Пожалуйста, прочтите это сообщение.

Обнаружен блокировщик рекламы, препятствующий полной загрузке страницы. 

Реклама — наш единственный источник дохода. Без нее поддержка и развитие сайта невозможны. 

Пожалуйста, добавьте rvb.ru в белый список / список исключений вашего блокировщика рекламы или отключите его. 

 

×


59. Екатерине II
24 июля 1769

Всемилостивейшая государыня!


На всенижайшее мое в. и. в. о установлении здешнего театра предложение я некоторое ответствие чрез Г. В. Козицкого получил. Писанное рукою в. в. ко гр. П<етру> Семеновичу Салтыкову письмо я видел. Гр. П<етр> Семенович, по оному советуя со мной, сколько было можно, нечто ко приступу установления театра учредил. С оберполицеймейстером здешним 1 я многое к хорошему порядку расположил, и по согласию с гр. П<етром> Семеновичем я сие дело основал бы совершенно, ежели бы только побочных препятствий тому не было, а особливо в рассуждении сих следующих вещей, которых кроме в. в. решить никто не может. 1) г. Вырубов, которого я в лицо по сие время еще не знаю, требует четвертой части дохода на Воспитательный дом, 2 хотя доходы театральные поныне еще меньше, нежели расходы. Здесь же не Париж. Там и много авторов театральных и много любителей театра, между которыми много и знатоков; народа там больше; а Москва всего того лишена, и только люди еще во вкус приводятся. Да и двор обыкновенно в Петербурге, а не в Москве, а Москва от Петербурга далее, нежели Версалия от Парижа. Там Расины, Волтеры и Молиеры, а у нас писатели очень безграмотны, переводы скаредны, подлинники еще хуже, актеров надобно созидать; ибо один Сумароков и один Дмитревский к совершенству театра еще недостаточны, et le reste des acteurs est une chose très petite; donc il faut créer et les auteurs et les acteurs.* A и Дмитревский, не имея основания от моего наставления, тщетно бы в Париже видел Лекена;3 ибо язык французский с нашим в декламации, как снег с огнем, или хотя немного и поменьше. Сбор на Воспитательный дом странно учреждается здешними оного надзирателями, ибо присланный унтер-офицер стоял во время представления «Вышеслава» между кулисов, переходя с места на место; а каково это бедному автору, прилагающему все силы к театру, и каково мне это тяжко было, это можно вообразить. Театр не Парнасским местом, но некою таможнею казался и отнимал у меня охоту о драмах и помышлять, а я досадовал на те часы, которые меня к Мельпомене послали, и вместо разгорячения своей Музы я чувствовал охлаждение, и омерзение, и раскаяние, что я о Российском Парнасе толико старался, не щадя своего здоровья и глаз, которыми я от прошлого года едва вижу, будучи крайне болен ими в моей деревне, отколе я мысленно взираю ко брегам Невы и вижу и Российскую монархиню, и Российскую Палладу, к которой огорченная моя взывает Муза. Антрепренеры и актеры, гр. П<етр> Семенович, Мельпомена и Талия со мною согласны; но нет театра, о чем будет сия статья. 2) «Вышеслав» и «Лихоимец» представлены здесь были. Публика была довольна весьма.

124

Актеры мною научены были и уже не так играли пиесы, как прежде, будучи научаемы Титовым, или паче им во всем порчены, а первая актриса столько во своем поведении испорчена, сколько она ко декламации способности имеет.4 Театра без вашего указа не дают, кроме двух разов, когда пиесы мои играны, и то П<етр> Семенович ради моего прошения исполнил; а новый театр поспеет не скоро. Дивно это, что без меня театр был отдан российским актерам и Титову навсегда, а при мне и на время не отдается; а от того новое препятствие. 3) Актер Базилевич еще до моего знакомства с ними из Москвы почти сбежал, и слышно, что Елагин его или принял уже, или принять хочет; а от того здесь новых комедий быть не может, ибо некому роли слуги играть; а в Петербурге довольно и Шуйского. Ежели все сие будет решено, так я, к сентябрю возвратяся из моей деревни, потружуся о театре. А по театру собственно все исправно быть может; ибо, как я уже несколько изобразил, Музы, наместник здешний, полицеймейстер, антрепренеры и актеры со мною в крайнем согласии. Ежели и повеление в. в. тому соотвечать будет, так я уповаю, что вы, государыня, увидев здешний театр, скажете про меня: «Спасибо ему». А сие слово весьма лестно моему любочестию, ибо мое любочестие единственно в том состоит — угождать вам, отечеству и себе. В прочем моего прибытка нет, хотя театр будет, хоть нет. Мое о словесных науках стремление велико. Ах! если бы мне не было препятствий, да еще сильное вспоможение! Которого желая, вручаю себя в. и. в. всевысочайшей милости и щедрому священный вашея особы покровительству в. и. в. всенижайший и всеподданнейший раб

Александр Сумароков.
Из Серпуховского уезда 1769 июля 24.


Перевод:


* а из актеров остальные ничего не значат. Стало быть, надобно созидать и авторов, и актеров.


Сумароков А.П. Письмо Екатерине II, 24 июля 1769 г. // Письма русских писателей XVIII века. Л.: Наука, 1980. С. 124—125.
© Электронная публикация — РВБ, 2007—2019. Версия 2.0 от 14 октября 2019 г.