РВБ: XVIII век: Поэты ХVIII века. Версия 1.0, 22 апреля 2008 г.

 

 

113. ОДА НА ДРУЖБУ

Ты ропщешь, смертный, на судьбину!
Стесненный тягостию бед,
Ты жизни своея кончину
За первый ставишь свой предмет!
Но что? Надежды всей лишенный,
Ужель себе ты во вселенной
Не зришь утехи? — говори!

261

Иль дух твой дружества не знает?..
Его коль рок тебя лишает,
Ты выше рока будь! — умри!

Но часть твоя сколь ни сурова,
Когда еще остался друг,
Которого вся мысль готова
К явлению тебе услуг,
Коль скорбь твою он разделяет,
С тобою слезы проливает!..
Тебе ль о смерти помышлять!
И ты ль к отчаянью способен!
Давно ль глас дружбы не удобен
Печали в радость пременять?

Едина в бедствиях отрада,
С небес ниспосланный нам дар,
Сердец чувствительных награда,
Размножь божественный твой жар!
Пленяся святостью твоею,
Да всяк устами и душею
Закон признает кроткий твой,
Да в ду́ши искренность вселится
И лесть коварна истребится
Твоей священною рукой!

Монарх да знает на престоле
Бесценность всю твоих даров!
И, лести не внимая боле,
Да сокрушит той вредный ков!
Да помнит дружбой просвещенный,
Что царь и целыя вселенной
Не боле б был как человек!
Что царства он тогда достоин,
Когда народ его спокоен
И им златой вкушает век.

Но что за зрелище прекрасно
Явилось мысленным очам?
Внимаю пение согласно:
Я духом пренесен во храм,

262

Издревле дружбе посвященный,
Отсель в пустыни удаленный.
Единый путь к нему ведет,
Означен редкими следами,
Окопан отовсюду рвами...
Да всяк изменник в них падет!

При входе в храм нелицемерность
Седящу зрю, открывши грудь,
Подпоры дружбы, честь и верность,
К престолу показуют путь.
Отважность, вид имея смелый,
И истина в одежде белой
С поставленных там алтарей
Венцы бессмертия сбирают
И пред богинею венчают
Усердно жертвующих ей.

Рукой искусства оживленны
Герои дружбы зрятся там.
Дела их, славе порученны,
Прейдут к позднейшим временам.
Одно их здесь изображенье
Приводит разум в восхищенье
И новый жар родит в сердцах.
Пиладов подвиг вспоминая,
Как он, жизнь другу посвящая,
Еще ли кто познает страх?

Лукавство правды под покровом
Дерзает иногда здесь быть,
Надеется в сем виде новом
Вражду средь дружбы поселить.
Быв завистью сопровожденно
И златом пагубным снабденно,
В сердца пролить свой тщится яд.
Но злости ков не успевает:
Богиня взглядом поражает
Чудовища и гонит в ад.

О дружба! жертвы ты приемлешь
От добродетельных сердец,

263

Единым их моленьям внемлешь,
Дая блаженства им венец.
Когда свое богатство числит,
Друзей обресть напрасно мыслит
Надутый пышностью злодей.
Он горы злата истощает.
Но что же им приобретает?
Сообщников, а не друзей.

На целый свет не променяю
Небесных дружества утех.
Даров и счастья не желаю,
Коль дружеству нет пользы в тех.
Лютейшая суровость рока,
Колико б ни была жестока,
Меня близ друга не страшит.
Друзьям отчаянье поносно.
Какое бедствие несносно,
Коль друг со мной его делит?

<1783>

 

Воспроизводится по изданию: Поэты ХVIII века. Л., 1972. (Библиотека поэта; Большая серия).
© Электронная публикация — РВБ, 2006—2019.
РВБ