РВБ: XVIII век: Письма русских писателей XVIII века. Версия 1.2, 10 июня 2016 г.

 

108. Екатерине II
31 декабря 1774

Всемилостивейшая государыня!


Я, приехав сюда, множество издал моих сочинений, между которыми трагедия и три комедии представлены. Я здесь прожился совсем и прихожу в отчаяние. Так я единыя сея милости от в. и. в. прошу.

172

Выдается мне по воле в. в. ежегодно жалованье годовое наперед; так бы повелением в. и. в. и ныне в мае мне оное выдано было, как и прежде, но чтобы всевысочайшею в. и. в. милостию было о том ныне объявлено Штатc-конторе. Ибо мне ради моего отъезда дает купец то число денег ныне, а он бы мог по моей ассигнации взять оные деньги тогда, когда срок мой в мае придет. А без того мне он не дает, да и то сделано посредством моих благодетелей. А когда Штатс-контора виду иметь ныне не будет, так я и денег от купца получить не могу. А во время моего отбытия поделано против меня много разорения. Ибо от того, что я в Москве не был, лишаюся я и деревень, и дома, который уже и в газеты внесен к продаже за 900 руб., хотя он мне в двадцать раз того более стоит, и где я спокойно окончать хотел мою оставшую жизнь, трудяся по Парнасу. Ныне я в такое состояние прихожу, что здесь быть и не могу, а приехать некуда, ибо все к моему спокойству остановлено. А я дал уже слово Г<ригорию> Александровичу представить многое к удовольствию двора и публики во время высочайшего вашего, государыня, в Москве присутствия и предварительно выговорить дерзаю, что в. и. в. всеконечно трудом моим довольны быть изволите. Не лишите меня сей охоты к услужению двора и публики и прикажите означить от мая мое годовое жалованье, как и прежде то было. А дом мой для платы того долга, за который по причине моего отбытия я лишаюся всего моего имения, и который бы я заложить мог и сам Банковой конторе, ежели бы не было запрещения мне во время здешнего моего пребывания, взять за надлежащие и указные проценты в четырех тысячах рублей. Вашего величества казне ущерба от всей сей моей просьбы быти не может, а мне спасение, которое всеконечно я удовлетворю, как я помянул уже, теми спектакелями, коими в. и. в. конечно довольны быть изволите. Но лишився всего своего спокойства и всего своего имения, я не буду потребен более ни к чему на свете. Прикажите только, государыня, Г<ригорию> Александровичу, так без малейшего вашей всевысочайшей особе утруждения исполнено будет. А он о всем моем сем искании довольно мною утруждаем и совершенно известен. Напомните, всемилостивейшая государыня, всегдашнюю мою на в. и. в. надежду и ваше еще до восшествия вашего на престол высочайшее свое мне покровительство и не дайте мне от отчаяния умереть!


В. и. в. всенижайший и всеподданнейший раб

Александр Сумароков.
Дек. 31, 1774, Пб.
173
Сумароков А.П. Письмо Екатерине II, 31 декабря 1774 г. // Письма русских писателей XVIII века. Л.: Наука, 1980. С. 172—173.
© Электронная публикация — РВБ, 2006—2019.
РВБ