ЕЛИСАВЕТЕ ПЕРВОЙ

1 Тебе ж [1], самодержице, посвятить труд новый
И должность советует и самое дело;
Извинят они ж мою смелость пред тобою.
Приношу тебе стихи, которы на римском
5 Языке показались достойными ухо
Августово [2] насладить; тебе он подобие
Расширив и утвердив, везде победитель,
Державы своей предел, по трудах покойно
Миром целым властвовал, в одной лишь различен
10 Мести[3] к врагам, коих ты прощаешь славнее.
К нравов исправлению творец[4] писать тщался,
Искусно хвалит везде красну добродетель,
И гнусное везде он злонравие хулит:
Ты и добродетели лучшая защита,
15 И пороки прогонять не меньше прилежна.
Сильнее, приятнее венузинца [5] звоны [6],
Но я твоим говорю языком счастливым,
И, хоть сладость сохранить не могли латинских,
Будут не меньше стихи русские полезны;

[1] Для того тебе ж, что уже прежде сей книжки я приписал ея императорскому величеству другие три.

[2] Ухо Августа Кесаря, который особливо наслаждался стихами Горациевыми.

[3] Не можно читать без крайнего ужасу в римской истории кровопролитие, учиненное Августом под видом отмщения убийства Юлия Кесаря.

[4] Сиречь Гораций.

[5] Гораций родился в Венузе, городе Италии, смотри в его житии.

[6] Звоны вместо речи или стихи.

277
20 Недалеко отстою[1], хоть с ним не равняюсь,
Если ж удостоюся похвал твоих ценных[2]
Дойдет к позднейшим моя потомкам уж слава,
И венузинцу свою завидеть не стану.

[1] Недалеко отстою — сиречь в переводе своем.

[2] Ценных вместо драгоценных за нужду меры.


Кантемир А.Д. Елисавете Первой // А.Д. Кантемир. Собрание стихотворений. Л.: Советский писатель, 1956. С. 277–278. (Библиотека поэта; Большая серия).
© Электронная публикация — РВБ, 2006—2019. Версия 2.0 от от 20 января 2018 г.

Загрузка...
Loading...
Loading...
Loading...