РВБ: XVIII век: Поэты ХVIII века. Версия 1.0, 22 апреля 2008 г.

 

 

238. ЭКЛОГА

Где снеги вечные и стужи где несносны,
Терновые кусты растут, высоки сосны,
Стояла хижина, и это всё не ложь;
Та хижина была из рваных вся рогож.
Пастушка там сидит, сжав руки, на пенечке,
В печальном рубище, в замаранной сорочке;
И как лучинками поджаренный котел
С приятной кашицей довольно уж кипел.
Пастушка к высоте простерла очи неба,
Вещая: «Нет у нас куска к обеду хлеба.
А ты, неверный мой и лютый пастушок,
На рынок потащил с волнянками мешок.
Пошел и в хижину ко мне не возвратился,
Конечно, на шинке неверный очутился,
И, все дражайшие товары распродав,
Иль пьяный где сидишь, или лежишь не здрав».
460
Такие пени ей из сердца вырывались,
По хижине они, как бубны, раздавались.
Потаявал под ней от плача белый снег,
И глас ее, как шум, во все углы пробег.
Померкло над главой и небо тут хрустально,
И очень было в сем пастушку зреть печально.
Мне кажется, из ней ушел бы в тартар дух,
Когда бы не пришел нечаянно пастух
И хлеб красавице с учтивостью не подал,
Который он купил за то, что ныне продал.
Тут горесть скрылася с пастушкина чела,
И кошка с радости мяукать начала.
Пастух красавицу, по роже гладя, нежит,
Рассказывает всё, краюшку хлеба режет.
Садятся за пустой любовники обед,
Светляе кажется обоим солнца свет,
И кушают они, подставя два полена,
Набивши целый рот и высунув колена,
Очистили они и ложки и горшки.
Так весело живут российски пастушки.
<1772>

 

Воспроизводится по изданию: Поэты ХVIII века. Л., 1972. (Библиотека поэта; Большая серия).
© Электронная публикация — РВБ, 2006—2019.
РВБ

Современные вытяжки Vialona cappe в интернет-магазин