РВБ: XVIII век: Поэты ХVIII века. Версия 1.0, 22 апреля 2008 г.

 

 

165. ВЕЧЕР

Светило утренне блистало
Поверх мелькающих зыбей,
Лучи златые рассыпало
Волнистой, пламенной струей.
Зефиры вкруг меня порхали,
Вились, клубились, улетали
К потокам тихим для прохлад.
Между утесов каменистых
Бросал громады вод пенистых
Небрежно гордый водопад.

336

С младою Машенькой прекрасной
На мягкой травке я сидел,
На лире томной, сладкогласной
Свое спокойствие воспел.
Воспел — и радость и утехи,
Довольство и невинны смехи
Блистали Маши на чертах.
Весне подобно улыбаясь,
Румянцем алым украшаясь,
Читала то ж в моих глазах.

Звук лиры с сердцем соглашая,
Перстами в струны ударял;
Судьбу свою благословляя,
Играть на лире продолжал:
Блажен, кто сам собой доволен,
Свободен в сердце, в духе волен,
Кто не рожден в душе рабом,
Кто под одним живет законом,
Не должен никому поклоном,
Кто ни пред кем не бьет челом.

Блажен, кто чувствие врожденно
Свободно может обнажить,
Кто языком непринужденно
Со всеми смеет говорить;
Кто, хоть не создан великаном,
Не ползает пред истуканом,
Не чтит страстей его вовек;
Кто в бедности, в пыли родился,
Но низким быть не научился;
Кто мнит: я также человек!

Блажен, кто гордости мечтою
Своих очей не ослепил;
Кто, не гонясь за суетою,
Себе подобных не теснил;
Кто, их в руках имея долю,
Не поражал сердца и волю
И в тяжки цепи не ковал;
Кто их судьбой хотя и правил,

337

Но в том свою великость ставил,
Что им отрады проливал.

Блажен, кто для снисканья славы,
Имен великих и честей
Добром не золотит отравы
И кровью не кропит полей;
Но, думая подобно Титу,
В том видит славу знамениту,
Чтоб кротостью сердца пленять;
Кто, капли не проливши крови,
В сердцах воздвиг алтарь любови,
В душе — желанье обожать.

Блажен, кто сердцем и душою
Побед кровавых не алкал;
Кто в тишине, с своей семьею
Дни кротки, мирны провождал;
Кто не взрывал градов и башен,
Сияньем ложным не украшен,
Великих титлом не почтен;
Но, наслаждаясь жизни веком,
Искал быть честным человеком,
К добру был сердцем прилеплен.

Блажен, кто с Эйлером великим
От самых отдаленных мест
Путем непроходимым, диким
Парит до неподвижных звезд;
Завесу мрачную вскрывает,
В систему мира проникает
И познает всеобщу связь;
Кто в сердце, полном восхищенья,
Возжег свечу благоговенья
Творцу миров, ему дивясь.

Блажен, кто солнца с захожденьем
Спокойно может засыпать
И вместе с тихим пробужденьем
Утехи новы обретать,
Кто замков в воздухе не строит,
Кого и днем не беспокоит

338

Раскаянья свирепый глас,
За кем не следуют упреки,
Чиста чья совесть, как потоки
Сребристых вод в полденный час.

Блажен, кого не ослепляет
Корысть, награда, суета;
Кто здраво мыслит, рассуждает,
Что чин, богатство — тень, мечта;
Что тот Сибирью обладает,
Кто их ничтожностью считает,
Отрадой мелких душ одних;
Что смерть в единое мгновенье
Чины, блеск, почести, именье
Отнимет с жизнию у них.

Блажен, кто, бегая перстами
По лирным, тоненьким струнам,
Под липой или меж цветами
Бренчит по тихим вечерам;
Кто с Машей нежной, страстной, милой
На голос томный и унылый
Дуэт легонько пропоет;
Кто время нужного не тратит,
За поцелуй тремя заплатит
И на груди ее заснет.

<1793>

 

Воспроизводится по изданию: Поэты ХVIII века. Л., 1972. (Библиотека поэта; Большая серия).
© Электронная публикация — РВБ, 2006—2019.
РВБ