РВБ: XVIII век: Письма русских писателей XVIII века. Версия 1.2, 10 июня 2016 г.

 

14
28 августа 1777

Милостивый государь мой батюшка! Никита Артемонович! Нынче ожидаю я вашего письма: обыкновенно приносят ко мне в понедельник, и поздно. От этого случается, что и хотел бы на что скорее ответствовать, да письмо уж услано. — Нынешний день только застал я Якова Ефимовича 1 в его мызе для того, что прежде и приезжал, так был в Сарском селе, где он почти по неделе живет. Я зашел, он был в зале и читал просьбы нескольким мещан, которые тут были. Я подаю ему письмо; он, взяв меня за руку, ведет в свои покои, говоря по-французски, что со мной имеет говорить. В третьей оттуда горнице, где его спальня, подал я ему письмо. Прочитав его, говорит мне, что он сам на него будет вам ответствовать, чтобы и я между тем уверил вас, что он служить вам старается. Потом, продолжая тоже по-французски, сказал, что он смотрит случая в вашу пользу, но обещать не может. Я ему ответствовал также по-французски, что вы для того только и писать к нему изволили, чтобы напомнить, и тем кончился разговор. По моему счету, должен быть уж теперь Павлушка в Твери: он пошел отсюда 15 чис<ла>, также и Аполлон Никифорович Флоров-Багреев, с кем я бриллиант отправил, должно думать, что в Тверь уж приехал. Ему уж нынешний день неделя в пути. При сем посылается письмо от Конева и Попова. Новый вексель следующим образом написан: «Вологда, мая 30 дня 1777 года, вексель на 493 р. 27 коп. в двенадцать месяцев, считая от сего тридесятого числа мая тысяча семьсот семьдесят седьмого года, по сему нашему одинакому векселю повинны мы заплатить его превосходительству действительному статскому советнику господину Никите Артемоновичу Муравьеву или кому он прикажет серебряною российскою монетою денег четыреста пятьдесят три рубли двадцать семь копеек: толикое число мы от его превосх<одительства> получили сполна. Векселедавцы Петр Филиппов Попов купец вологодский, Петр Стефанов Конев купец вологодский». О Красильникове я уже писал, что его ожидают будущего месяца. Кибитку продали мы только вчерась и взяли семь рублей с половиной; давали очень дешево. За коляску нашу дают восемь рублей, так, как и за карету Прасковьи Матвеевны. Письмо мое более похоже на ведомости, нежели на что другое; если бы ведомости сии были важны. Я живу спокойно, безызвестно и ежели представляю Тверь, так только с хорошей стороны для того, что вы в ней живете. Сколько бы я счастлив был, если бы ваше житье в Твери было сколько-нибудь менее скучно. В прочем я прошу усерднейше вашего родительского благословения. Остаюсь навсегда, милостивый государь батюшко, ваш нижайший сын и слуга

Михайло Муравьев.
1777 года августа 28 дня. С. Петербург.
281

Милостивая государыня, матушка сестрица Федосья Никитишна! вы, конечно, ожидаете своей череды и думаете: от меня что-нибудь услышите. Ah! ventre, ah! déluge! que je me veux du mal pour ne pas savoir écrire! * Вы обманетесь и не прочтете ничего. Ну, сударыня, ни слова о том, будто я тут n’y entre pour rien! ** <Тезке> каково у вас, так ли, эдак ли? Что пользы, что я прожил десять месяцев в эдаком, я хотел было сказать, проклятом городе, но нет, я очень учтив, чтоб это сказать, je suis trop bon, et <cette ville> n’est pas tout-à-fait mauvaise... *** Прошедшую пятницу обедал у меня Ханыков и просил меня изо всей мочи в театр, но я поупрямился. А представляли, сказывают, «Дезертера».2 Нынешние два дни читал я прекрасную книгу: «Considérations sur... la grandeur et la décadence des Romains» par mr le président Montesquieu, son «Temple de Gnide», petit poème en prose, joli au possible, ses fragments sur le goût etc.3 **** Это такие книги, qu’il faut relire, quand on les a lus.***** Возьмите, матушка, у Александры Алексеевны «La Henriade» ****** и Сумар<оковы> комедии. Md. Bastidon4 m’a dit, la première fois que j’étais chez elle, que mr Balk5 s’est chargé de payer pour sa plume et les... perles (бусы) et n’en a rien fait. Cela monte je crois à quelques six roubles et...******* y меня давно уже Мармонтелевы «Инки», и я хочу давно что-нибудь выписать из них для вас. Прощайте, будьте здоровы.

Матушка Татьяна Петровна, здравствуй.


И ваш покорный слуга И. Муравьев. Сестрица, видите, что Ив<ан> Матв<еевич> вас особливо помнит.6

Я вам, милостивый государь дядюшка, имею честь донести, что, слава богу, <я> остаюсь вам с моим должным почтением ваш, милостивый государь дядюшка, навсегда покорный слуга

Иван Муравьев.


Перевод:


* Ах, черт возьми! Как я зол на себя, что не умею писать.

** не при чем.

*** я слишком добр, да и город этот не совсем плох...

**** «Размышления о ... величии и падении римлян» г. президента Монтескье, его «Книдский храм», маленькую поэму в прозе, до невозможности прелестную, его фрагменты о вкусе и т. д.

***** которые надо перечитывать, если даже их и читал.

****** «Генриаду».

******* Г-жа Бастидон говорила мне, когда я впервые был у нее, что г. Балк взялся заплатить за ее перо и ... бусы и ничего не сделал. Это обойдется, я думаю в какие-нибудь шесть рублей я... <припечатано сургучом>.

282
Муравьев М.Н. Письма отцу и сестре, 28 августа 1777 г. // Письма русских писателей XVIII века. Л.: Наука, 1980. С. 281—282.
© Электронная публикация — РВБ, 2006—2019.
РВБ