ПИСЬМА А.А. ПЕТРОВА К H.M. КАРАМЗИНУ

Письма А.А. Петрова к H.M. Карамзину неоднократно использовались историками литературы. Впервые на этот источник указал сам Карамзин вскоре после смерти его друга. В «Цветке на гроб моего Агатона» он писал: «Обстоятельства разлучали нас — он писал ко мне — и сии письма (пример чистого слога и зеркало тихой, стройной души) будут всегда храниться близ моего сердца».[1] В дальнейшем Карамзин приступил к подготовке писем Петрова к печати. Планы эти, видимо, следует датировать началом XIX в. С этой целью Карамзин распорядился снять копии с писем Петрова и подверг их стилистической и смысловой правке. Последняя заключалась главным образом в тщательном изъятии всего связанного с масонской терминологией и с намеками на дружескую близость к кружку Новикова. Публикация не состоялась. Что же касается до писем Карамзина к Петрову, то, хотя Карамзин пытался получить их обратно после смерти своего друга, попытки эти не увенчались успехом. 21 марта 1793 г. Карамзин писал Дмитриеву: «Мне очень хочется иметь все бумаги покойного моего друга. Если хочешь обязать меня, то попроси их у брата его Ивана Андреевича. Надеюсь, что он сделает для меня это великое одолжение; а естьли не сделает, то я прошу возвратить мне хотя одни письма мои, которые ни для кого не могут быть интересны. Ты можешь отобрать их и переслать ко мне через почту».[2] Последнее замечание подчеркивало цензурную безобидность переписки, что должно было успокоить И.А. Петрова, видимо, сильно встревоженного тем отсветом неблагонадежности, который бросило на его брата «дело» московских масонов. И.А. Петров поспешил, однако, уничтожить все оставшиеся после брата бумаги, и Карамзин не получил своих писем обратно. Видимо, содержание их было не столь уж невинно, по крайней мере он писал Дмитриеву: «Я доволен, что письма мои сожжены».[3]

Письма Петрова к Карамзину впервые были частично опубликованы Б. Федоровым в альманахе «Памятник отечественных муз» (СПб., 1827, с. 10–24 1-й паг.). Здесь были опубликованы отрывки из писем от 5 мая 1785, 20 мая 1785, 11 июня 1785, 30 июня 1788, 20 сентября 1789 и 19 июля 1792 г. Б. Федорову в это время покровительствовал А.И. Тургенев, и, бесспорно, именно от него публикатор получил эти материалы. Анализ убеждает, что публикация делалась не с оригинала писем, а с копии, правленной рукой Карамзина, которая и по сей день хранится в Тургеневском архиве (Ин-т русской литературы АН СССР). Отметим, забегая вперед, что с той же копии в дальнейшем снимались все последующие копии, использовавшиеся публикаторами этих документов. Сами же оригиналы писем, видимо, погибли вместе с карамзинским архивом в огне московского пожара 1812 г. Это заставляет полагать, что готовившиеся Карамзиным к изданию копии писем Петрова были им переданы Тургеневу еще до 1812 г. Как и Б. Федоров, все дальнейшие публикаторы вносили правку Карамзина в текст писем Петрова.


[1] Карамзин, III, с. 363.

[2] Письма к Дмитриеву, с. 34–35.

[3] Там же, с. 35.

686

Копия с карамзинской копии позже попала в руки А. Старчевского, который опубликовал значительные выписки из нее в своей книге «H.M. Карамзин» (СПб., 1849, с. 20–22, 46–47, 115).

В 1863 г. П. Бартенев получил от Я.К. Грота весьма неисправный список этих писем, восходящий все к той же копии. Он считал этот список «полным» и опубликовал его в 1863 г. в «Русском архиве» с примечаниями М. Лонгинова под заглавием «Семь писем от А.А. Петрова Н.М. Карамзину» (с. 473–486). Но уже в 1866 г. Бартенев получил от В.С. Порошина более полные копии, сделанные непосредственно с текстов тургеневского архива. Основываясь на них, «Русский архив» поместил в 1866 г. дополнения к предшествующей публикации под заглавием «Неизданные отрывки из писем А.А. Петрова к H.M. Карамзину» (Рус. архив, 1866, с. 1756–1763). Не говоря уж о неудобстве такого способа публикации документа, при котором одно и то же письмо оказывается частично напечатанным в 1863, а частично в 1866 г., копии Порошина оказались небрежными и неполными и не дали проверенного текста писем. Более надежные копии использовал М. Погодин, опубликовавший в своей получившей заслуженное признание монографии «H.М. Карамзин по его сочинениям, письмам и отзывам современников. Материалы для биографии с примечаниями и объяснениями» (Ч. 1–2. М., 1866) ряд отрывков из этих писем.

Итак, полного и проверенного текста писем А.А. Петрова к H.M. Карамзину в печати не появлялось.

В 1940 г. В.В. Фурсенко заново открыл в тургеневском архиве Пушкинского Дома (фонд бр. Тургеневых, № 124) переплетенный том с заглавием: «Письма И.И. Дмитриева, К.Н. Батюшкова к А.И. Тургеневу». Тут же — считавшиеся утраченными копии писем Петрова к Карамзину. На основании анализа водяных знаков исследователь установил, что это не оригиналы, а копии, правленные, по его же определению, рукой Карамзина. Копии, видимо, сняты были, судя по водяным знакам, в конце 1790-х гг. Тщательно скрывая свои прошлые (тогда уже, однако, не подвергавшиеся преследованиям) масонские связи, Карамзин поручил переписку не писарю-профессионалу, а кому-то из близких лиц: копия выполнена не писарским почерком. Письма попали к переписчику в спутанном порядке, а он, не разобравшись, переписал их подряд. Затем Карамзин в случаях, когда у Петрова отсутствовали даты, расставил их сам. Делая это по памяти, он иногда ошибался. Так, письмо от 30 июня 1788 г. (год бесспорно датируется на основании упоминаемых в письме реалий) он пометил 1786 г. В дальнейшем, стремясь изъять все, что напоминало о связях с кружком Новикова—Кутузова, он начал вымарывать определенные куски писем, а два листа (с. 13–14 и 19–20 из сохранившегося архивного тома), видимо, сам вырвал. Таким образом, часть писем Петрова дошла до нас в отрывках, что сбивало исследователей, публиковавших их не полностью и в произвольных комбинациях. Подготовленная В.В. Фурсенко публикация не увидела свет по обстоятельствам военного времени.[*]

В 1948 г. Ю. Лотман по поручению Г.А. Гуковского подготовил письма для очередного тома сборника «XVIII век», причем письма были заново сверены с рукописями (удалось прочесть ряд зачеркнутых Карамзиным слов, отмеченных В.В. Фурсенко как неразборчивые) и откомментированы. Однако и это издание не состоялось. В настоящем томе письма впервые публикуются полностью. Восстанавливается текст А.А. Петрова, лежащий под слоем карамзинской правки, а исправления Карамзина даются под строкой.

Хронологическая последовательность писем А.А. Петрова восстанавливается в следующем виде:

№ 1 — от 5 июня 1785 г., из Москвы в Симбирск.

№ 2 — от 20 мая 1785 г., из Москвы в Симбирск.

№ 3 — от 11 июня 1785 г., из Москвы в Симбирск.


[*] В.В. Фурсенко скончался в апреле 1942 г. в эшелоне во время эвакуации из Ленинграда. См.: Лотман Ю. Василий Васильевич Фурсенко, краткая биографическая справка. — Труды по русской и славянской филологии, 6. Тарту, 1963, с. 296–297. (Учен. зап. Тартуск. гос. ун-та, вып. 139).

687

№ 4 — от 30 июня 1788 г., из Авдотьина-Тихвинского в Москву.

№ 5 — от 1 августа 1787 г., из Москвы в имение А.А. Плещеева Знаменское.

№ 6 — отрывок без даты, из Москвы в Знаменское.

№ 7 — отрывок без даты, из Москвы в Знаменское.

№ 8 — от 20 сентября 1789 г., из Москвы в Женеву.

№ 9 — от 19 июля 1792 г., из Петербурга в Москву.

Писем Карамзина за время работы его над «Письмами русского путешественника» до нас почти не дошло. Если исключить хорошо сохранившийся корпус его писем к И.И. Дмитриеву, то останутся единичные и малоинтересные письма к брату и несколько разрозненных писем к Державину. Ни эти, ни другие сохранившиеся письма не могут сравниться с письмами Петрова, которые, несмотря на утрату писем Карамзина, вводят нас в самый центр литературной атмосферы в кружке Карамзина—Петрова. Для изучения историко-литературного генезиса «Писем русского путешественника» это источник первостепенной важности.

Карамзин имел основание считать А.А. Петрова своим литературным учителем в 1785–1789 гг., а письма его — важным памятником в истории «нового стиля» языка. Письма показывают, что Петров был прямым предшественником Карамзина в его языковой реформе, но опережал его в эти годы в стилистической гибкости, легко пародируя тексты разных литературных традиций.

1

С. 499. ...1785 Года. — Карамзин в 1785 г. приехал из Симбирска в Москву и поселился в доме Типографической компании («Гендриковском доме»), по воспоминаниям И.И. Дмитриева, «у Меньшиковой башни, в старинном каменном доме, принадлежавшем Дружескому обществу» (Дмитриев И.И. Соч., т. 2. СПб., 1893, с. 26), в одной комнате с Петровым. В этом же доме жили тогда А.М. Кутузов, С.И. Гамалея и некоторые другие масоны. Летом Карамзин вновь отлучился в Симбирск, что и положило начало его переписке с Петровым.

С. 500. Иоаннов день — 24 июня, день Иоанна Предтечи, главный масонский праздник в году, который в новиковском кружке отмечался с неизменной торжественностью.

С. 500. В рассуждении книжных... не продается. — Публикуется впервые. Карамзин не только вычеркнул весь абзац, но и в уже вычеркнутом предпочел выражение «С<вободных> К<аменщиков>» густо замазать, чтобы не оставлять в бумагах следов близости к масонству.

С. 500. «Магазин для С. К.» — Правильное название: «Магазин свободно-каменщический, содержащий в себе: речи, говоренные в собраниях, песни, письма, разговоры и другие разные краткие писания стихами и прозою; в 7 томах, а каждый том в 3 частях состоящий» (т. 1. М., тип. И. Лопухина, 1784). Вышли в свет ч. 1–2; ч. 3 не была допечатана, когда издание подверглось запрету. Издание не поступало в продажу, а раздавалось масонам на заседаниях лож. Хотя на титуле стоит 1784 г., но книга, как видно, вышла лишь летом 1785 г.

С. 500. ...Судьба Рел<игии>... — Имеется в виду книга: Судьба религии; пророчество, которое осмеяно будет, но исполнится. Посвященное всем разоряющим и назидающим християнство. М., Иждивением Типографической компании, тип. И. Лопухина, 1785.

2

С. 501 ...обе Типографии заняты печатанием Российского Шакеспира. — Планы Карамзина заняться в Симбирске переводами Шекспира не привели к реальным результатам. Что из произведений английского драматурга Карамзин собирался переводить, нам также неизвестно. Вышедший без указания имени переводчика текст «Юлий Цезарь, трагедия Виллиама Шекспира» появился лишь в 1787 г. Текст был снабжен предисловием Карамзина. О проблеме «Карамзин и

688

Шекспир» см. работу П.Р. Заборова в кн. «Шекспир и русская культура» (М.—Л., 1905, с. 70–80). В письмах Петрова Shakespeare передается как «Шакеспир» или «Шакеспер», Карамзин в издании 1787 г. транскрибирует фамилию английского драматурга «Шекеспир», но, редактируя письма Петрова, пользуется как равнозначными «Шакспир» и «Шекспир». Упоминая «обе типографии», Петров имеет в виду находившиеся в распоряжении Новикова московскую университетскую типографию и типографию «Типографической компании». Полуконспиративная «Вольная типография И. Лопухина» обслуживала только издания, предназначенные для внутриорденского распространения, и даже в шутку представить ее печатающей переводы Шекспира было невозможно.

С. 501. ...сообщенную мною Российским детям Историю кофия! — Отрывок «Разговор между отцом и детьми о кофе» был опубликован А.А. Петровым в редактируемом им «Детском чтении для сердца и разума» (1785, ч. 2, л. № 16, с. 32–33).

С. 501. ...какую связь имеет стих из Св<ященного> П<исания> и заключение 16-го листа... — Стих из священного писания — эпиграф из Евангелия от Иоанна: «Не убо ведяху писания яко подобает ему из мертвых воскреснути». № 16 журнала вышел в свет накануне Пасхи и заканчивался обращением к читателям с призывом о примирении с врагами. Помещение в пасхальном номере статьи о кофе, который считался предметом роскоши, принадлежностью «щегольского» быта, вызвало возражение в масонских кругах. Отказ от публикации предложенной Карамзиным статьи о табаке, видимо, исходил от Н.И. Новикова, отстаивавшего моралистическую направленность журнала. «История табаку» выглядела с этих позиций как слишком «щегольская» и несовместимая с дидактической направленностью журнала.

С. 502. Виданоль... чтоб в письмах целые строки вымарывались? — Подвергая свои письма автоцензуре, ориентированной на вкусы московских масонов, Карамзин, видимо, вымарывал упоминания о своих светских развлечениях в Симбирске, где И.И. Дмитриев застал его «играющим ролю надежного на себя в обществе: опытным за вистовым столом, любезным в дамском кругу и оратором перед отцами семейств» (Дмитриев И.И. Соч., т. 2. СПб., 1893, с. 25). Обычно считается, что, переехав с И.П. Тургеневым в Москву, Карамзин резко сменил тип поведения. Прочтение зачеркнутых Карамзиным слов убеждает, что и после его «обращения» звание «ученика» в симбирской ложе не мешало ему поддерживать светские связи. Посылать письма с зачеркиваниями и поправками по эпистолярному этикету XVIII в. при обращении к старшему считалось недопустимой неучтивостью. Посылая письма с помарками, а не переписывая их, Карамзин сознательно создавал графический канон небрежного дружеского письма.

3

С. 502. Виноват я... может случиться. — Публикуется впервые.

С. 502. Ты пишешь о переводах, о собственных сочинениях, о Шакеспере, о трагических Характерах, о несправедливой Волтеровой критике, равно как о кофие и тобаке. — Перечень дает представление о содержании утраченных писем Карамзина и о характере его литературных трудов этих лет, до нас не дошедших. В словах «о несправедливой Волтеровой критике» Карамзин, вероятнее всего, имел в виду «Рассуждение о трагедии», опубликованное Вольтером в качестве предисловия к трагедии «Семирамида», или XVIII письмо («О трагедии») из «Писем об англичанах, или философских писем». До сближения с масонами Карамзин испытал, влияние вкусов Вольтера. И.И. Дмитриев описывает разговор с Карамзиным в 1784 г.: «“Я, примолвил он, — думаю переводить из Вольтера с немецкого перевода”. — Что же такое? — „Белого быка“. — Как! Эту дрянь, и еще не Вольтерову, а подложную! — вскричал я» (Дмитриев И.И. Соч., т. 2. СПб., 1893, с. 25). Об отношении Вольтера к Шекспиру и о влиянии его взглядов по этому вопросу на русскую литературу см.: Державин К.Н. Вольтер. М.—Л., 1946, с. 326–333; Алексеев М.П. Первое знакомство с Шекспиром в России. — В кн.: Шекспир и русская культура. М.—Л., 1965, с. 24–26. Слова «о кофие и о тобаке» относятся

689

к статье А.А. Петрова и отвергнутому предложению Карамзина написать «Историю табаку» (см. выше, с. 501).

С. 502. ...под сочинением твоим о Соломоне... — Характер замысла сочинения о Соломоне, — видимо, аллегорического, — нам неизвестен.

С. 503. Жени — франц. Génie. Ср.: «Génie — жени, гений, лично-обособленное дарование, дух великий, творец оригинальный» (определение Я. Галенковского в кн.: Корифей, или Ключ литературы, ч. 1, кн. 4. СПб., 1803, с. 15). Карамзин (выражение в письме Петрова имеет характер полуиронической цитаты из речи Карамзина), как и Галенковский, употребляет «жени» в значении, принятом в языке «бурных гениев» немецкого предромантизма. Подробнее см.: ЛотманУспенский, с. 303–305.

С. 503. ...советую тебе читать сочинения... Вас. Тредиаковского... — Упоминание Тредиаковского имеет иронический характер, однако свидетельствует об обсуждении и в кружке Петрова—Карамзина языковых проблем. В таком контексте отсылка к «Езде в остров любви» с ее известным указанием в обращении «К читателю» — «Я оную неславенским языком перевел, но почти самым простым Русским словом, то есть каковым мы меж собой говорим» (Сочинения Тредьяковского, т. 3. СПб., 1849, с. 649) — получала вполне серьезный смысл. В обстановке выработки «нового слога» интерес к раннему Тредиаковскому не был единичным и затрагивал весьма актуальные вопросы. Показательно, что в 1778 г. «Езда в остров любви» была переиздана «вторым тиснением».

С. 503. Мне очень хочется... давно уже к тебе посланы? — Публикуется впервые.

С. 503. ...получил ли ты... Карманную Августинову Псалтирь... — Карманная псалтирь блаженного Августина. Изд. 3-е. М., Иждивением Типографической комп., Унив. тип., у H.H. Новикова, 1785.

4

С. 504. Третьего дни... того надобно чем нибудь наказать. — Публикуется впервые.

С. 504. ...два дни осталось до вторника. — Вторник и пятница были «почтовые дни», дни отправления почты.

С. 504. ...письмо твое к Лафатеру... — См. с. 470472.

С. 504. Батте Ша0рль (1713–1780) — член Французской академии, один из авторитетов позднего классицизма, автор «Курса изящной словесности» («Cours de belles lettres», 1765).

С. 504. Азмус (Асмус) — псевдоним Маттиаса Клаудиуса (1740–1815), писателя из группы «геттингенских поэтов». В 1771–1775 гг. издавал «Вендебекский вестник», в котором сотрудничали Клопшток, Гердер, Гете; в 1775–1812 гг. — «Собрание сочинений Вандбекского вестника». Борясь с французским влиянием, пропагандировал идею народной литературы. Ряд его песен вошел в фольклорный репертуар.

С. 504. Фенелон, Аддисон, Геллерт — Франсуа Фенелон (1651–1715) — французский писатель, моралист и церковный деятель, автор «Приключений Телемака» (1699), трактатов и речей; Джозеф Аддисон (1672–1719) — английский писатель-просветитель, совместно с Р. Стилом издавал моралистический журнал «Зритель» («The Spectator»); Христиан Геллерт (1715–1769) — немецкий писатель, автор «Духовных од и песен» («Geistliche Oden und Lieder», 1757) и «Басен и рассказов» («Fabeln und Erzählungen», Bd 1–2, 1746–1748). Петров противопоставляет простоту и безыскусственность — требование, выдвигаемое предромантической эстетикой, — простонародности.

С. 504. «История Аглицкова милîорда Георга» — роман М. Комарова «Повесть о приключении аглинского милорда Георга и брандебургской маркграфини Фридерике Луизе. Изданная М. К.». К моменту, когда Петров упоминал это произведение, оно было уже издано три раза (1782, 1785 и 1786).

690

С. 504. ...подико ты... — По-видимому, Карамзин зачеркнул «ты» потому, что в таком сочетании это воспринималось как ругательство.

С. 505. Пьяные мужики... находятся в натуре; но я не пожелал бы читать живого оных описания... — Ср.: Письма к Дмитриеву, с. 39.

С. 505. ...Шакеспер был величайший Génie; но... его трагедии не так мне нравятся, как Эмилия Галотти. — Противопоставление Лессинга и Шекспира, видимо, не встретило сочувствия со стороны Карамзина — в его развернутой рецензии на «Эмилию Галотти» (Моск. журн., 1791, ч. 1, кн. 1, с. 62–79) не обнаруживается следов этой мысли.

С. 505. А. И. — видимо, Алексей Иванович Новиков (1749–1799), масон, брат Н.И. Новикова.

С. 505. Что перемена воздуха... сердцу... — Публикуется впервые.

5

С. 505. [Не нужно указывать] — Примечание Карамзина, которое первоначально начиналось с зачеркнутых слов: «Не нужно указывать», свидетельствует, что Карамзин в эти годы плохо владел церковнославянской лексикой: зная значение глагола «истязать», сохранившееся в современном ему русском языке («мучить»), он не уловил стилистически высокого («вопрошать», «испытывать»). Возможно, однако, что Карамзина не удовлетворяло стилистическое использование славянизма в ироническом контексте.

С. 506. ...для сретения солнца... — Всенощное бдение и встреча солнечного восхода были частью ритуала масонского празднования Иоаннова дня; см. с. 687.

С. 506. ...от И.П. подробнее узнаешь! — В архиве И.П. Тургенева (ф.бр.Тургеневых, Ин-т русской литературы АН СССР) хранится рукопись «Тихвинский праздник», посвященная описанию этого праздника.

С. 506. ...на всякую приятность можно щитать по десяти неприятелей , — Заменяя «неприятелей» на «неприятностей», Карамзин сглаживал намек на конкретные обстоятельства гонений на московских масонов.

С. 506. А. А. — Алексей Александрович Плещеев, близкий друг Карамзина.

С. 506. Чистые Пруды внемлютли Гимну Томсонову... — Имеется в виду окончание поэмы Томсона «The Seasons», которое Карамзин опубликовал в «Детском чтении» (1789, ч. 18, с. 151) под названием «Гимн». Там же (1787, ч. 10–12) публиковался прозаический перевод поэмы Томсона «Времена года», видимо, выполненный Карамзиным. На Чистых прудах, в Кривоколенном переулке, находился дом Типографической компании.

С. 506. ...письмо к Лаватеру с Луидором... — См. с. 474.

С. 506. ...подать трубку... — Карамзин вычеркнул «подать трубку» как слишком «вольную» и неудобную в печати деталь. Б.В. Томашевский, объясняя причины, по которым еще в 1810-е гг. стих из «Опасного соседа» В.Л. Пушкина

Пришел, — и понесло повсюду табаком...

звучал более выразительно, чем появившийся в более поздних списках, — «...и понесло повсюду кабаком», — писал: «Не следует забывать, что в начале XIX в. курение табаку не было распространено в такой степени, как впоследствии, и пахнуть табаком было знаком дурного тона» (Ирои-комическая поэма. Л., 1933, с. 737).

С. 506. И я стихи писал... — Петров, ценимый Карамзиным за стиль его прозаических переводов, стихов не писал.

С. 506. Гратуляция — поздравление.

С. 506. Случайные стихи — стихи «на случай», поздравительные стихи, приуроченные к какой-либо дате.

С. 506. Н. Л. С. — Николай Ларионович Сафонов, масон, член кружка Новикова.

С. 507. А. М. — Алексей Михайлович Кутузов (см. с. 618). Письмо Кутузова, которое читал И.П. Тургенев, — видимо, отправленное 20 (31) мая 1788 г. из

691

Берлина и полученное 9 июня в Москве. В нем Кутузов, в частности, писал: «Я еще более узнал о себе со времени нашей разлуки и нахожу себя изрядным каменьщиком, не имеющим, однако же, ни малейшей способности быть архитектором. Умею говорить о порядке, но не умею наблюдать оный. Кратко сказать, я не умею думать сам собою, мысли мои рождаются не прежде как при дружеской беседе. Но таковое свойство означает великий недостаток, ибо таковые мысли редко бывают беспристрастны, но всего чаще суть они плод какой ни есть кроющейся во мне страсти, и отдаленное действие того расположения, в котором нахожусь с беседующей со мною особою <...> Ах, мой друг, нередко воздыхаю я, видя мое странное состояние, голова моя бывает почти всегда пуста; мысли рождаются и исчезают мгновенно...» (Письма А.М. Кутузова И.П. Тургеневу. Подгот. текста и примеч. В.В. Фурсенко. — Учен. зап. Тартуск. гос. ун-та, 1963, вып. 139, с. 313). Настроения эти были близки Петрову, также переживавшему период сомнений.

6

Публикуется впервые. Начало письма утрачено вместе с вырванной страницей рукописного тома (с. 13–14). Упоминание жизни Карамзина в деревне и писем, полученных от Кутузова (к концу 1790 г. переписка Карамзина с Кутузовым замирает, а отношения между ними делаются недвусмысленно недоброжелательными), заставляет отнести письмо предположительно к 1789 г. (до поездки за границу).

С. 507. Письмо... от самого писавшего. — Лицо не установлено.

С. 507. П. Ф. К....Внимай и уразумей!!! — Характерное свидетельство охлаждения между Карамзиным и масонами. «П. Ф. К.» — явная описка вместо Ф. П. К<лючарев>. Еще 20 апреля 1787 г. Карамзин в письме Лафатеру, характеризуя русскую литературу, назвал лишь три имени: Хераскова, Новикова и Ключарева, которого именовал «поэтом-философом» (см. с. 468). Накануне отъезда за границу отношения, видимо, достигли критической точки.

С. 507. ...хотя и я... жив; но окончить сии старой дедовской формы не могу... — Упоминание Петровым своей болезни также говорит в пользу того, что письмо писано накануне отъезда Карамзина за границу. В «Цветке на гроб моего Агатона» Карамзин относит болезнь Петрова ко времени своего путешествия: «Сердце мое замерло, когда я увидел Агатона. Долговременная болезнь напечатлела знаки изнеможения на бледном лице его» (Карамзин, III, с. 365).

С. 507. ...Абдеритской мой сенатор... — Абдериты — сатирический образ народа глупцов из романа Виланда «Абдериты» («Abderiten», 1774). Материальные трудности заставили Петрова искать секретарского места. Имя московского сенатора, секретарем которого Петров был до того, как переехал в Петербург и поступил на аналогичную должность к Державину (вероятно, по протекции Карамзина—Дмитриева), неизвестно.

7

Конец письма, начало которого отсутствует (с. 19–20). Письмо хронологически близко к предшествующему и написано до заграничного путешествия Карамзина (в публикации «Русского архива» ошибочно включено в начало письма от 20 сентября 1789 г., посланного Петровым в Женеву. Письмо обращено к Карамзину, живущему в деревне (видимо, у Плещеевых в Знаменском).

С. 508. И я начал, по приказанию, нечто писать. — Отношения Петрова с масонскими руководителями к 1789 г. сделались достаточно сложными: с одной стороны, как свидетельствует это письмо, он продолжал выполнять поручения, которые ему давал, вероятно, его масонской руководитель Н.И. Новиков; с другой — он явно отходил от идеалов масонства. Видимо, в это время Карамзин и дал ему дружеское прозвище «Агатон» по имени героя Виланда, который расстался с мистицизмом, найдя противоядие в сатире и скептицизме.

692

8

С. 509. Четыре уже месяца... живши с тобою. — Этот отрывок был опубликован Карамзиным в «Цветке на гроб моего Агатона». Характер стилистической обработки, которой подверглось письмо под пером Карамзина, весьма показателен для его языковой позиции в начале 1790-х гг.: «Воспоминание о тебе (писал он ко мне в Женеву) есть одно из лучших моих удовольствий. Часто путешествую за тобою по ландкарте; расчисляю, когда куда мог ты приехать, и сколько где пробыть; взбираюсь с тобой на высокие горы, воображаю тебя бродящего по прекрасным местам, или сидящего в кабинете какого-нибудь Ученого. Усердно желаю, мой любезный друг, чтобы везде встречались тебе такие люди, которых знакомство и воспоминание возвышало бы удовольствия, находимые тобою в наслаждении прекрасною Природою, и утешало бы тебя в неприятном опыте, что везде есть зло. Могу себе представить, что сей опыт часто тебя огорчает и приводит в такое грустное расположение, в каком я видал тебя, живши с тобою» (Карамзин, III, с. 364).

С. 509. Я не ожидаю от тебя подробных описаний твоего путешествия... — Это место в письме Петрова — одно из основных доказательств того, что Карамзин не писал во время путешествия обстоятельных писем друзьям и что, следовательно, «Письма русского путешественника» — позднейшее литературное произведение, а не факт реальной переписки (см.: Сиповский, с. 149–158).

С. 509. Я опасаюсь проезда твоего через Францию... — Из этого исключительно существенного известия вытекает, что по предварительному плану, составленному друзьями в Москве, Карамзин должен был посетить Францию после Швейцарии. Этому противоречит сообщение в «Письмах русского путешественника», согласно которому у Карамзина существовал заранее обдуманный план направиться из Германии в Париж и лишь зрелище уличных беспорядков в Страсбуре заставило его переменить маршрут. Такое освещение событий, изложенное намеком в печатном тексте «Писем» и более определенно в «Spectateur du Nord», видимо, не соответствует действительности: план отправиться в Париж через Страсбур был дорожной импровизацией, нарушавшей первоначальный маршрут. План этот, вероятно, возник во время пребывания Карамзина во Франкфурте на Майне, где он узнал о начале французской революции.

С. 509. ...поехал недели через две после твоего отъезду... — В начале июня 1789 г.

С. 509. Детское чтение намерен я наполнить... из Кампова Теофрона. — См. с. 638.

С. 509. Все наши знакомые... желают тебе всякого добра. — Упоминание в числе лиц, которым Карамзин передавал приветы из-за границы и которые отвечали ему теплым участием, С.И. Гамалеи особенно интересно. А.И. Плещеева, сообщая А.М. Кутузову о путешествии Карамзина, писала: «К счастию, что не все, например, вы знаете причины, которые побудили его ехать. Поверите ль, что я, из первых плакав перед ним, просила его ехать; друг ваш Алексей Александрович Плещеев — второй; знать, что сие было нужно и надобно <...> Да, таковы были обстоятельства друга нашего, что сие непременно было должно сделать. После этого скажите, возможно ли мне было и будет любить злодея, который всему почти сему главная причина? <...> А того, кто причиной сего вояжу, вообразить без ужаса не могу, сколько зла я ему желаю! О, Тартюф!» (Барсков, с. 5–6). Первый публикатор этого письма считал, что здесь подразумевается С.И. Гамалея (см.: Рус. старина, 1874, янв., с. 65), однако Барсков позже выразил в этом сомнение (Барское, с. 289). Публикуемое письмо позволяет окончательно снять это предположение.

С. 509–510. ...Ленц... живет... в том же домике... но мы всякой день с ним видимся. — Фраза показательна для тех натянутых отношений, которые в эту пору установились между Петровым и московскими масонами, — из нее следует, что проживание Ленца в доме Типографической компании могло рассматриваться как препятствие для частых свиданий с ним.

693

9

С. 510. Благодарю... за присылку последнего месяца Журнала. — Петров имеет в виду майский номер «Московского журнала».

С. 510. ...Иоганн Иакоб Ленц отошел уже в землю отцев наших. — Ленц скончался в Москве 24 мая 1792 г.

С. 510. Может быть некогда... тонкая влага его... составит новый источник, чистый и приятный, как источник Бландузской... — Высказанная здесь Петровым идея метампсихоза не была характерна для масонской мифологии. Источником ее, возможно, являются индуистские представления, интерес к которым характерен для Петрова, опубликовавшего в 1788 г. в типографии Н. Новикова книгу: «Багуатгета, или беседы Кришны с Аржуном с примечаниями, переведенными с подлинника на древнем браминском языке, называемом Санскрита, на английский, а с сего на российский язык». Источник Бландузский — родник, к которому обращена 13-я ода из книги третьей од Горация.

С. 510. ...с Историею Российской торговли... — Видимо, имеется в виду «Историческое описание российской коммерции при всех портах и границах от древних времян до ныне настоящего и всех преимущественных узаконений по оной государя имп. Петра Великого и ныне благополучно царствующей государыни императрицы Екатерины Великия», сочиненное Михаилом Чулковым (т. 1–7. СПб., 1781–1788). Работа над этой книгой, надо думать, была связана с выполнением Петровым его секретарских обязанностей у Державина.

С. 510. Что я разумел под человекоугодничеством... теперь право сам не знаю. — Имеется в виду статья «Разные отрывки (Из записок одного молодого Россиянина)» (Моск. журн., 1792, ч. 6, с. 65–73). Статья принадлежит Карамзину (см.: Виноградов В.В. Проблема авторства и теория стилей. М., 1961, с. 246–323). «Человекоугодничеством» Петров мог назвать пункт 10-й, содержащий элементы скептического сенсуализма («На систему наших мыслей сильно действует обед...»). Отрицательное отношение Петрова к этому отрывку не было учтено В.В. Виноградовым при определении позиции «Московского журнала» в указанной работе. Показательно одновременное положительное отношение к «Бедной Лизе».

С. 511. Львов... превесьма доволен твоими примечаниями на его стихи... — Речь идет о стихотворении Н.А. Львова (1751–1803) «К лире» («Как луч во тьме...») (Моск. журн., 1792, ч. 6, с. 227).

С. 511. ...в каких ныне обстоятельствах Сочинитель Гимна «Ходящему на крыльях»... — Речь идет о Д.И. Дмитриевском, молодом московском поэте-масоне из новиковского кружка. Его стихотворение — «Гимн» (Моск. журн., 1792, ч. 6, с. 235–237). Называя стихотворение «Гимном ходящего на крыльях», Петров иронически намекает на следующие стихи Дмитриевского:

Тебя торжественно ходяща
Мы зрим на ветреных крылах.

Участь Дмитриевского волновала Петрова в связи с репрессиями против московского кружка масонов.

С. 511. Лиодор твой... спит... Не пора ли разбудить его? — «Лиодор» — неоконченная повесть Карамзина (Моск. журн., 1792, ч. 5, с. 305–335).

С. 511. ...не сыщется ли у тебя... помощника для перевода последней Мармонтелевой сказочки... — Карамзинские переводы «Вечеров» из сборника «Нравственных рассказов» («Contes moraux», 1761) Жана Франсуа Мармонтеля (1723–1799) начали появляться в «Московском журнале» с мартовского номера 1791 г. В 1794–1798 гг. вышли отдельным изданием: «Новые Мармонтелевы повести». Переводчиком был Карамзин. Позже переиздавались в 1798, 1815, 1822 и 1835 гг.

С. 511. Коцебу Август Фридрих (1761–1819) — немецкий писатель и драматург. Петров проявлял интерес к творчеству Коцебу и перевел для «Московского журнала» его повесть «Прогулка арабского философа Аль Рашида» (1792, ч. 6, с. 17–22). О переводе Коцебу Державина см.: Моск. журн., 1792, ч. 7, с. 377.

694

С. 511. Гаврила Ром. — Державина.

С. 511. Касательно сочиняемых здесь водопадов... — Имеется в виду стихотворение Державина «Водопад».

С. 511. ...стихи «К милости», как они сперва были написаны. — Стихотворение Карамзина «К милости» (Моск. журн., 1792, ч. 6, с. 117) представляло собой смелое выступление в защиту Новикова и его соратников. Рукописный вариант, — видимо, еще более решительный, — до нас не дошел; однако, как свидетельствует письмо Петрова, в литературных кругах он был известен.

С. 512. О Петербургском Зрителе, что сказать, не знаю. — Имеется в виду журнал «Зритель, ежемесячное издание 1792 года», печатавшийся в типографии Крылова «с товарищи». Основными издателями были Крылов и Клушин. Издания Крылова вели систематическую полемику с Карамзиным, которая последнего больно задевала, хотя он и подчеркивал свое якобы презрительно-равнодушное отношение к этим выпадам. См.: Письма к Дмитриеву, с. 26, 28, 33 и др.

© Электронная публикация — РВБ, 2004—2019. Версия 2.0 от от 11 октября 2018 г.