МЕТАЛОГ ТРАГЕДИИ «ГИНЕВРА»

Шутин и Слезников.

Шутин

(один, рассматривая афишу)
Вот на! Трагедию опять
Нам нову захотели дать!
«Гиневра»! — эко имя чудно!
И даже выговорить трудно.
А все в театр бегут, бегут!
Я истинно не понимаю,
Что за забава людям тут?
О том, кого в глаза не знаю,
Как о родном своем, тужить,
О небылице разливаться
И понапрасну слезы лить.
Хотел бы часто удержаться,
Да что ни делай, мочи нет.
Ну! Как Семенова завоет,
Так сердце каменно заноет,
Невольно слезка потечет,
И волком сам завоешь с нею,
Хоть видишь сущу ахинею
И только вымышленный вздор.
Комедия — другое дело.
Покажется ль судьишка вор,
Смеюся я над плутом смело,
Над верхолетом, над скупцом
Или над барином-глупцом.
463
Там рубль мой за потеху трачу,
А тут плачу за то, что плачу!
Нет, это дрянь. А Слезников,
Любезный кум мой и приятель,
Трагедий страстный обожатель.
Глазеть на них весь день готов.
Прийдет его мне ждать до ночи.
Пока он выплачется там.
Как быть? — Да, ба, вот он и сам.
Чему же изо всей он мочи
Теперь хохочет как шальной?
Здорово, кум мой дорогой!
Чему, любезный, так смеешься?
Но берегися, надорвешься.

Слезников

Здорово, Шутин, ха-ха-ха.
Кажется, право, чепуха!
(Смеется.)

Шутин

Ну ж, перестань, промолви слово.
Смеяться эдак нездорово.

Слезников

Уф! Удержаться силы нет.
Ну, впрямь трагический сюжет.

Шутин

Да что такое? Ради бога,
Скажи, чему так рад, мой друг!

Слезников

Да дай же перевесть мне дух.
«Гиневр» на свете ведь немного.

Шутин

«Гиневра?» — Что ж смешного в ней?
Она трагическа пиеса.
464

Слезников

Такого, как Капнист, ей-ей,
Я ввек не видел куролеса!
Трагедия и впрямь! До слез
Мы все в театре хохотали,
Кишечки, право, надорвали.

Шутин

Да дай ответ мне на вопрос:
Что видели вы в ней смешного?

Слезников

Послушай же: коли смогу,
Я всё скажу и не солгу,
Божусь, ни слова, ни полслова.
Трагедия сия чудна!
Начнется сказкою она
И повестью о маскараде,
Как в ночь в царевнином наряде
Печальна фрейлина одна,
Выглядывая из окна,
Любезна братца поджидает,
А сей, как новый Селадон,
К окну на цыпках подбегает,
Взлазит к сестрице на балкон
И с ней в царевнин терем входит;
Он тем в отчаянье приводит
Соперника, что в уголку,
Прижавшись неподалеку
Высокой обветшалой башни,
Считает, что то все и впрямь
Царевнины любовны шашни,
И, чтоб от всех сокрыть свой срам,
В ту ж ночь безвестно пропадает.
Тут повесть кончится, а там
Уж трагик к делу приступает.

Шутин

Пора и впрямь. Тьфу! Экой вздор!
До сих, как видится мне, пор
465
Сюжет комедью представляет;
Что ж дале? Рад я знать весьма.

Слезников

Лишь о побеге всяк узнает,
Пойдет ужасна кутерьма.
Обманом брата попрекая,
Сестрица бредит как шальная;
Царевна также без ума,
Затем что обе в дезертера
Влюблёны по уши; теперь
Не знают, где его квартера
Или не съел ли дикой зверь.
Царевны батюшка суровый,
Не сведав дочерня греха,
Ей представляет жениха.
Вот тут сумбур начнется новый
И понесется чепуха.
Отказ, как шост, — и царь вздурится,
На дочь нахальную озлится,
Большой подымет крик и шум
И, чтоб ее навесть на ум,
К хорошему пристроить месту,
Он в желтый дом запрет невесту,
Затем что дезертеров брат,
О смерти брата известяся
И на невесту рассердяся,
Не к времени и невпопад
Расскажет сущу небылицу.
В окне он не познал сестрицу
И чертом побожиться рад,
Что дочерь царску видел точно,
Как некто в темноте полночной
Взмостился на ее балкон.
А в том, что правду режет он,
Хотя царя тем обижает,
Охотника со всех сторон
На поединок вызывает.
Брат фрейлины хоть правду знает,
Но драться с ним затем идет,
Что братец дезертеров врет.
466
А фрейлина того не хочет
И только лишь о том хлопочет,
Как ей царевну оправдать.
Пришлося правду рассказать.
А чтоб в словах не ошибиться,
Сказав, решилася убиться,
И точно совершила так.
Тут царь узнал, что за пустяк
В дом желтый посадил царевну,
Пред ним напрасно обвиненну.
Казалось, дело и с концом?

Шутин

С концом, любезный, всё конечно.
Заботиться еще о чем?
Уж всё открыто мертвецом.

Слезников

Ошибся, брат! Мне жаль сердечно,
Но всё пошло другим путем,
Чтоб пято действие составить.
Сердится дезертеров брат;
Ничто нейдет с упрямым в лад.
Он в дело слов не хочет ставить,
Что при успении своем
Сестра сказала пред царем;
И, не заботяся нимало
О всех советах, сей нахал
Желает драться наповал
Во чтоб ему уж то ни стало
И вздорную решить тем прю.
Что делать доброму царю,
Чтоб эту прекратить тревогу?..
С царевною молиться богу.
Пока он на молитве с ней
Стоит с поднятыми руками,
Соперники со всех плечей
Друг друга потчуют мечами.
Но тут, как будто чудесами,
Давно усопший дезертер
Себя в их поединок втер,
467
И, брата фрейлинского с тылу
Хватя мечом, послал в могилу.
Потом, явяся пред царем,
Донес порядочно о том,
Как было, и его убили,
Но только лишь приколотили.
Обрадовался царь тому
И за претерпенны побои,
Чем хвастают одни герои,
В жену царевну дал ему.
Конец — и стихотворцу слава,
Что хоть в конце пиесы здрава
Героя вздумал показать
И чтоб его нам не видать.
Ну, как же тут не хохотать?
Нет, право, мочи удержаться.
Нет мочи. Ха-ха-ха-ха-ха.
Смотри, какая чепуха.

Оба смеются.

Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха.

Шутин

И впрямь нет мочи не смеяться.

Оба хохочут.

Слезников

Виват! Капнист в пиитах — блажь!
Виват! Комико-трагик наш!

Оба вместе

Виват! Комико-трагик наш!
1810 или 1811
468

В.В. Капнист. Металог трагедии «Гиневра» // Капнист В.В. Избранные произведения. Л.: Советский писатель, 1973. С. 463–468. (Библиотека поэта; Большая серия).
© Электронная публикация — РВБ, 2006—2019. Версия 2.0 от от 17 февраля 2018 г.

Загрузка...
Loading...
Loading...
Loading...