РВБ: XVIII век: Поэты ХVIII века. Версия 1.0, 22 апреля 2008 г.

 

 

164. ЧЕЛОВЕК

Из недр глубоких вод сребристых
Латоны гордый сын грядет;
С власов румяных и волнистых
Сафир, лазурь и пурпур льет.
Лучи с струями вод смешались,
По грозной влаге разливались,
Блестят, как молния во мгле,
Как огнь, играют, в кристалле.

Сидя в молчании глубоком,
Чело на длань я преклонил
И мыслию, рассудком, оком
К непостижимости парил.

333

От ада к небесам взвивался,
Как искра в облаках, терялся;
Как капля в океане вод,
Как в вечности протекший год.

Природа вся еще дремала,
На лоно сна облокотясь;
Нева едва в брегах мелькала,
С журчаньем тихим в Бельт лиясь;
Струи, как ветерки, клубились,
В пучину нехотя стремились
И, в чистый превратясь кристаль,
Горят — как на горниле сталь.

Путем, лазурью покровенным,
Феб гордый выше восходил;
Перстом румяным, позлащенным
Небесны своды золотил.
Лучи в окно ко мне мелькали,
Огни на люстре рисовали:
Там яхонт, пурпур, там коралл,—
И блеск — мгновенно исчезал.

Песчинка малая в пучине,
Гигант и карлик — человек!
Воззри — и в сей найдешь картине
Свой краткий, преходящий век.
Как солнце — утром ты блистаешь;
Как тень — с зарею исчезаешь.
Ты жив — коль огнь свой свет лиет;
Ты мертв — когда перестает.

Ты строишь, рушишь, созидаешь,
Как бог, всемощною рукой;
Миры десницей потрясаешь,
Громами правишь, тишиной;
Ты направляешь грозны стрелы
Вселенной даже за пределы.
Паришь на небо, к солнцу, в ад,
Ты прах, ты мощный Энцелад!

Ты силою воображенья
Открыл течение планет,

334

Порядок, стройность их, движенья,
Великость, свойство, мрак и свет;
Ты воды, воздух измеряешь;
Ты новы солнцы открываешь;
Ты цепь и связь познал всего;
И вдруг — не знаешь ничего.

Ты алчешь почестей и славы,
Богам подобен хощешь быть;
Творишь добро, лиешь отравы,
Чтобы себя заставить чтить.
Как бог — ты щедро награждаешь;
Как самый тартар — ты караешь;
Ты грозен, тих, велик и мал, —
Исчез — и будто не бывал.

Ничто в стремлении не может
Твоих остановить путей:
То червь тебя желаний гложет,
То яд к снисканию честей;
То мирна жизнь тебя прельщает,
То дух война твой возжигает;
То вдруг невинность рад карать,
То преступления прощать.

Бальзамом неги упоенный,
С улыбкой рад пред ней упасть;
Восторг и краткий и мгновенный
Сулит тебе бессмертных часть.
Исчез восторг — прошло мечтанье, —
Зришь бренное в себе созданье.
Велик в честях, в несчастье слаб,
Страстей и прихотей ты раб.

Надмен величием мгновенным,
Прельщенный гордости мечтой,
Рассудком, мраком покровенным,
Не зришь подобных пред собой.
Питая гидру ослепленья,
Ты сыплешь вкруг цветы презренья.
Что зришь, всё пред тобою тварь;
Лишь ты один и бог и царь.

335

Но если рок перуны яры
Направит с высоты в тебя,
Лобзаешь с трепетом удары
И ниже станешь сам себя.
Кто презрен был вчера тобою,
Чьей правил волей и судьбою,
Пред тем рад выю преклонять
И даже прах его лобзать

Гордыни, низости смешенье,
Мечтаний, разума, страстей;
О смертный! слабое творенье!
Как! ты во слепоте своей
Гигантом грозным быть желаешь,
Когда как тень ты исчезаешь,
Как миг пред вечностью времен,
Когда ты только прах и тлен?

Смири ты волю дерзновенну
И гордый сократи полет.
Ты алчешь мысль питать надменну?
Что ты? — ничто; хоть есть, хоть нет.
Коль хочешь богу быть подобен,
Будь кроток, праведен, незлобен;
Его великость всюду зрим.
Он всё; а мы ничто пред ним.

<1793>

 

Воспроизводится по изданию: Поэты ХVIII века. Л., 1972. (Библиотека поэта; Большая серия).
© Электронная публикация — РВБ, 2006—2019.
РВБ