Пожалуйста, прочтите это сообщение.

Обнаружен блокировщик рекламы, препятствующий полной загрузке страницы. 

Реклама — наш единственный источник дохода. Без нее поддержка и развитие сайта невозможны. 

Пожалуйста, добавьте rvb.ru в белый список / список исключений вашего блокировщика рекламы или отключите его. 

 

×


26. Автограф — ААН, Р. II, оп. 1, № 226, л. 50—51. Впервые: Записки АН с. 45-46.

1 Волков Федор Григорьевич (1728—1763) — основатель первой русской профессиональной труппы. Известно, что в последние годы жизни он интересовался сценической режиссурой и считался возможным преемником Сумарокова в качестве директора театра. Возможно, речь идет о первых попытках придать национальный характер условному трагедийному костюму: шишаки упоминаются в перечне костюмировочных материалов за 1758 г. (Волков, с. 131).

2 Алексей Григорьевич Разумовский, в штате которого Сумароков прослужил с 1741 по 1755 г.

3 Бонеки Джузеппе (ум. 1795) прибыл в Россию в 1742 г. вместе с итальянской оперной труппой в качестве «композитора» (сочинителя) опер и стихов с жалованьем 600 руб. в год. Известно несколько опер Фр. Арайя на либретто Бонеки, написанных в России. В октябре 1752 г. Бонеки возвратился на родину во Флоренцию, получив небольшую пенсию, и больше в России не был. Говоря о «подлом звании театрального стихотворца», Сумароков, видимо, имеет в виду не только работу Бонеки «по заказу», а не по вдохновению, но и его недворянское происхождение: он был сыном мебельного мастера.

4 Имя «Илья Афанасьев» — результат явной описки; речь идет о втором после Волкова ведущем актере труппы Иване Афанасьевиче Дмитревском.

5 Гнев «его сиятельства» К. Е. Сиверса был вызван целой серией сатирических нападок Сумарокова на него и возглавляемую им Придворную контору, которые он предпринял после того, как обращения к Шувалову оказались бесполезными. В статье «О копиистах» в последнем, декабрьском номере «Трудолюбивой пчелы» (1759) Сумароков прямо и публично указал на Сиверса как на врага русского театра: «Озлобленный мною род подьяческий, которым вся Россия озлоблена, изверг на меня самого безграмотного подьячего и самого скаредного крючкотворца. Претворился скаред сей в клопа и всполз на Геликон, ввернулся под одежду Мельпомены и грызет прекрасное тело ея... Страдает богиня, а клоп забавляется и говорит: „Высокопревосходительная, высокоблагородная и высокопочтенная госпожа, госпожа богиня! Не имелося у меня с вашим благородием никакой каришпанденции до 1759 года, генваря до 6 дня, а от того числа отправляю я при Российском театре прокурорскую должность (дата перехода труппы в ведение Придворной конторы, — В. С.)”» (с. 759—760). В статье «Блохи» он также писал о «блохе чухонской» (т. е. лифляндской): «Автор беснуется от Чухонской блохи, как от нечистого духа. О чада любезного моего отечества, старайтеся освободить Российский Парнас от сея гадины! На что нам Чухонские блохи? у нас и своих довольно» (Праздное время, в пользу употребленное, 1760, ч. 2, с. 336). Ссылки на «подьячих», которые ссорили его с Сиверсом, делались для отвода глаз.


Степанов В.П. Комментарии: А. П. Сумароков. И. И. Шувалову, 12 марта 1761 г. // Письма русских писателей XVIII века. Л.: Наука, 1980. С. 194.
© Электронная публикация — РВБ, 2007—2019. Версия 2.0 от 14 октября 2019 г.