РВБ: XVIII век: Письма русских писателей XVIII века. Версия 1.2, 10 июня 2016 г.

 

11—12. И. И. Шувалову
19 мая 1758

Милостивый государь! Я у вашего превосходительства ради того давно не был, что, не имея на Адмиралтейской стороне ни кареты, ни лошадей, за слабостию моего здоровья в так холодную погоду, бояся простуды, пешком ходить опасаюся.1 Ваше превосходительство изволили приказывать неоднократно, что вы намерены мне сделать милость и переговорить со мною о театре. Я подлинно грудью очень немогу, погода продолжается очень худая. А что меня слабость моего здоровья допускает еще переезжать по четвергам в театр, так я приезжаю в присылаемых к нам конюшенных каретах; а иногда и туда езжу, удивляяся сам себе, как я силы собираю преодолевать несносный боль, который меня простудою в представление «Мещанина во дворянстве» 2 так мучил, что описать невозможно. Вы сами, милостивый государь, сей жестокой болезни подчинены и собственным чувствием больше, нежели изъяснением страдающего, оный понимаете. Сегодни я через силу к вашему превосходительству выехать хотел в рассуждении надобностей, касающихся до наступающего представления; однако жестокая погода того меня лишила. Окончив мои извинения, дерзаю ваше превосходительство утрудить и донести, что в четверг представлению на Российском театре быть нельзя ради того, что у Трувора платья нет никакого. К Симонову3 я посылал, только он в Петергофе, и сказали его домашние, что он будет сегодни к ночи. А другой драмы, твердя «Синава и Трувора», не вытвержено. О музыке я больше не говорю, когда судьбина не защищает меня от нападения господина Сивирса: Un Allemand en vangeant les comédiens français poursuit un auteur russien au milieu de sa patrie.* A об иллюминации нижайше прошу, ежели вы меня жаловать изволите, представить е. в., что я восковой иллюминации содержать не в состоянии, а сальной мне иметь не позволяется. Восковая иллюминация употребляется не для меня и не для порученного мне театра. Я вашему превосходительству много докучаю, да и обойтися мне нельзя; ибо от начала учреждения театра ни одного представления еще не было, которое бы миновалося без превеликих трудностей, не приносящих никому плода, кроме приключаемого мне мучения и превеликих замешательств. Ежели б ваше превосходительство изволили когда обстоятельно выслушать о неудобствах театра и отвратили бы слух свой от моих недоброжелателей, или паче от ненавистников Российского театра, вы бы удивилися, сколько я по театру трудностей преодолеваю. Вы бы сами обо мне сожалели. Сто бы раз для всего легче было, ежели бы однажды всему театру положено было основание. Я бы имел к театральному сочинению и к управлению больше способного времени, мысли бы мои были ясняе, и силы бы мои бесполезно не умалялись; а время бы

75

оставшее употребил я себе на отдохновение, которое стихотворцу весьма потребно, и не лишался бы так часто вашего дражайшего мне присутствия, а между тем мог бы я отвращать Ломоносова против себя толкования с употреблением имени вашего и всех придворных кавалеров... Оставив то: представления в четверг быть не может, как я уже донес, ибо у Трувора платья нет. А осталося для репетиции как драмы, так и музыки, для публикации и для всего до театра касающегося времени только один день. Я нижайше прошу меня остеречь и извинить пред е. в., что всевысочайшее повеление не от упрямства моего, но от невозможности не исполнится.

Вашего превосходительства, милостивого государя, всепокорнейший и нижайший слуга

Александр Сумароков.
Мая 19 дня 1758 году


Перевод:


* Немец, отмщая за французских актеров, преследует русского автора в его же отечестве.

Сумароков А.П. Письмо И. И. Шувалову, 19 мая 1758 г. // Письма русских писателей XVIII века. Л.: Наука, 1980. С. 75—76.
© Электронная публикация — РВБ, 2006—2019.
РВБ