуражку и, потрясая наклоненною головой, продолжал: «А я, приятель, сед!» Воздух потрясался от восклицаний гвардии» (А. И. Михайловский-Данилевский. Описание Отечественной войны в 1812 году, ч. IV, с. 35). Толстой же показывает Кутузова раздумывающим о нравственно-исторических итогах всей кампании, переломом которой он считал Бородинское сражение. В вариантах романа это подчеркивалось еще и внутренним монологом Кутузова: «Вот они, трофеи Бородинского сражения»,— думал Кутузов, глядя на пушки и знамена; промежуток времени от 26-го августа до 2-го ноября для него, 70-летнего человека, не казался велик, и причины и следствия для него ясно связывались между собой. Но он никому не мог сказать этого. Никто бы не понял его. Он знал, что не только не поняли бы его, если бы он сказал это, но объяснили бы эти слова тем, что он хочет оправдать этими словами ту слабость, которую он, по их мнению, выказал нынешний день. Он чувствовал за собой насмешливые и недоброжелательные лица, но, несмотря на то, вид оживленных солдатских лиц и этих трофеев, которых значение он понимал совершенно иначе, чем все его генералы, радовал его. Все эти споры, неудовольствия, страсти окружающих его генералов не занимали его — это было их неизбежное призвание, и оно в своей мере было полезно, думал он.

Он сам был молод, сам вбегал первый на штурмы и осуждал в нерешительности и слабости своих начальников. Он не имел к

417

ним ни досады, ни озлобления. Он радовался своей одинокой радостью, глядя на трофеи и на солдатские лица» (т 15 с. 181).

Стр. 200. Мушкатерский полк — полк, вооруженный крупнокалиберными фитильными ружьями — мушкетами.

Стр. 202. Предполагалось сделать фланговый марш влево отрезать вице-короля... — 4 ноября французские войска, возглавляемые Е. Богарне, оказались в окружении. С боем ему удалось с остатками его корпуса пробиться к Красному.

Стр. 204. ...тогда всем по двойному товару. — Выкроенная кожа на две пары сапог.

Стр. 208. ...а вовсе не решительный эпизод кампании. — Толстой полемизирует с рядом русских историков, особенно с М. И. Богдановичем, который писал: «На берегах Березины настал предел существованию «Великой армии». Последующее отступление ее остатков было не что иное, как бегство» («История Отечественной войны 1812 года...», т. III, с. 281). Переход через Березину, действительно, не сопровождался тяжелыми боями, какие были в предыдущих сражениях. Однако потери французской армии при Березине были большими: пленных, убитых, раненных — около тридцати тысяч из сорока, подошедших к Березине.

Стр. 209. Когда мосты были прорваны... — Утром 17 ноября 1812 г. мосты, наведенные через Березину, после переправы остатков французской армии были подожжены командой французского генерала Эбле.

Стр. 210. ...после соединения армий блестящего адмирала и героя Петербурга Витгенштейна... — Соединение Дунайской армии под командованием адмирала Чичагова и корпуса под началом графа П. X. Витгенштейна произошло у местечка Борисова 15 ноября 1812 г. О Витгенштейне см. также коммент. к с. 187, т. 6 наст. изд.

...следующее письмо... — письмо Кутузова Беннигсену от 15 ноября 1812 г., в разгар преследования противника по пути к Березине.

Стр. 211. ...к армии приехал великий князь Константин Павлович... — Кутузов вынужден был приказом по армиям от 15 ноября 1812 г. передать под командование великого князя «гвардию, гренадерский корпус, обе кирасирские дивизии» (см.: М. Богданович. История Отечественной войны 1812 года..., т. III, с. 285).

...о неудовольствии государя императора за слабые успехи наших войск и, за медленность движения. — Александр I вмешивался в военные распоряжения, планы Кутузова многократно. См., например, его рескрипт от 25 ноября 1812 г. (М. Богданович. История Отечественной войны 1812 года..., т. III, с. 331— 332) и др.

Два раза в свою службу Кутузов был в Вильне губернатором.— В 1799—1801 и затем в 1809—1811 гг., перед назначением

418

в Дунайскую армию Кутузов выполнял обязанности литовского военного губернатора.

...Чичагов, который хотел сначала сделать диверсию в Грецию, а потом в Варшаву... — Имеются в виду планы Чичагова, стоявшего с Дунайской армией в Валахии, а затем рейды его легкоконного отряда под командованием генерал-майора А. И. Чернышева в Варшавское герцогство уже в то время, когда армия Чичагова была под Брестом.

Стр. 215. Толь, Коновницын, Ермолов — получили другие назначения.— Генерал-майор Толь был назначен в Главный штаб, начальником которого стал генерал-адъютант князь Волконский. Генерал-лейтенант Коновницын был определен командиром пехотного корпуса. Генерал-лейтенант Ермолов — начальником артиллерии всех действующих армий.

И он умер. — М. И. Кутузов умер 16(28) апреля 1813 г. во время заграничного похода русской армии в немецком городке Бунцлау.

Стр. 217. ...в признаваемом масонами Архитектоне вселенной. — Глава, главный строитель вселенной.

Стр. 224. ...число это к осени 1813 года дошло до цифры... — Накануне 1814 г. в Москве было около 160 тысяч жителей.

...казаки отряда Винцингероде...— Сам генерал Ф. Ф. Винценгероде 10 октября 1812 г. был взят в плен в Москве, еще занятой французами. 11 октября после ухода отряда Мортье в Москву с казачьими полками вошел замещавший Винценгероде генерал-майор Иловайский 4-й (И. Д. Иловайский).

Стр. 239. ...живописно напоминая Рейн и Колизей... — Берега Рейна сохранили остатки средневековых замков. Колизей — здание в Древнем Риме для зрелищ. От него сохранились наружные стены и части внутренних конструкций.

Стр. 240. Я заеду за комиссиями... — то есть за поручениями.


Краснов Г.В. Комментарии: Л.Н. Толстой. Война и мир. т.4. // Л.Н. Толстой. Собрание сочинений в 22 тт. М.: Художественная литература, 1981. Т. 7. С. 401—419.
© Электронная публикация — РВБ, 2002—2019. Версия 3.0 от 28 февраля 2017 г.

Загрузка...
Loading...
Loading...
Loading...