РВБ: XVIII век: Письма русских писателей XVIII века. Версия 1.2, 10 июня 2016 г.

 

2. И.-Д. Шумахеру
18 января 1731

Monsieur,


J’ai reçu votre très agréable du 11 du présent, dont vous m’avez bien voulu honorer.1 En vous remerciant, monsieur, pour les bons souhaits que vous me faites, je prends la liberté de vous informer de ce que le gros de la nation dit de mon livre.

Les jugements en sont différents suivant la différence de personnes, de leur professions et de leurs goûts. Ceux qui sont à la cour en sont tout à fait contents. Parmi ceux qui sont du clergé il y en a qui m’en veulent du bien; d’autres, qui s’en prennent à moi, comme jadis on s’en prit à Ovide pour son beau livre dans lequel il traite l’art d’aimer, disant que je suis le premier corrupteur de la jeunesse russienne d’autant plus qu’elle ignorait absolument avant moi les charmes et la douce tyrannie que fait l’amour.

Que pensez-vous, monsieur, de cette querelle que me font ces bigots-là? Ne savent-ils pas que la Nature même, cette belle et infatigable maîtresse prend soin d’apprendre à toute la jeunesse ce que soit l’amour? Car enfin nos garçons sont faits de même que les autres, et ils ne sont pas comme des statues de marbre et destituées de toute la sensibilité; au contraire ils ont tous les ressorts qui leur excitent cette passion-là. Ils la lisent dans un beau livre que composent les belles Russiennes telles qui sont fort rares ailleurs.

Mais passons à ces Tartufes leur folie superstitieuse: ils ne sont pas de ceux qui peuvent me nuire, car c’est la lie que l’on appelle vulgairement les pops.2

Quant à ceux qui sont du monde, plusieurs, monsieur, m’en applaudissent en me faisant des louanges en vers, d’autres sont bien aise de m’avoir vu en personne et m’accablent de leurs gastes. Cependant il s’en trouve qui m’en blâment.

Ces mrs-là sont partagés en deux classes: les uns me donnent le nom de vain, parce que j’ai fait par là sonner trompette de moi, et que cela est, disent-ils, d’un homme prévenu en sa faveur qui expose sa vanité au public. Voilà qui est bien. Mais voyez, monsieur, l’impudence des derniers, elle vous surprendra sans doute, car ils me taxent d’impiété, d’irréligion, de deïsme, d’athéisme, enfin de toutes sortes d’hérésies.

Par ma foi, monsieur, fussiez-vous mille fois plus grave que Caton, vous ne sauriez vous tenir ici ferme, et sans faire un grandissime éclat de rire.

45

N’en déplaise à ces ignorants-là, car je m’en fiche, d’autant plus qu’ils sont d’une très petite conséquence, et qu’à chaque trou je trouverai des chevilles.

Voilà, monsieur, toute mon histoire, dont vous m’avez chargé de vous informer.

De votre côté, vous m’obligeriez sensiblement, si le temps vous permet, de vouloir bien m’apprendre ce qui se passe dans votre ville à ce sujet.

Cependant n’ayez pas peur, monsieur d’exposer mon livre au public; et vous supplie très humblement d’être persuadé, que je suis avec tout l’estime, toute reconnaissance, tout zèle et toute la considération la plus parfaite, monsieur, votre très humble, très obéissant serviteur

B. Trediakoffski.
à Moscou le 18 janv. 1731.

P. S. Plusieurs courtisans me demandent la chanson,3 mais je ne l’ai point chez moi.



Перевод:


Милостивый государь! Я получил ваше весьма любезное письмо от 11 сего месяца, которым вы соблаговолили меня почтить.1 Преисполненный благодарности, милостивый государь, за добрые ваши пожелания, я беру на себя смелость сообщить вам о том, что большинство соотечественников говорит о моей книге.

Суждения о ней различны соответственно различию людей, их профессий и вкусов. Придворные ею вполне довольны. Среди духовенства одни ко мне благожелательны, другие обвиняют меня, как некогда обвиняли Овидия за его прекрасную книгу, где он рассуждает об искусстве любить, утверждают, что я первый развратитель российского юношества, тем более что до меня оно совершенно не знало чар и сладкой тирании любви.

Что вы, сударь, думаете о распре, которую затевают со мною эти ханжи? Неужели не знают они, что сама Природа, эта прекрасная и неутомимая владычица, заботится о том, чтобы все юношество узнало, что такое любовь. Ибо отроки наши созданы так же, как и другие, и отнюдь не походят на мраморные изваяния, лишенные всякой чувствительности; напротив, они наделены всем, что возбуждает у них эту страсть. Они открывают ее для себя в прекрасной книге, которую составляют русские красавицы, каких очень мало в других местах.

Но оставим этим святошам их бешеное суеверие; они не принадлежат к числу тех, кто может мне вредить. Ведь это — подлые твари, которых в просторечии называют попами.2

Что касается людей светских, то некоторые из них мне рукоплещут, слагая мне хвалу в стихах, другие весьма рады видеть меня и обременяют меня своими посещениями. Есть, однако, и такие, кто меня порицает.

Эти господа разделяются на два разряда: одни именуют меня тщеславным, потому что таким образом я заставил о себе говорить, а это, по их словам, свойственно человеку самовлюбленному, который выставляет напоказ свою суетность. Все это прекрасно. Но обратите внимание, милостивый государь, на бесстыдство последних; оно, несомненно, поразит вас, ибо они обвиняют меня в нечестии, в неверии, в деизме, в атеизме, наконец, во всякого рода ересях.

46

Клянусь честью, Милостивый государь, будь вы в тысячу раз суровее Катона, вы не удержались бы от громкого хохота.

Да не прогневаются эти невежды, но мне на них наплевать, тем более что они люди неважные, а мне оправдаться нетрудно.

Вот, милостивый государь, и вся моя история, которую вы просили меня вам поведать.

Со своей стороны, вы чувствительно меня обяжете, соблаговолив сообщить мне, если время вам позволит, о том, что в связи с этим происходит у вас в городе.

Не бойтесь все же, милостивый государь, представить мою книгу публике; а я покорнейше прошу вас принять уверение в совершенном уважении, признательности и почтении, с которыми непременно пребываю, милостивый государь, ваш нижайший и покорнейший слуга

В. Тредиаковский.
Москва 18 янв. 1731.

P. S. Многие придворные просят у меня песню,3 но у меня ее нет.

Тредиаковский B.К. Письмо И.-Д. Шумахеру, 18 января 1731 г. // Письма русских писателей XVIII века. Л.: Наука, 1980. С. 45—47.
© Электронная публикация — РВБ, 2006—2019.
РВБ