СВИДАНИЕ

(с. 240)

Впервые опубликовано: Совр, 1850, №11, отд. I, с. 114 — 122 (ценз. разр. 31 окт.), под № XIX, вслед за «Певцами», с общей подписью: Ив. Тургенев.

Беловой и черновой автографы рассказа хранятся в ГПБ (ф. 795, ед. хр. 17 и 16). Первоначально, в черновом автографе, герой именовался Виктором Николаевичем.

В настоящем издании в текст ЗО 1880 внесены следующие исправления:

Стр. 242, строка 12. Вместо «золотым» — «золотистым» (по бел. автогр., Совр, ценз. рукоп., ЗО 1852 и черн. автогр.).

Стр. 243, строка 32. Вместо «подернул» — «передернул» (по бел. автогр., Совр, ценз. рукоп., ЗО 1852).

Стр. 244, строка 19. Вместо «в Петербург» — «в Петербурге» (по всем источникам до ЗО 1880).

Стр. 245, строка 30. Вместо «тянулась, ластилась» — «тянулась и ластилась» (по бел. автогр., ценз. рукоп., ЗО 1852 и черн. автогр.).

Стр. 246, строка 4. Вместо «глаз-то» — «глаз-то, глаз-то» (по бел. автогр., ценз. рукоп. и всем печатным источникам до ЗО 1869).

Стр. 248, строка 38. Вместо «резко» — «резво» (по всем источникам до ЗО 1874). Эта же поправка внесена и в издание 1883 г.

Замысел «Свидания» впервые зафиксирован в Программе X (август-сентябрь 1850 г.). В этой программе «Свидание» отмечено волнистой чертой, которой, по-видимому, там обозначались задуманные, но еще не осуществленные рассказы (см.: Клеман, Программы, с. 117).

Время написания рассказа определяется датировкой письма Тургенева к актрисе H. В. Самойловой, черновик которого сохранился на обороте вставки в черновой автограф «Свидания» (эта вставка учтена при переписке рукописи набело). На основании содержания письмо к Самойловой датируется октябрем 1850 г. К этому же времени относится перечень действующих лиц комедии «Провинциалка», набросанный на последнем листе чернового автографа. Таким образом, «Свидание» если и было написано вчерне до приезда в Петербург в начале октября, то отделано и перебелено могло быть только уже в Петербурге. На беловом автографе имеется надпись Некрасова, сделанная красным карандашом: «XIX. Набрать и послать вместе с рассказом „Певцы“ к г. Крылову. Некр<асов>».

Цензура изъяла из рассказа при публикации в «Современнике» намеки на беременность Акулины (в частности, строки: «всё, кажется ~ сами знаете...» и «Да страшно ~ нашла страх!» (см. стр. 244 — 245, строки 31 — 37, 3 — 5 наст. тома, а также раздел «Варианты» в изд.:Т, ПСС и П, Сочинения, т. IV, с. 437). В черновом автографе эти намеки были еще более явными. Так, после слов: «Да страшно, Виктор Александрыч» (245, 3) читалось: «как тут скрыть?» Вместо тургеневского: «а он лежал, развалясь, как султан...» (245, 22 — 23) в «Современнике» печаталось: «а он стоял, как султан...». Слово «обожанье» (245, 24), поскольку в

496

основе его заключено понятие «бог», заменялось в «Современнике» словом «ласки». Некоторые изменения были сделаны Некрасовым в предвидении цензуры: в беловом автографе его красным карандашом зачеркнуты слова: «а тот еще бранится» (244, 4) и «благоговейной» (245, 20). В «Современнике» они не печатались и, как и другие изъятые по цензурным причинам слова, восстановлены автором в цензурной рукописи 1852 г.

В анонимном «Обозрении русской литературы», помещенном во 2-м номере «Современника» за 1851 г. (см. выше, с. 490)., «Свидание», наряду с «Певцами», причислялось к тем рассказам «Записок охотника», которые отличаются почти осязаемой «картинностью». Автор обзора проводил мысль о том, что возникающее сначала при чтении рассказа впечатление утрированности и идеализирования образа Акулины сменяется вскоре ощущением высокой художественной убедительности и психологической правды. Однако характер Виктора представлялся ему нарисованным хотя и верно, но преувеличенно и «чересчур резко», вследствие чего «Певцы» ставились в статье «гораздо выше» «Свидания».

О впечатлении, произведенном «Певцами» и «Свиданием» на читателей, Тургенев писал П. Виардо 12 (24) ноября 1850 г.: «Последние два отрывка „Записок охотника“, появившиеся в ..Современнике“, имели большой успех». И. С. Аксаков в письме к Тургеневу от 4 (16) октября 1852 г. назвал «Свидание» в числе лучших, по его мнению, рассказов «Записок охотника» (Рус Обозр, 1894, № 8, с. 476). С отрицательным отзывом выступил Ап. Григорьев, который нашел героиню «идеализированной» и «мелодраматичной». Из чтения рассказа критик вынес «свинцовую тяжесть впечатления», которую он объяснил присутствием в произведении «задней мысли», т. е. определенной общественной тенденции (Москв, 1851, № 3, с. 390).

Д. И. Писарев в статье «Народные книжки» (1861) отметил в «Свидании» «живой и своеобразный колорит», выгодно отличающий этот рассказ Тургенева от других попыток изображать внутреннюю сторону народной жизни, лишенных художественной убедительности и правды (см.: Писарев Д. И. Соч. М., 1955. Т. 1, с. 60).

Идейно-тематической, но в значительной мере полемической по приемам творчества реминисценцией «Свидания» является, по-видимому, рассказ А. П. Чехова «Егерь» (1885). См.: Долинин А. С. Тургенев и Чехов. Параллельный анализ «Свидания» Тургенева и «Егеря» Чехова. — В сб.: Творческий путь Тургенева. Пг., 1923, с. 277 — 318; Семанова М. Л. Тургенев и Чехов. — Уч. зап. Ленингр. гос. пед. ин-та им. А. И. Герцена, каф. рус. лит-ры, 1957. Т. 134, с. 177 — 223.


Макашин С.А., Оксман Ю.Г., Гришунин А.Л. Комментарии: И.С. Тургенев. Свидание // И.С. Тургенев. Полное собрание сочинений и писем в тридцати томах. М.: Наука, 1979. Т. 3. С. 496—497.
© Электронная публикация — РВБ, 2010—2019. Версия 2.0 от 22 мая 2017 г.