К П. И. ПАНИНУ

Стр. 461. ...известие о разрешении от бремени ее императорского высочества... — 12 декабря 1777 года Мария Федоровна, жена наследника Павла, родила сына, Александра Павловича.

Стр. 470. Сей осмидесятилетний старик сочинил новую трагедию: «Ирена, или Алексий Комнин»... нельзя никак сравнить ее с прежними. — Точное название «Ирина». Трагедия написана в 1776 году как ответ французским драматургам, выступившим

699

с требованием шекспиризировать театр. Вольтер призывал к верности национальным традициям, то есть традициям классицизма XVII века, восхвалял Расина. «Ирина» — трагедия расиновского типа. В центре трагический конфликт — Ирина была выдана против воли за тирана Византии Никифора, утаив любовь к Алексею Комнину. Никифор узнает об этом и отдает приказ убить только что вернувшегося с победой Комнина. Комнин поднимает восстание, свергает и убивает тирана. Но свободная Ирина, чьи поступки определялись волей писателя классициста, смиряет в себе чувство во имя долга (перед убитым мужем) и кончает самоубийством. Характерно, что Фонвизин во время пребывания в Париже с холодностью относится к произведениям, вдохновленным эстетикой классицизма, и восторженно приветствует Руссо, и особенно его «Исповедь», которая явилась манифестом нового литературного направления.

Стр. 481. Д'Аламберы, Дидероты в своем роде такие же шарлатаны... — Выступление против Дидро и Даламбера объясняется политическими обстоятельствами. Дело не в консерватизме Фонвизина. Его оценка вовсе не предание анафеме глашатаев свободы. Письма свидетельствуют, что Фонвизин выступил не против просветительства, но против поведения отдельных философов. С почтением он говорит о Руссо, с уважением относится к Вольтеру, близко сходится с Тома, встречается в Париже со многими другими писателями, философами, общественными деятелями. Он доволен своей встречей с Франклином.

Следует иметь в виду еще одно обстоятельство: «сильные» выражения по адресу Дидро и Даламбера были написаны в духе эпохи. Известно, что многие французские крупные писатели, враждуя друг с другом, не стеснялись в выражениях. Так, Вольтер в письме к Даламберу писал: «Весьма прискорбно для философии, что Жан Жак Руссо — безумец, но еще печальнее то, что он нечестный человек». В других письмах оценка превращалась в ругательства: «он играет роль доносчика и клеветника», «Руссо — собака, кусающая тех, кто предлагал ему хлеб», «он совершенно безумен», «Руссо — философ-шарлатан» и т. д.

Стр. 486. Les lettres de cachet — суть именные указы... — Бланки королевских приказов о заключении в тюрьму без суда любого человека выдавались полиции с пробелом на месте, где должна быть указана фамилия обвиняемого. Полиция, имея

700

такие приказы, вписывала любые фамилии и расправлялась с неугодными ей людьми.


Г.П. Макогоненко. Комментарии: Фонвизин. III . Письма из второго заграничного путешествия (1777-1778). К П. И. Панину // Фонвизин Д.И. Собрание сочинений в двух томах. М.; Л.: Гос. Изд-во Художественной Литературы, 1959. Т. 2, с. 699—701.
© Электронная публикация — РВБ, 2005—2019. Версия 2.0 от 31 августа 2019 г.