Обнаружен блокировщик рекламы! Пожалуйста, прочтите это сообщение.

Мы обрнаружили, что вы используете AdBlock Plus или иное программное обеспечение для блокировки рекламы, которое препятствует полной загрузке страницы. 

Пожалуйста, примите во внимание, что реклама — единственный источник дохода для нашего сайта, благодаря которому мы можем его поддерживать и развивать. 

Пожалуйста, добавьте rvb.ru в белый список / список исключений вашего блокировщика рекламы или вовсе отключите его. 

 

×


35. С. М. Козьмину1
Январь 1767

Милостивый государь мой, Сергей Матвеевич!


Нижайше напоминаю о докладе. Ибо, не получив оных мне принадлежащих денег, которыми мне казна должна, не довольно того, что я голод со всем домом терпеть буду, но еще и магистратскому суду подвергнуся. Я честию своею клянуся, что с четыреста рублев я за взятые парики, перья и прочее заплатил из своего кармана по счету г. Мелисино, когда еще кадеты играли; о чем он знает, также и его товарищи г. Остервальд, г. Бекетов, да и Иван Перфильевич, может быть, помнит. Квартерные деньги у меня удержаны смуткою Шувалова и подьячих с обермаршалом. А как я от театра отпущен, тому, когда Сената здесь нет, я под присягою моей верности е. в. прилагаю здесь силу, в какой я отпущен. Я прошу своего, а инако бы я был недобрый человек. Доложите и сжальтеся с моим состоянием, в которое я пришел за сии мои прегрешения, что я к чести моего отечества и моего

99

века российскому языку и российскому Парнасу сделал услугу. Я думаю, что не чернилами, но слезами писать я о сем деле должен; но слезы скоро высохнут и к белой бумаге не пристанут. Я неотступно о сем просить буду, ибо скорее можно меня уверити, что я не человек, нежели изобличить меня, что я неправильно прошу. Безо всяких справок можно мне поверить, а я все справки приобщил; а Шувалов, который меня гнал, и Сиверс, который у меня отнял квартерные деньги, сами мою справедливость утверждают. Так кажется мне, ежели я в логике не ошибаюся, а в логике ошибиться не можно, что мое требование праведно. Вашего превосходительства покорнейший слуга

Александр Сумароков.

Написано, может быть, нескладно, а на то вот мое оправдание:

Коль вечно человек веселости лишен,
Удобно ли ему быть обществу полезным?
Из «Синава». 2

Но за что я стражду? За то, что я все силы употребил ко славе российского красноречия. Я уповаю, что те деньги мне, конечно, возвращены будут, которые у меня отняли те мои неприятели, которые сами мою справедливость утверждают. А четыреста рублев должна мне комната покойной государыни; так сии деньги грешно было у меня удержать; не я парики и перья получал, но Мелисино, и мне до счетов дела не было. А они все меня ныне и богатяе и спокойняе. А для чего мне оные деньги не выданы? Вот ради чего: что не вышло-де решения. А для чего не вышло решения? Этого я не знаю. Астраханский губернатор это лучше знает.3 Однако мне отказано не было. Его гнал Шувалов, а сим гонением я никаким благополучием не пользуюся и последнего лишился по присловице — «в чужом пиру похмелье».

Покажите это письмо е. в.


За установление Российского театра и за успехи в красноречии Сумароков от театра по его прошению уволен, а ему за его услуги оставлено все то предписанное жалованье, которое он получал. А уволен он ради того от сей должности, дабы он удобнее мог обращаться с Музами. NB. Что я от театра просился, это Шувалов, гоня меня за г. Бекетова, солгал. А когда меня освободили от театра и утвердили все мое жалованье, так за что еще во время бытия моего отняли у меня квартерные деньги?4 За то, что я Шувалова реестра приискать не мог после пожара. А когда и Шувалов, и гр. Сиверс мое требование после отыскания реестров утвердили, так самые мои соперники меня правят. Нет никакого сумнения. А что точно так сообщено Сенату повеление покойной императрицы, в том я присягаю, что в Сенате после увидится. А что Сенат не здесь, так то чему препятствует? Вы извольте это

100

мое письмо удержать и справьтеся после, в правде ли я под присягою здесь силу Шувалова от гос<ударыниного> повеления объявляю. А ежели мне справки от Сената дожидаться, так можно тем и умереть. Да на что справка? Шувалова письма и самого гр. Сиверса утверждения довольно; справка будет пятое колесо кареты. А с которого времени я оных денег не получал, Придворная контора знает.

Вот годы те: 759, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66 - 1600 руб.

А оные деньги мне и впредь принадлежат. Да 400 рублев от комнаты.

А иных реестров мне не дано, кроме сих, которые я вашему превосходительству сообщил.


Сумароков А.П. Письмо С. М. Козьмину, январь 1767 г. // Письма русских писателей XVIII века. Л.: Наука, 1980. С. 99—101.
© Электронная публикация — РВБ, 2007—2019. Версия 2.0 от 14 октября 2019 г.

Загрузка...
Загрузка...