19

18—19
Соч.
Тут зрит селенья знаки милы.
С плечей стрясает страх унылый

24–25 Развешивает, стелет вкруг,
Сухие ветви собирает,
Отрадно огнище питает;

27–29 И гладным в страх зверям кругом
Спешит зажечь костры огромны;
Средь их возлегши, члены томны

35–36 Друг истинный, нелицемерный,
В распутиях сей жизни верный

38–39 Поддержит в бедствии падущих;
Противу зол, на нас текущих,

42–44 О, сладостных отрад венец!
И рок не двигнет разъяренный
Тобой двух связанных сердец.

Между
строфами
6 и 7

В честь дружбы многи возвышают
Тьму пышных храмов, алтарей,
Но фимиамы воскуряют
Лишь гнусной выгоде своей.
Усилием друзей достигнув
Манящей цели и воздвигнув
Их дланьми столб желанных благ,
Презреть любовь их не стыдятся;
От вида скорби их сравнятся,
Холодный отвращая зрак.

Широкий так поток в долине
Влачит ленивые струи,
Совокупя в сухой вершине
Ключ свежий, чистые ручьи;
Теперь богат, течет без рева,
И если камень, корень древа
Ток слабый от него делят,
Он всё спокойно протекает.
Гнилой лишь в бреге их питает
Презренный злак и вредный гад.

65 И вас, друзья! что жизнь стремились[1]

[1] Повесть о двух истинных

друзьях Пифии и Дамоне, смягчивших великодушным друг за друга жертвованием свирепство Дионисия, тирана Сиракузского, известна каждому любопытствующему о происшествиях, делающих честь роду человеческому. 
526
Между
строфами
7 и 8

Так два источника с вершины,
Сливаяся один с другим,
Катятся чрез скалы, стремнины;
Встречающиесь камни им
Взаимной силой низвергают,
В долу ток ясный проливают
По чистому песчану дну;
И странника изнеможенна,
С пути журчаньем привлеченна,
Ко сладкому склоняют сну.

Се образ дружбы предков росса.
Но яд, о роскошь! сладкий твой
Ослабил твердый дух колосса.
Исчезли с древней простотой
Восторги дружества священна.
Земля, за злобу осужденна
Измен лишь зреть ехидный плод,
И дружбы луч, любви сердечной
Утешить не прийдет уж вечно
Осиротевший смертных род.

Сердца их так оледенели,
Как север, снег родящ и хлад,
Куда ни раз не долетели
Денницы блеск ни солнца взгляд.
Там мрачна ночь сном вечным дремлет,
Хотя ж в жестокий мраз объемлет
Покров ее багровый луч;
То крововидное сиянье
Есть страшно смертным предвещанье
Иль язвы, иль военных туч.

102–108 Тончащуюся жизни нить,
На жертву дружбе принесенны,
Ты можешь токмо оживить
Под чуждым, кротким небосклоном.
Жестокия судьбы законом
Оставить должен ты меня.
Оставь, теки, мой друг любезный!

112–116 Меня оставишь ты? мой друг!
В унылой погруженный скуке,
Ни в томном сердце, ни вокруг,
Во всей обширности вселенной,
В глазах моих опустошенной,

154–155 Злой совести жестоки пени,
Грозящие отмщеньем тени

162–165 Прийдут на гроб наш два друзья,
Тут клятвы подтвердишь священны
527
  Нелестной дружбы своея;
Взаимной их любови пламень,

В.В. Капнист. Ода на дружество // Капнист В.В. Избранные произведения. Л.: Советский писатель, 1973. С. 526–528. (Библиотека поэта; Большая серия).
© Электронная публикация — РВБ, 2006—2019. Версия 2.0 от от 17 февраля 2018 г.

Загрузка...
Loading...
Loading...
Loading...