[ПРОЕКТ ГРАЖДАНСКОГО УЛОЖЕНИЯ]

[[3]] Закон, постановляя о человеке, разсматривает его двояко: сперва, как его произвела природа, потом, как его образовало общество.

Силы телесные и душевные дает человеку природа. Следовательно, человек есть то, что он есть от природы. Следует, что он может употреблять силы свои по способности, природою ему дарованной.

Закон есть только подтверждение того, что человеку даровала природа. Из сего следует: если человек, вступая в общество, уступает ему часть своих прав, то оно обязано за то ему удовлетворением.

В следствие сего каждой человек, в обществе живущий, имеет право требовать от него защиты и покрова. [[3 об.]]

Закон в отношении человека уподобляется природе; он его награждает, как и она; но не столь будучи пристрастен к своему произведению, он одному не дает того, чего не даст другому, и если он дарит, то дарит равно всех; пред ним все равны.

То, что закон дает человеку, не есть что либо вещественное, не может изобразиться в чувствах, оно и не есть сила или способность какая либо, ибо сила или способность могут явиться в своих действиях непосредственно, но то, что он дарит, [[4]] есть то самое, что силы и способности человека делает деятельными, то, что в человеке направляет его волю, словом, закон человеку дает право, природа дает ему силу, способность; но они могли бы быть препятствуемы в действиях своих, если бы закон не дал ему того, что отдаляет всякое препятствие, что дает способности и силе деятельность не возбранную. Таково есть понятие, которое можно иметь о праве вообще.

Когда закон одному дает право, тогда другому налагает обязанность.

172

Право бывает тогда, когда закон гражданину [[4 об.]] дает свободу что либо предпринять или делать, или что либо опустить или не делать.

Обязанность бывает тогда, когда закон велит что либо делать или не делать, под опасением быть к тому принужденному или наказанному.

И так чего я не могу делать или не делать свободно в следствие [[5]] закона, к тому не могу иметь права; к чему не могу быть принужден законно, к тому нет моей обязанности. *

И так особы единственныя и множественныя, одаренныя правами в законе, равны и называются лица.[[5 об.]]

И так человек по толику есть лице в смысле закона, поколику может одарен быть правом.

Закон, дав гражданину право, показывает, какое он должен делать из оного употребление.

Поставит правила, как один гражданин права свои может передавать другому, или как он права свои потерять может.

Право, поколику относится к лицу, называется право личное, поколику относится к вещам без отношения к лицу, есть право вещественное; но то и другое принадлежит лицу.

Отправление или неотправление права [[6]] есть деяние, нарушение права есть деяние.

Деянию всякому предидет всегда в человеке воля, намерение.

Где нет воли, где нет намерения, там нет в законе деяния.

Где нет свободы в деянии, о том закон не судит.

И так все постановления о правах относятся или к лицам, или к вещам, или к деяниям. Поколику деяния касаются до лиц и вещей, и право не иначе изъявляться может как деянием.

Лице естественное или единственное есть каждой человек в своей особенности. Оно больше может иметь прав и обязанностей, [[6 об.]] нежели лице множественное, соборное или нравственное.

Когда многие лица естественные, одаренные одним правом, вместе оное право отправляют совокупно, тогда бывает лицо соборное или нравственное.

Все, что есть следствие естественности, единственности, не может относиться к лицу соборному или нравственному, напротив редко может быть такое право лица соборного, которое бы не могло быть присвоенность лица естественного.


* Закон право присвояет одному особенно или многим вместе; но пред ним многие суть единица, когда право дает он не раздельно.

173

Лице соборное или нравственное и потому отличествует от лица единственного, [[7]] что единственное потому лице, что оно есть таково само по себе, и права его изтекают из сего положения в обществе; соборное же лице есть лице не инако, как в следствие постановления, и права его основание имеют в постановлении.

Лице единственное закон разсматривает в отношениях, касающихся до его естественности или в отношениях гражданских.

В отношении естественности лица закон восприемлет человека под защиту свою до его рождения, и в таком виде определяет его права, он преследует ему при его рождении, определяет его пол, следует [[7 об.]] ему в лета младенчества, детства, возмужалости, старости и дряхлости, он разсматривает его силы душевные и телесные, оных недостатки или совершенство. Он смотрит на его жизнь и неотлучен ему во время его кончины; он живет с ним, когда он присудствен во святыне своей гражданской, в доме своем; тут закон, совокупясь с природою, определяет его блаженство, блаженство первое, блаженство семейственное; и все отношения семейственные утверждает закон согласно назначению самой природы.

Преследуя человеку в общество, закон назначает ему [[8]] средство, как ему быть гражданином. И если он к обществу не принадлежит, есть странник, то и тут, взяв его под свою защиту, он определяет его с обществом отношения.

Закон столь попечителен о гражданине, что он особые назначает средства, какими можно определить гражданское положение человека, и для того требует известныя торжественности при важнейших епохах жизни гражданина. Он постановляет то, что делать должно, когда гражданин родится, когда он вступает в супружество, когда оное расторгает, когда прерывается его жизнь или когда кончится гражданское его состояние; закон не отступает от гражданина и тогда, когда он отлучается из общества, [[8 об.]] ибо, дав ему один раз право, он не желает его оного лишить в то самое мгновение, когда гражданин отлучается, он ждет его отрицания или долгого отсутствия, дабы его лишить того, что даровал однажды.

Лицы нравственные или соборные закон разсматривает в отношениях их к государству или разсматривает отношения единиц между собою, лице нравственное составляющих. Общество всякое есть лице в смысле закона, но состояние, на которое разделяется

174

народ, не есть лице; ибо права людей, к какому либо состоянию принадлежащих, есть право каждого особо, [[9]] но не состояния вообще. Если бы права принадлежали состоянию, в соборном его лице, то оно бы было сословие государственное, чего в России нет.

В смысле закона вещь есть все то, что может быть предметом права, следует, что деянии человека и самые его права могут назваться вещию в смысле закона.

Существо вещи есть все то, что ее составляет части и ее свойства.

Иная вещь по существу своему не может переменить своего места, не повредив своея существенности, другая же может.

Первые суть недвижимые, другие движимые. [[9 об.]]

Право, хотя само по себе и есть такая вещь, которая может переменить место, без нарушения своея существенности, но если оно относится к вещи недвижимой, то оно почитается так же вещию недвижимою (оно таковое же может быть и постановлением закона).

В вещах движимых закон означит все оных главные роды.

Закон определит предметы тех вещей, которые суть сами по себе и которые находятся в зависимости другой вещи.

Первые суть существенные, другие принадлежности.

Закон означит, какия вещи могут [[10]] быть принадлежности другой вещи.

И так, сколь долго одна вещь есть принадлежность другой, то она участвует во всем, до главной вещи принадлежащем, и если право на главную вещь уничтожится, то уничтожится оно и на принадлежность.

Вещь, поколику состоит во власти человека, называется имение.

Имея вещи в своей власти, человек делает из них употребление, в сем состоит их польза, а если пребывая невредима в своей существенности она доставляет имеющему ее прибыток, то сие и делает то, что назвать можно вещи полезность. [[10 об.]]

Польза вещи определяет ее цену.

Если цена вещи для всех одинакова, то вещь будет цены обыкновенной. Если же исчисляют пользу, которая иногда из оной произойти может, то бывает цена вещи необыкновенная. Особое уважение вещи ради каких либо ее качеств или отношений делает ее драгоценною. А если неможно

175

ее качеств или паче ее цену поставить в сравнение ни с какою другою вещию, то вещь такую назвать можно неоцененною.

Выше сказано, что права суть вещи в смысле закона. В отношении лица право есть [[11]] власть требовать от того, кому оно налагает обязанность, чтобы он что либо дал или сделал или позволил, или не делал и оставил.

В отношении вещи право есть власть отправлять оное в отношении вещей без отношения к лицу.

Право может существовать само по себе, не присвоенное лицу; но дабы оно сделалось чьей либо принадлежностью, то закон означит средства, как права могут быть приобретаемы; сие средство есть деяние; и так деяние, чрез которое приобрести можно право, называется образ приобретения, а законная причина или основание, посредством которого деяние получает силу [[11 об.]] к приобретению права, можно назвать достоянием.

Закон, обращая внимание свое на деянии человека, ведает, что не всегда ему возможно ими располагать по своему произволению. Иногда препятствия внешние ставят деяниям преграду, иногда сила делает их необходимыми, иногда ложное о вещи суждение, от страсти произтекающее, деянию не тот дает вид, который бы оно имело, если бы разум человека не затьмевался. Иногда силы или мощность к произведению деяния недостаточны так, что воля может подвержена быть и насилию естественности своей и в нравственности. [[12]]

И так закон судит только о тех деяниях, где видно свободное воли определение, и если деяние не таково, оно человеку не принадлежит. Оно, так сказать, не ево и причтено ему быть не может.

И так правилом закон поставляет, что деяния только свободныя одни подлежат его суждению. И где нет свободы деяния, там нет и обязанности. Закон судить может только о деяниях внешних; или поскольку воля изъявляется в деянии свободном; но определение разсудка, воли, намерение суждению закона не подлежат.

Следствия деяний иногда бывают таковы, [[12 об.]] что они изтекают из них неминуемо и непосредственно, иногда же они бывают только для того, что одно деяние было в сопряжении с другим, совсем от него различным, и следствие деяния одного было посредством деяния другого.

176

За следствие, непосредственно из деяния произтекшее, всяк должен ответствовать, потому что знать может всякой, что следствие известного деяния будет неминуемо.

За следствие, произтекающее из деяния посредством другого деяния или произшествия, не иначе ответствовать [[13]] можно, как тогда, когда и постороннее деяние, следствие произведшее, было предвиденно. Но если его предвидеть было невозможно, то оно случайно, и за него ответствовать нельзя в равной мере с первыми.

Хотя случайное следствие деяний не может причтено быть никому, но поелику во всяком предполагается разсудок, свободное воли определение, сведение о законах, доколе противное не доказано; то всяк, в обществе живущий, обязан употреблять разсудок свой в делах гражданских и прилагать внимание, дабы деяния его законам соответствовали.

Кто по недостатку внимания в каком либо [[13 об.]] деле поступит в противность закона, тот учинит вину или проступок.

Вина или проступок могут иметь в причтении разныя степени, по мере внимания, которое бы мог употребить в деле учиненном тот, кто сделал проступок или вину.

Если бы, [чтобы] избежать или не соделать проступка, не нужно было (при обыкновенных разума способностях действующего) великое напряжение внимания, то проступок таковой или вина, которой можно бы было избегнуть без дальнего внимания, назвать можно проступком грубым или первой степени. [[14]]

А поелику без напряжения внимания или же где оное совсем не нужно было, избегнуть бы можно проступка, то вина таковая равняется почти деянию с намерением произведенному.

Если же для избежания проступка нужно было обыкновенное только внимание, то вина, произтекшая от недостатка такого обыкновенного внимания, есть вина второй степени или вина посредственная.

Но если для избежания проступка нужны были или необыкновенное внимание или великия способности, или особые знания, или о вещах сведения отменные; то вина, произшедшая от недостатка [[14 об.]] всего вышесказанного, велика быть не может и будет вина третьей степени, вина малая.

За вины сего рода ответствуют наипаче определенные к должностям; ибо, помещаяся к должности, предполагается, что определенной имеет достаточную к отправлении оной способность.

177

Когда деяние есть следствие свободного воли определения, когда к нему не был я принужден внешнею силою, тогда оно может произвесть для другого средство что либо приобресть, или возможность что либо сделать, словом может произвести право; но дабы деяние могло произвести право для того, кто оное произвел, то сверх всего вышесказанного оно должно быть таково, чтобы никому не вредило и было бы дозволенное. [[15]]

И так деянием свободным можно произвести право, уступить его или передать другому и право уничтожить; наипаче сие произойди может, когда человек изъявляет свое соизволение.

Но где человек не изъяснил своего соизволения, или чего не исполнил, то могут из того произтекать права и обязанности по толику, по колику закон таковые с ними сопрягает.

Сказано, когда закон дает [[15 об.]] с одной стороны право, то он с другой дает обязанность.

А поелику право есть следствие деяния, то оно произведшему деяние налагает все из онаго произтекающие обязанности.

По сей причине и противозаконное деяние может произвести право, но не тому в пользу, кто оное учинит, но тому, кому оно будет во вред; а произведший противозаконное деяние получает обязанность [[16]] в отношении того, кто получил право вредом причиненным.

И так права могут приобретаемы быть деяниями недозволенными и деяниями дозволенными. [[21]]

Мы видели, что для произведения прав нужно деяние, что деяние должно быть свободно, что деянию предидет воля. Но дабы деяние могло произвести право, то нужно, чтобы человек объявил на то свое соизволение; объявил, в чем воля его состоять может.

И так когда человек объявит то, что в сходственность его намерения воспоследует или не воспоследует, тогда говорят, человек объявил свою волю или дал знать о своем соизволении.

Но чтобы соизволение могло иметь следствия, производящие права, то должно иметь в виду предмет, о котором соизволяет, и предмет должен быть таков, что соизволяющий имел право о нем сделать постановление; должно, чтобы соизволяющий имел способность располагать деяния свои с умом и разсудком. .Должно, чтобы соизволение было в самом деле, а не

178

предразумеваемо, было бы свободно, не принужденно, нешуточно, подлинно, точно или благонадежно. [[21 об.]]

В объявлении соизволения разсмотреть нужно: 1-е) предмет соизволения. 2-е) Способности соизволяющего. 3-е) Поколику оно а) свободно быть может и непрепятствуемо, б) подлинно и нешуточно, в) точно и благонадежно, хотя иногда безмолвно иди предполагаемо, а потому г) означить правила, которым должно следовать в изложении соизволения. 4-е) Не бывает ли в соизволении ошибки или погрешности, или 5-е) Соизволение не извлечено ли обманом. 6-е) Не должно ли оно иметь известную форму. 7-е) Какие соизволения суть действия. 8-е) Какие в соизволении могут быть условия.

1. Все вещи и деяния, на которые можно получить право, или на которые можно правом поступиться другому, могут быть предметом в изъявлении соизволения, исключая того, что запрещено законами или что оскорбляет благонравие.

Но если бы кто столь мало имел разсудка, чтобы соизволил наложить себе обязанность какую либо, стесняющую [[22]] свободу мысли, свободу исповедания, свободу деяния или личную свою безопасность, то закон не признает таковые соизволения правильными и их почитает ничтожными, потому что они разрушают то, что есть существенность гражданина.

Равным образом не можно о таких вещах объявлять свое соизволение, которые изъяты из частных обращений, или самою естественностию, или законоположением, или же частными постановлениями.

2. Признавая, что свободное соизволение нужно для произведения права, закон постановляет, что дитя или несовершеннолетный, лишенные ума или [[22 об.]] слабоумные естественно, хотя бы временно или пьянством, или сильным страстей движением, не могут соизволением своим произвести права, ниже те, которые бы к тому побуждены были.

3. Или опасными угрозами или же истинным принуждением; зане блюститель гражданския свободы закон ее стрежет во всех ее отраслях, во всех ее распространениях.

Закон, ограждая деяния гражданина, требует, чтобы для произведения права соизволение изъясняемо было словами или знаками, ясно оное доказывающими, но из обстоятельств [[23]] не дозволяет оного заключать никогда, ибо соизволения предполагать не можно, если оно не явно.

179

И так подлиной смысл соизволения не иначе толковать должно как по обыкновенному значению слов и знаков.

4. Закон, блюститель деяний гражданина, бывает его страж и тогда, когда он хотя в полном своем разуме, но мог бы деяния свои себе обратить во вред; он ограждает его от заблуждения или обмана, когда он изъявляет свое соизволение.

И так заблуждение или погрешность или ошибка в самой существенности [[23 об.]] деяний или главном оного предмете делает оное неправильным.

И так тот, кто с намерением дал повод к заблуждению, не может никогда чрез оной приобрести права; и соизволение, обманом произведенное, обязанности не налагает.

5. Закон, постановив, в каких случаях нужна особая форма в объявлении соизволения, покажет, какое должно оного быть действие.

6. Какие могут быть в соизволениях условия: например: что условие может быть 1-е) Отлагающее, то есть такое, что исполнением оного, а не прежде приобретено может [[24]] быть право, о котором последовало соизволение. 2-е) Или разрушающее, то есть такое, что при исполнении или при наступлении условия, соизволение должно быть не действительно или прекратиться. 3-е) Условия могут быть возможные и невозможные и что сии последние делают соизволение недействительным. 4-е) Что условии бесполезные может иногда судья уничтожить. 5-е) Что по предмету не дозволено в соизволении, то не может быть дозволено и в условии. 6-е) Что условия могут относиться на прошедшие происшествия. 7-е) Что при соизволении может быть побудительная причина, [[24 об.]] которая только служить может для изъяснения сомнительного намерения.

Наконец закон сделает постановления, что иногда разсматривать нужно при объявлении соизволения относительно а) намерения соизволяющего или относительно б) времени в) или срока, когда по соизволению право должно возникнуть или прекратиться.

Обоюдное или взаимное соизволение приобрести право или оным поступиться есть договор.

Договору всегда предъидет с одной стороны обещание, с другой соизволение о том же, что один [[25]] обещает, но сего недовольно. К существу договора принадлежит, чтобы был предмет, о котором договариваются; ибо если договариваться не о чем, то

180

нет и договора. И так если одного из вышесказанных качеств не достает, то и не можно думать, что договор состоялся. Как может одно изъявление воли поступиться правом, то есть как может простое обещание произвести обязанность, когда не будет на него соизволяющего оным правом пользоваться; зане не может обещание произвести обязанности, если не возникло право, котораго существенность требует, что тот, кто оное отправляет, может употребить понудительные средства и обязавшегося заставить [[25 об.]] исполнить свою обязанность. По сей то причине обет церковный в законе гражданском обязанности не производит, не могут судимы быть судом гражданским, ни подлежать в случае неисполнения наказанию, в законе уголовном определенному, зане обеты церковные суть только простые обещания, или если их почитать должно договором, то восприемлющею обещание стороною почитать должно или самого себя, что есть нелепо, или бога; а в сем случае последнем за неисполнение обета принуждения к возложенной на обещавшегося обязанности должно ожидать от того, кому обещание сделано, – от бога. Но кто может столь [[26]] быть дерзновен и сказать: бог поручил мне отправление права, ему принадлежащего. И так об обетах церковных предоставляется судить духовным начальствам, и за неисполнение оных наказание должно быть духовное, и ни в чем не сходствующее с теми наказаниями, которые налагает закон уголовный.

Договор для всех оным обязующихся имеет силу закона, если он заключен по предписанной в законе форме.

Если договор сам в себе существенно состоит в том, чтобы было обещание с одной стороны, восприятие с другой стороны, и чтобы был предмет, о чем договариваются, и чтобы он мог произвести право и обязанность, то закон требует, чтобы договаривающиеся имели способность [[26 об.]] договариваться и в изъявлении своего соизволения были бы свободны; и так все те, кои не могут свободно изъявлять своего соизволения, не могут заключать договоров. а  Поелику договоры начало свое имеют в законе постановительном, то, ограждая обязанности от всего того, что может оных умалить твердость и силу, закон предписывает им


а Здесь в законе помещена будет статья о договорах с казенными местами.

181

в иных случаях известную форму, а в других назначает образ их постановления. а

Мы здесь разсмотрим все принадлежности договора; те, без которых он не может договором почитаться, и те, которые ему опричь того свойственны быть могут. [[27]]

Принадлежности договора суть:

1-е) Обещание. 2-е) Восприятие обещания. 3-е) Предмет, о чем договариваются. 4-е) Потребные способности договаривающихся. 5-е) Форма договоров. 6-е) Подкрепление договоров. 7-е) Околичности и условия. 8-е) Правила изложения. 9-е) Исполнение договора. 10-е) Уничтожение договора.

1) Обещание есть первая принадлежность существенности договора; чтобы оно было законно, то должно, чтобы оно было не принужденно и свободно, и оно следует всем тем правилам, которые мы изъяснили, говоря о изъявлении соизволения.

Обещать можно все то, что дозволено законами.

Все запрещенное, все противное благочинию или порядку общественному обещать не можно. [[27 об.]]

Обещание таковое есть ничтожно само в себе и обязанности не производит.

Если обещание было по известной причине, а причина обещания ложная, то обещание ничтожно, ибо оно не есть следствие того, что было означено.

2) Восприятие обещания должно столь же быть законно, как само обещание, столь же правильно, как объявление соизволения, свободно, непринужденно и прочая.

Восприятием обещания не можно приобресть больше права, нежели как что назначил обещавший. Существо восприятия


а Договоры могут быть разнаго рода:

1) односторонные, когда один из договаривающих обязывается чем либо с одним или многими, иногда называются благотворными.

2) обоюдные или взаимные, когда договаривающиеся обязываются чем либо взаимно, они называются иногда тягостными.

Меновыми их называют, когда каждой из договаривающихся обязывается дать или сделать что либо, стоющее того, что получает.

Роковыми называть их можно, когда даваемое состоит в равной опасности обязывающихся приобресть что или потерять, в следствие происшествий неизвестных.

Иные договоры имеют особые названия, иные же не имеют.

182

таково, что оно должно быть соответственно обещанию; следует, что оно долженствует всегда быть неограниченно [[28]] и без условий; ибо если оно не будет таково, то не будет соответствовать обещанию.

И так восприятие условное, обещанию несоответственное, обязанности не налагает. Ибо она состояла бы не в том, в чем было обещание; что есть противоречие.

Всяко деяние человека следственно и всякой договор бывает в какое либо время и иначе быть не может, следует, что восприятие обещания должно произойти в надлежащее время; если оно означено, то оно не минуемо должно в оное воспоследовать; и промедление делает оное ничтожным. Если оно не означено, то закон, заступая место обязывающихся, назначает сроки восприятию обещания, [[28 об.]] и назначение его есть правило, по которому о том судить должно.

3) Когда кто скажет обещаю, то вопрос неминуемой за сим последует, что? И так необходимо нужно, чтобы договор был о каком либо предмете.

Вообще предмет договора бывает вещь или дело, причем договаривающиеся обязуются дать или сделать или не сделать.

Где нет предмета, там не может быть договора. Все, что может быть предметом изъявлений соизволения, о том можно заключать договор.

а) Предметом договора не могут быть ни вещи, ни деяния невозможные. [[29]]

б) Можно договариваться о деяниях, вещах или правах третьего, так же и в его пользу.

в) Можно договариваться о вещах, несостоящих в обращении, но потолику, поколику препятствие их обращения может быть уничтожено.

г) Не можно договариваться о деяниях недозволенных.

д) Договоры, не приносящие ни пользы ни прибытка ни тому ни другому, должны быть ничтожны.

е) Договоры, коих предмета определить неможно, или коего определение или исполнение оставлено на произвол обязанного, ничтожны потому, что не имеют предмета.

4) Способность личная есть принадлежность [[29 об.]] договора необходимая.

Тот, кто не может судить о деяниях своих, о их полезности, или о их вреде, в договор вступать не может.

183

Природа сама тому назначила преграду, закон оную только утвердил и сделал ненарушимою.

И так тот только может заключить договор, кто может сделать законное изъявление соизволения.

Но поелику закон благотворен в своем действии и дает каждому право гражданина с часа его зачатия, то хотя он и неспособен сам собою заключить договор, однако же он не лишает его права вступать в обязательства и заключать договоры, а поелику [[30]] он того не может делать сам, то закон даст ему представителя, который пред ним явится облечен в его лице.

И так не имеющий способности договариваться сам, договаривается чрез опекунов, попечителей.

Многия суть неспособности, которыя наложить могут преграду договариваться.

Естественныя неспособности суть: 1-е) Несовершеннолетие. а  2-е) Лишение ума. 3-е) Лишение чувств.

Нравственные: 1-е) Быть во власти другого. 2-е) Договор. 3-е) Судебное запрещение. 4-е) Гражданская смерть.

Одни нравственныя неспособности могут встречаться при договорах лиц соборных.

5) Форма договора становится его существенная часть, если [[30 об.]] оная предписана законом; если оная нарушена, то договор недействителен. б

Форма договора может быть только двояка, письменная и словесная.

Письменная такова, что если в ней что либо не так означено, как предписал закон, то она не может быть действительна.

Чем меньше будет в законе предписанных письменных форм для договора, тем лучше.

Нужно и то, чтобы закон означил предметы, о которых нужно договариваться письменно и о которых словесно.


а Несовершеннолетие есть неспособность естественная в отношении сил душевных; но в отношении лет, несовершеннолетие определяющих, оно есть действие закона.

б Сие наипаче разумеется о договорах письменных; но если за ненаблюдение формы положена пеня, то в случае ненаблюдения оной, взыщется пеня, но договор [здесь чужой рукой вставлено над строкой «не», явно нарушающее смысл] действителен; ибо пеня полагается вместо уничтожения.

184

Например: весьма полезно будет в законе правило следующее:

если предмет договора будет имение недвижимое, онато; собственность, владение, употребление [[31]] или пользование, то он должен быть всегда письменной, причина сему ощутительна; всякой договор о имении недвижимом в действии своем не может быть мгновенен; а поелику действие его прострется в будущее, то для охранения собственности недвижимаго имения нужно, чтобы постановления о ней были видимы всеми, ибо она в существенности своей такова, что со внешностью ее сопрягается часто признак владения ею. Но признак неминуемой владения движимой вещи есть тот, у кого она в руках.

Постановление закона о договорах, если будет предварительно спорам и недоразумениям по возможности, – будет благотворительно; и для того нехудо будет, [[31 об.]] чтобы определена была известная сумма (например: 100 или 50), о которой можно договариваться словесно, если же сумма договора будет выше, то договор должен быть письменной, ибо закон предполагает, что где предмет договора есть сумма нарочитая, то исполнение его простирается на время будущее; а поелику будущее в договоре определять трудно, то и нужно, чтобы о нем всегда постановляемо было письменно. Но в сие распоряжение не могут входить те договоры, которые заключаются словесно и мгновенно, например: когда кто кому дает вещи на сохранение, соблюдение, сбережение, или когда договор будет о вещах движимых и коего исполнение бывает [[32]] с обеих сторон мгновенно. Сие последнее наипаче относится к обыкновенным покупкам всех вещей движимых.

Уступка, отчуждение или уничтожение (а не доказательство) произведенной уплаты или другого какого исполнения обязательства должны быть письменны.

Договоры и всякие объяснения о правах каких либо на недвижимое имение, так же о личных налогах, повинностях и обязательствах всегдашних и непрестанных должны всегда быть письменны.

Если срок уплате не определен быть должен, то договор должен быть письменной.

Если договор будет о предприятиях не надежных и опасных (но не противозаконных и невозможных), [[32 об.]] то он должен быть письменной.

185

Если за неисполнение договора полагается пеня денежная или другая какая либо, то договор должен быть письменной.

Между отсутствующими переписка заступает место договора письменнаго.

И так, где письменному договору быть должно, там все то, что о нем постановляется словесно, есть ничтожно.

И так если договору назначена в законе особая форма, то все, что еще в дополнение оного договора и все объяснительные обстоятельства оного письменные и словесные должны быть ничтожны, ибо судить должно о договоре [[33]] по одной предписанной форме, а не по двум.

Итак ни словесно ни письменно нельзя ничего постановить о сделанном договоре по форме, но можно оной возобновить, если оной был неокончательной в каком либо деле, как то купчая.

Письменные договоры в России употребительны или известны под особым именем или договоры (контракты) просто. Сии последние будут написаны на надлежащей гербовой бумаге, подписаны договаривающимися, если сами писать умеют, или кем другим, если писать не умеют. а  Буде записаны в книге у маклера или в присудственном месте, то действительны.

И так, если что либо из сих нужных обстоятельств [[33 об.]] пропущено, то договор недействителен.

Особаго рода письменные договоры суть 1) Купчая. 2) Закладная. 3) Запись. 4) Торговый контракт. 5) Денежное обязательство. 6) Вексель. 7) Заклад в банке. 8) Ломбардной билет. 9) Подписанной щет или росписка. 10) Записка маклерская. б

6) Договор может иметь подкрепления разнаго рода.

1-е) Признанием или утверждением договора.

2-е) Отрицанием возражений,

3) Утверждением судебным,

4) Задатком или залогом.

1) Признанием или утверждением правильнаго договора уничтожаются те противуречия, которые [[34]] ссылаются на недостаток свободнаго или истинного соизволения.


а Подписка другого вместо договаривающегося, если он сам писать не может, должна быть сопровождаема обрядом, определенным в судопроизводстве.

б Формы оных помещены должны быть в обрядах судопроизводства.

186

И так если кто письменно или пред судом признается, [что] постановлял договор словесной, то договор сей действителен по содержанию признания.

Но если договор недостаточен существенно, то утвердить его неможно и признание неправильно.

2) Если кто отречется от сделанных им против договора возражений, тот договор признает.

3) Судебное утверждение договор подкрепляет: но может только тогда иметь силу, когда было оному предварительное признание или подтверждение. а  [[34 об.]]

4) Задаток есть то самое, что служит знаком заключенная договора.

Задаток дается так же в щет или в уплату сделанной обязанности.

Отступиться от задатка в договоре письменном или возвращать его назад договора не уничтожает, разве договаривающиеся о том постановили именно.

Если же договаривающиеся постановили, что задаток есть пожертвование за неустойку, тогда правилом будет служить следующее: если тот, кто дал задаток, отступится, тогда получивший задаток удерживает его вместо удовлетворения. Если отступится тот, [[35]] кто задаток взял, то задаток должно возвратить тому, кто его дал, в замену удовлетворения.

Когда задаток не дан в виде пожертвования за неустойку, и в таком случае договор не состоится виною того, кто заклад взял; то не справедливо ли будет оставить на выбор того, кто заклад дал, хочет ли он взять назад данное или онаго цену, какова она была тогда, когда задаток дан.

Если же договор не состоится виною того, кто заклад дал, то так же справедливо, чтобы он потерял в задаток данное, и в сем случае задаток будет в виде удовлетворения [[35 об.]] за неустойку в договоре, ибо договаривающийся имел в договоре целью свою выгоду, за неприобретение которой ему должно иметь удовлетворение. Если же договор не состоится без вины обоих договаривающихся, тогда задаток отдать должно в том виде, как он будет, ибо виною несостоянию договора не будет ни тот ни другой.


а Клятвенное утверждение договора силы ему не придает.

187

7) Договоры могут сопровождаемы быть многими побочными обстоятельствами, означающими условия, намерения или побуждения договаривающихся, но противозаконные условия отъемлют у договора законную его силу. [[36]]

Условия могут быть о времени и о месте, где договор исполнить должно. Если о них в договоре ничего не сказано, то при случающихся о том спорах оные определяет судия, взяв в уважение существо дела, намерение и цель договаривающихся.

8) В изложении договоров главное правило должно быть то, чтобы стараться узнать, какое было общее намерение договаривающихся; и основываться больше на том, что было целью их постановления, нежели на словесном смысле договора. В случае сомнения всегда должно больше быть в уважение то, что обязующийся [[36 об.]] обещал, нежели то, на что другой получил право, и договор излагается всегда в пользу обязавшегося, по той истинной причине, что закон всегда даст защиту страждущему.

9) Договор производит обязанность, и следствие его есть таково, что сия обязанность есть равна той, которую закон полагает гражданам вообще, но обязанность сия простирается только на договаривающихся, а над посторонними она действия не имеет.

Исполнить обязанность договором [[37]] положенную есть дело необходимое, и если исполнения не воспоследует, то неисполнитель договора обязан удовлетворить за убытки от неисполнения произшедшие.

Во всяком же случае к исполнению обязанности можно принудить.

Иногда условием определяется заранее, сколько неисполнитель обязан заплатить за неисполнение, или каким за оное должен удовлетворением. Словом, договаривающиеся могут наложить себе взаимную пеню за неисполнение договора.

К исполнению договора принадлежит так же существенность, чтобы выдано было то, о чем договор постановлен, и в том виде, как о том постановлено в договоре, [[37 об.]] наблюдая время и место по сделанному условию или по законному постановлению. И сие есть существенное ручательство всякаго договора, без котораго договор не мог бы быть исполнен надлежащим образом.

10) Всякой договор уничтожается, когда договаривающиеся отрекутся взаимно от исполнения оного по добровольному соглашению. Следует, что от исполненного договора отрещися нельзя, ибо он уже исполнен.

188

Явной обман в договоре дает обманутому право от онаго отступиться.
Невозможность исполнения договора оной уничтожает. [[38]]

Уступка, соглашение или сделка и другого рода подобные сему средства, касающиеся до перемены или уничтожения обязанностей, из договоров изтекающих, оные уничтожают.

Всякая обязанность прерывается смертию, но только для умершего, [и] переходить может на его наследников.

Поелику цель общественного сожития есть польза всех, поелику пред лицем закона все равны, то и следует, что никто ни кому не должен наносить вред, ущерб или убыток, и кто кому сделал вред, ущерб или убыток или был причиною оного, тот обязан за оный удовлетворением. [[38 об.]]

Хотя он за то подлежать будет наказанию, ибо наказание есть удовлетворение закону для отвращения будущего такого ж вреда, но тем не удовлетворится претерпевший, но удовлетворение за вред есть следствие первобытнаго общественного договора, и если наказанием вредителя сей приведен будет в несостояние удовлетворить за причиненной им вред, то обязано удовлетворением все общество.

Вред, ущерб или убыток произойдет тогда, когда состояние человека придет в худшее положение соотносительно его тела, его свободы, его чести или доброго имяни, его безопасности или его имения. [[39]]

Причиняемой вред может больше или меньше относиться к тому, кто оный причинил, или другими словами причинивший вред больше или меньше может быть оного виною. И так закон причиняемому вреду назначит постепенность, отличая тот вред, который был непосредственное следствие деяния, вред произведшего, [от] отличных, но находившихся с оным в связи: от того отличить вреда, о котором неможно было предвидеть, что будет деяния следствием, от вреда случайного. [[39 об.]]

Причинение вреда, ущерба или убытка есть обида или оскорбление; неисполнение обязанности неминуемой есть так же обида или оскорбление.

И так хотя закон и определяет удовлетворение оскорбленному или обиженному, но, соболезнуя всегда о впадающем в погрешности, он не наказует без различия и различает того, кто оскорбляет своего согражданина с намерением или явным небрежением, от того, кто оскорбляет хотя небрежением, но не столь

189

преступным, [[40]] от того, о которого небрежении сказать можно, оскорбивший недоглядел. И так того, кто другого оскорбляет с намерением или грубым небрежением, тот должен оскорбленному удовлетворением совершенным. Того, коего небрежение не столь было велико, присуждает к удовлетворению только за вред действительно произшедший. Того, чье небрежение было малое, присуждает только за такой удовлетворить вред, которой из оскорбления изтек непосредственно.

Но если вред произшедший от деяния был случайной, то удовлетворять должно только в таком [[40 об.]] случае, когда самое деяние было бы в законе запрещено, или если действовавший сам был виною своего противузаконного деяния. И так закон означит имянно, кто при произшедшем вреде должен за оной удовлетворением и кто не должен.

Случиться может, что в причинении вреда тот, которому он причинился, сам в оном участвовал, или и виновник стал явным своим небрежением или же недовольным рачением, или же не приложил обыкновеннаго своего внимания.

В первом случае закон оскорбителя [[41]] присуждает к удовлетворению вреда, ибо намерение его или явное небрежение на весах правосудия есть больше, нежели соучаствование оскорбленного.

Но если вред причиненной не был непосредственное следствие оскорбления, а оскорбленной сам в отвращении вреда имел явное небрежение, то удовлетворения за вред таковой требовать неможно, а еще меньше удовлетворять за прибыль, которая бы быть могла, если бы не было оскорбления, ибо, противовеся поступок оскорбителя и поступок оскорбленного, одно другого большею было вреда виною, в следствие сего еще меньше должно иметь место удовлетворению, если вред произошел [[41 об.]] от стороны оскорбителя, от малаго недоглядения или упущения, а со стороны оскорбленного небрежение было бы явное. В следствие того же правила, если оскорбление или вред будет взаимное, то удовлетворение будет взаимно и соразмерно взаимному оскорблению. Но если деяние, вред причинившее, было непозволенное, то вред, ущерб или убыток должен всяк нести на себе, ибо недозволенное деяние права произвести не может.

Где нет деяния, там неможно думать, что причинен вред; [[42]] да и того нельзя предполагать (хотя и есть где вред), чтобы оному был виною кто нибудь другой, а не тот сам, кому вред

190

причинялся, зане предположение не есть доказательство. Но предположение таковое может иметь место тогда, когда кто произвел деяние противозаконное, и вред произошел при случае сего деяния; ибо тогда предполагать уже можно, что действующий противозаконно вредить может, поелику само действие в себе есть зло или вред.

Теперь положим, что вред произведен, что оному вреду есть виновник известный [[42 об.]] и что оскорбление произвело право требовать удовлетворения. Первой вопрос и будет, чем можно удовлетворить за зделанной вред, ущерб или убыток, если древний закон вознаграждения удовлетворять тем самым, в чем состояло оскорбление, не может быть одобрен во всех делах уголовных; но в причинении вреда он может иметь место и причиненному вреду можно удовлетворить или возвращением того, в чем состоял вред, или ценою онаго; следовательно удовлетворить должно из имения того, [[43]] кто вред причинил; и если в причинении оного были многие соучастники, то они все должны удовлетворять за зделанной вред, ущерб или убыток.

Второй вопрос (когда вред произошел и виновник онаго известен будет), во всех ли случаях должен виновник деяния делать оскорбленному удовлетворение. В случаях вышеозначенных должен, но поелику свободные только деяния могут человеку быть причтены, могут его делать виновным, то найдутся многие случаи, в которых действующий не может ответствовать за то, что делает, и потому вред, им причиненной, есть так сказать [[43 об.]] не собственно его. Например: если кто, исполняя принадлежащее ему право и не выходя из надлежащих пределов в отправлении права, зделает вред, так что причинение онаго было следствие деяния неизбежное и иначе право какое либо не могло быть отправляемо, то причинивший вред кому либо за оной не ответствует, и может ли тот ответствовать за вред из деяния произшедший, если деяние само было непроизвольное? Таковы деяния суть деяния детства, сумасшедшего или лишенных разсудка временно, разве таковое лишение разсудка [[44]] произойдет виною самого вредящего, в сем последнем случае вредитель ответствовать должен, ибо, хотя деяние его и непроизвольно, но причина, что оно было непроизвольно, лежит в том, кто произвел вред.

В сих отношениях вопрос еще настоять может: должен ли тот ответствовать за причиненной им вред, если оной вред

191

зделан по приказанию того, кто приказывать кому либо имеет право? не должен; ибо не он ответствует за вред, но приказавший; ибо если бы исполнитель не делал повеленного, [[44 об.]] то бы нарушилось повиновение. Но можно ли повиноваться повелению, если оно совсем противузаконно? В сем случае правило суждения таково, что если вред от непослушания произойти могущий больше, нежели вред от деяния, то повиновение быть должно, но если начальник велит явное беззаконие, убить, ограбить, отнять, насиловать, то повиновение тут быть не может, ибо деяние противузаконно; но если бы случилось, что отъемлющий или насилующий делал то в виде общей пользы, то исполнитель за то не ответствует, но приказывающий. По сим же правилам должно судить и те случаи, когда кто делает кому какое либо поручение: [[45]] если поручение противузаконно, то исполнять нельзя; но если в исполнении поручения, не выходящем из пределов закона, сделается вред, то повинен за то ответствовать тот, кто вред сделал, напротив того, если тот, кому дело поручено, сам по себе к тому не способен (например малолетной, или пьяной или съумасшедший), то ответствует за вред тот, кто поручает.

Но случиться может и то, что вред причинит по приказанию одного, но от сего вреда произойдет польза другого, то удовлетворением за вред не приказывающий обязан, но тот, кому в пользу был вред другого. Например: если случится, что [[45 об.]] при случившемся пожаре чей либо дом сломан будет, дабы спасти тем другие; то хозяева всех спасенных домов должны удовлетворить за сломанной двор, ибо если бы он сломан не был, то бы и их домы сгорели.

В деяниях не законных право производящих случается, что кто либо дает повод или поощряет или бывает причиною деяния не произвольного чьего либо, которое произведет вред или делателю или постороннему, то хотя бы вред произошел от малаго нерадения или недосмотрения, то [[46]] давший к деянию таковому повод повинен за оной вред ответствовать, равно как приказавший деяние беззаконное, вред произведшее; ибо не делатель, но он есть истинная причина деяния. Не равно ли с ними ответу подлежит и тот, кто дозволил сделать то, что должно было ему запретить и что он запретить мог, или допустил сделать то, что он воспретить мог?

И так закон определит, в каких случаях и кто за кого ответствовать должен в причинении вреда. Например: когда [[46 об.]]

192

родители ответствовать могут за детей, хозяин дома за жильцов, хозяин за принадлежащую ему скотину, учители или мастера за учеников, муж за жену, господин за слуг, поручающий за того, кому что поручил.

В законе удовлетворения назначающем нужно будет ознаменовать правила, показующие удовлетворения меру; и в следствие сего справедливость требует, что бы поврежденное возвращено было в том же виде, какой имело до повреждения; или же, если возможно, то возвратить самую вещь; если же того [[47]] сделать нельзя, то удовлетворить должно на ровне с вредом причиненным.

Деяния, производящие право, но которые сами по себе суть преступления уголовные, как то: причинение смерти, оскорбления телесные (уязвление, уродование, боль), оскорбления чести, свободы, безопасности должны за собою всегда навлекать удовлетворение, сверх положенного за оные в законе уголовном наказания.

В таковых удовлетворениях закон означит имянно, какое оно должно быть, [[47 об.]] если вред нанесен будет убиением человека. Кто больше другого от того потерпеть может? не остающаяся ли вдова без мужа; не дети ли, а особливо малолетные, не должен ли убийца им тем, что бы они от отца своего могли получить? Жена содержание, дети воспитание, а паче дочери, даже приданое, если закон оное давать не возбраняет.

В самом существе потеря убиением человека замениться ничем не может, и для того закон, назначающий [[48]] удовлетворениям степени по мере того, умышленно или неумышленно убивство сделано, не имеет хорошего основания. За степень умышления или вины будет разность в наказании по закону уголовному; но для терпящаго вред, от убиения произшедший, степени в удовлетворении быть не может, ибо вред, ему нанесенный, равно велик, умышленное ли было убиение или неумышленное.

Удовлетворения за оскорбления телесные должны быть по мере того, какой вред от того быть может.

Не все равно, вред произошел ли от побой, [[48 об.]] от уязвления, от уродования, от повреждения члена, или же здоровья. Иное оскорбление может быть весьма преходящее, другое же лишить пропитания на всю жизнь обиженного. Иное во мнении некотораго рода людей почитается оскорбляющим честь; другое же не оскорбляет. И так удовлетворение за оскорбления телесные

193

должны быть с одной стороны по мере вреда, через оные наносимого, с другой по мере мнения о них обиженнаго. И так закон оставит на волю обиженного [[49]] искать удовлегворения судопроизводством уголовным или гражданским. Из такого распоряжения в законе выйдет величайшее в некоторых отношениях добро; ибо через оное изведется из унижения и презрения большая часть народа, на которую высшие и богатые состояния взирают всегда с презрением. Всякой обиженной будет судить сам о сделанном ему оскорблении, и от него зависить может воздать обижающему тем же, чем он обидел; и намеряющийся учинить обиду простолюдину (мужу от народа) воздержится и не захочет нарушать закона. [[49 об.]]

Оскорбления чести хотя и могут приносить иногда вред, но трудно назначить меру в удовлетворении за оной; и так оное можно назначить только в тех случаях, когда вред непосредственно произойдет из оскорбления чести. Например: кто, сманив девицу из родительского дома, лишит ее чести, тот ей делает вред тем, что лишает ее случая вступить в супружество, следовательно он сверх положеннаго уголовным законом наказания должен такое сделать удовлетворение, чтобы честь ее была возстановлена. [[50]]

И так кажется в сем случае тот закон благоразумен будет, который определит совершить церковный обряд брака между обиженною и оскорбителем; но поелику супружество не должно быть принужденно, то закон определит, что, не выходя из храма, должен сделан быть развод. Оскорбитель да накажегся за прельщение по закону уголовному; а честь обиженной возстановится тем, что она почитаться будет супругою оскорбителя, будет носить его имя; а поелику разводом [[50 об.]] супруг ее будет для нее как мертвой, то обиженной должно уделить часть указную из имения бывшего ее супруга.

В уголовном законе означено будет, какие можно за оскорбление чести положить удовлетворения. Здесь разсматриваем мы обиды и оскорбления в отношении законов гражданских.

То же сказать можно в отношении удовлетворения за вред, произшедший кому либо потерянием свободы. Конечно обязан тот ответствовать за вред от незаконного потеряния свободы произшедший, [[51]] кто онаго был причиною, сам ли собою, кто лишение свободы произвел, или произошло то по чьему доносу или по судейскому определению. Словом, виновник вреда, от лишения свободы произшедшего, должен за оной удовлетворить.

194

Самое то же должно поставить об оскорбляющем гражданина безопасность, и вред от того произтекший должен вознаградить нарушитель оной. [[53]]

О ПРАВАХ ВЕЩЕСТВЕННЫХ

О ИМУЩЕСТВЕ И ВЛАДЕНИИ

Когда мы в вещи разсматриваем, кто ею распоряжает или кто вещью распоряжать имеет право, без всяких отношений, тогда мы получаем понятие о имуществе. Когда же мы к первому понятию о имуществе просто присовокупим понятие, как вещию распоряжать, и сие распоряжение есть право того, кто оною вещию распоряжает, тогда мы получим понятие о владении. И так вещь иметь и распоряжать ею и распоряжать вещию самому по себе не одно. Отправлять или употреблять право просто не то, что отправлять или употреблять право самому по себе, ибо первое может быть по доверенности от другого. [[53 об.]]

Когда к понятию о владении вещию присоединим, что я самым существом вещи распоряжать могу самопроизвольно, с властию неограниченною и так, как разсужу за благо, тогда получим понятие о собственности. И сие понятие таково, что предполагает возможность в том, кто оную имеет к известной вещи, что он из оной может сделать то, что пожелает, отдать ее другому, переменить ее вид или совсем истребить, если то возможно, естественно или законам непротивно.

И так тот, кто естественную имеет мощность распоряжать вещию исключительно перед другими, о том говорят: у него вещь состоит в имуществе; и того, у кого вещь состоит в имуществе, можно назвать держателем вещи.

Тот, кто вещь в своем держит имуществе сам [[54]] или чрез другого, с тем намерением, чтоб распоряжать оною самому собою, тот называется владельцем вещи. Следует владеть вещию называть то, когда кто вещь берет в свое имущество в том намерении, чтоб оною распоряжать самому по себе и по собственному праву.

Итак можно вещь иметь, но распоряжать ее в пользу другого, также вещь может иметь один, а распоряжать ею другой. Первой есть держатель, второй владелец.

195

Тот, кто право имеет распоряжать о существе вещи, или право исключительное по единственному своему соизволению и с властию неограниченною (но не в противность законов) сам или через постороннего, тот имеет собственность и есть хозяин вещи.

Различие между иметь и владеть и быть хозяином состоит в том, [[54 об.]] что одно меньше другого. Собственность есть высшее право, которое иметь можно над вещию, но владеть можно и вещию нам не принадлежащею, и употреблять ее для себя, а держать или иметь вещь просто можно и не свою и не для себя. Держатель вещи может не быть ее владелец, а владелец не хозяин, и наоборот, хозяин может вещь отдать во владение другому, а владелец велеть ею распоряжать третьему.

Чтобы держатель или вещь имеющий был оныя владелец, то должно, чтоб он мог вещию распоряжать сам по себе; но владелец распоряжать может вещию по дозволению или договору с хозяином вещи. Бывает и то, что держатель есть и владелец совокупно, и хозяин третей; или владелец и хозяин [[55]] совокупно же, а держатель третей; может так же быть хозяин, владелец и держатель одно лицо, что бывает очень часто. Но чтобы хозяин и держатель был один, а владелец третей, того предполагать неможно. Например: А хозяин отдал землю в наем Б, а сей дал доверенность самому хозяину А, чтобы землю обработывать в пользу его Б.

Разсматривая понятие о владении само в себе, найдем в оном различия и степени.

А. Вещию можно владеть, иметь ее, распоряжать ею для себя, но вещь чужая; сие владение называют несовершенным, оно то самое есть, что мы сказали выше: владелец и держатель один, но хозяин другой. Но когда владелец и хозяин одно, то таковой владелец [[55 об.]] вещию или правом владеет как собственностию. Тогда его называют совершенным владельцем. Если же владение его основано на праве, через которое он может приобресть собственность совершенную, то владение его есть совершенное только по праву. Например: кто после отца владеет имением, но несправленным и не отказанным, тот владеет по праву наследия, владение его совершенное, ибо он владеет как собственностию, но она еше не утверждена, как то требует закон.

196

Тот, кто право отправляет или производит в действо, гот есть держатель права; а кто право производит в действо или отправляет оное сам по себе, тот есть владелец права. В сих понятиях все равно, о праве ли говорится или о вещи, но несовершенной [[56]] владелец вещи может быть владелец совершенной права на оную вещь, по толику поколику он присвояет себе оное право. Например, кто владеет имением как собственностию, но состоящею в споре, не есть еще хозяин совершенной имения, ибо оно находится в споре, но есть владелец совершенной права, ибо он по нем только владеет имением.

Б. Владение можно разсматривать в отношении его правильности или неправильности.

Законное, то есть правильное, или незаконное, то есть неправильное владение, зависит от существа и справедливости основания, на котором право ко владению утверждено.

Если кто ведает, что владение его основано не на справедливости, того называют владельцом не [[56 об.]] честным. Но кто ошибкою или заблуждаяся в произшествии, ко владению его доведших, вступил во владение, того таковым назвать нельзя. Разве кто заблуждает в своем праве по неведению законов: такого владельца, немогущего оправдать права своего владения, почитать должно наравне с владельцом не честным.

Таковые определения о честности владения или о его не честности могут быть многие; они все имеют свое приложение ко владению, где бывают многие соучастники или ко владению целых обществ, коих представители или начальники в отношении честности или не честности владения приемлются за самое общество.

Поступая далее в постановлениях о владении закон означит 1-е как [[57]] владение приобретается, 2-е какие при вступлении во владение могут быть препятствия, 3-е как владение уничтожается, 4-е какие владения бывают действия и произтекающие от туда права держателя и владельца, 5-е каким образом отъятое и нарушенное владение возстановляется, 6-е что делать должно, когда владение бывает спорное, 7-е какие могут быть отношения а) между держателем вещи в своем имуществе и тем, кто имеет на владение право, б) между владельцом совершенным и несовершенным, в) между владельцом совершенным и хозяином, г) отношении владельца законного и незаконного, а сие наипаче при отдаче владения или совершенным законным

197

владельцом или совершенно [[57 об.]] незаконным или владельцом несовершенным.

В. В отношении самого приобретения владения рассматривать должно оное в отношении 1-е) приобретающего и 2-е) приобретаемого.

1) В отношении приобретателей приметить можно, что владение вещи не иначе приобретено быть может как по точной воле приобретателя, и хотя бы вещь находилася в его имуществе, но воля его к тому нужна, чтобы быть истинным оныя владельцом, а по тому тот, кто не имеет способности объявить свое соизволение, тот сам по себе не может приобретать владение.

2) В отношении приобретаемого приметить надлежит, что владение [[58]] нельзя иначе приобресть как действительным в оное вступлением и чтобы вещь или право, над которыми владение приобретается, были ясно означены.

Приобретать можно владение 1-е) над вещами и 2-е) над правами.

1) Владение над вещами получается а) захвачением или овладением и б) передачею, выдачею или отдачею.

а) Внешнее деяние, посредством котораго вещь приходит во власть владельца, называется захвачение или овладение.

Чтобы получить вещь во владение свое законным в оное вступлением или чтобы захвачение было законно, то необходимо, чтобы оная вещь ни кому не принадлежала.

Таковых вещей в обществе нет, разве птицы, звери, рыбы. а  [[58 об.]]

И так приобретение права владения вступлением в оное без предыдущего права бывает редко разве на вещи движимые, на недвижимые же никогда.

Относительно овладения вещию, никому непринадлежащею, закон войдет в подробности: 1-е) что нужно и правильно, когда овладаемая вещь есть сама по себе, или 2-е) принадлежность другой; 3-е) когда вещь принадлежит к какому либо вещей составу; 4-е) не нужно ли изъявлять овладаемые вещи каким либо знамением, по которому можно бы было узнать будущее намерение владеть вещию; 5-е) можно ли делать приобретение овладением, если случится противоречие от кого-либо, и что в таком случае делать должно.


а В иных законоположениях право сие совсем отвергается по той причине, что всякая вещь находится на известном участке земли или пошвы, которая всегда принадлежит кому нибудь.

198

б) Передача владения может быть 1-е) лично, 2-е) знаками, [[59]] 3-е) переводом или назначением, 4-е) объявлением соизволения.

1-е) лично. Например из рук в руки.

2-е) знаком, например: если кто от хранящихся в кладовом амбаре товаров и отдаст ключи и прочее.

3-е) переводом или назначением, например А имеет деревню, которую он дал в аренду Б, но А деревню продал В без уничтожения аренды до срока, то Б уже управляет деревнею правом В. Следственно право владения передано.

4) Объявлением соизволения, например, если владелец вещи уступит держателю оной свое над нею право владения, как то купец своему сидельцу. Или если владелец вещи объявит, [[59 об.]] что он вещь свою будет держать в своем только имуществе для другого, как то когда купец, имея лавку с товарами, объявит себя только в оной сидельцом от другого. По сему правилу хозяин вещи, объявив, что он вещь, бывшую его собственною, держит только по найму от третьего, правом собственности уже поступился. Разумеется, что таковые объявления соизволения должны быть по предписанию закона.

Следующее разсуждение объяснит сии понятии еще лучше. Передать владение или поступиться владением можно, если прежний владелец отступится от вещи в пользу другого, а сей займет упраздненное владение, то есть: что тот, в пользу которого владение прежнее упразднено, возьмет вещь (над которою во владение прежнее упразднено) в свое владение. [[60]] И так при передаче владения действительность онаго зависит от овладения или от вступления вновь во владение (так, как и в вещах ни кому непринадлежащих, ибо кто вещь передает во владение другого, тот от своего владения отступается, и вещь становится так сказать непринадлежащею никому). Правильность же владения при передаче онаго зависит от отрицания от владения прежнего владельца. И так когда владелец вещи изъявит свою об отдаче волю, то и вещь остается без владельца и может перейти во власть другого овладением (то же быть может и судейским приговором). Но сии оба действия при передаче владения (то есть отрицание от оного и вступление в оное новаго владельца) следуют [[60 об.]] всегда, непосредственно одно за другим, и между старым и новым владением ничтожнаго времяни не бывает.

199

2) 1-е) Права сопряжены или с владением вещей, 2-е) или зависят от владения оных.

А) Первые приобретаются с приобретением владения вещию, вторые действительным отправлением оных прав.

Б) Права, приобретаемые отправлением оных, могут существовать или действием, 1-е) подтверждающим право или оное, 2-е) отрицающим или оное, 3-е) запрещающим.

а) Владение приобретается подтвердительным правом тогда, когда кто исполняет что-либо самым делом и самое то, что другой [[61]] от него требовал в виде продолжающейся обязанности, и он требователя вводит во владение права, в следствие котораго он может от него требовать повторение того, что делал в виде обязанности. Например: если кто либо пахал чью ниву всегда по требованию владетеля нивы, в следствие древнего какого условия, тот будет обязан делать то и впредь, ибо он право требователя подтвердил в самом деле, и требователь не имеет нужды (для утверждения своего права) ссылаться на древнее условие, но на подтверждение оного.

б) Отрицательным правом владение приобретается тогда, когда кто что делает или дело какое предприемлет, и тот, который мог бы ему в оном деле противоречить, [[61 об.]] не противоречит, тогда делатель приобретает владение права требовать от непротиворечившего, чтобы он и впредь ему не противоречил, когда он будет делать то же, что делал. Но в сем случае требуется, чтобы делатель ясно то объявлял, что таковое право делать то, что он делает, принадлежит ему действительно. Например: если я пашу ниву, и сосед мой мне в том не противоречит, то я в праве буду требовать, что бы он мне и впредь не противоречил, но нужно, чтобы мое право явное имело утверждение, например, что нивой владел мой отец, или что уже я нивой владею больше десяти лет. Тогда непротиворечие другого [[62]] даст мне право владения. Если же кто желает сделать противоречие в исполнении права, тот оное должен производить во время самого действия, которому противоречить хочет, или же мгновенно по совершении или тот час по получении известия о сделанном. В противном же случае правило законоучения требует, что противоречие по совершению деяния или дела не может упразднить приобретеннаго владения.

Запретительным правом владение приобретается тогда, когда кто отстанет от предпринятаго действия или дела по запрещению

200

другого; тут запретитель вступает во владение права запрещать начинавшему действие или дело и впредь, ибо начинавший [[62 об.]] дело или действие, прекратив оное, признал право запретителя.

г) Подтверждение и попущения или неотрицания в случае общего владения многих обязывают каждаго относительно его во владении участка. Если же вещь не разделима сама по себе или владение его не раздельное, то подтверждение или попущение и неотрицание одного не обязывает другого.

Сии правила о праве подтвердительном, отрицательном или запретительном найдут свое приложение к обществам или лицам нравственным, и в законе означится именно, поколику настоятель, поверенной или начальник общества в сих случаях [[63]] обязывает все общество своим подтверждением, отрицанием или запрещением, и в каких случаях нужно действие всех членов общества.

c) Означив средства к приобретению владения, закон означит и могущие встретиться препятствия при вступлении во владение.

Действии противузаконного частного насилия не дадут права ко владению ни когда. Равным образом вынуждением или обманом произведенное действие или попущение не может произвести владения вещию или правом: но если деяние законно, то владение начало свое приемлет самым первым действием вступления в оное.

Утайкою что либо сделанное или деяние в тайне [[63 об.]] произведенное не может произвести владения ниже права на оное продолжить. Ибо действие или деяние сокровенное не есть действие гражданское, которое требует всегда нечто торжественного, дабы быть законно. Но неведение одного (а паче от нерадения произшедшее) не есть утайка другого. И для того, когда дело идет об утайке, то должно разсмотреть, было ли действительно намерение сделать утайку. Например: если А, взявший имение на аренду от В по требованию Д, пускал его скотину на выгон, к имению принадлежащий, то В как и хозяин имения не получил еще обязанности дозволять то делать и впредь; но если В как хозяин знает, что А скотину Д принадлежащую пускает на выгон, [[64]] и то попустил, то Д получил утвердительное право против А; разве попущение или дозволение было бы по дружбе или снисхождению, а не по обязанности. Ибо правило общее

201

в законоучении постановляется, что действия или деяния подтвердительные (попущения), могущие произвести вступление во владение, права владения не производят, если явно, что они не на прешедшей обязанности основаны, но сделаны по дружбе или снизхождению. Но если явствует, что делатель или попуститель делает или попускает что либо себе во вред или убыток, или ограничивает свое право, тот подает мысль, что он делает то по обязанности, ибо не предполагается, что кто либо хотел себе вредить. [[64 об.]]

Показав средства к приобретению владения, закон покажет, как оное потерять можно.

д) Имущество вещи теряется, сколь скоро настанет невозможность естественная в держателе распоряжать вещию самому или чрез другого.

Но из того не следует, чтобы с потерею имущества терялось и владение. Ни потеряние личных качеств владетеля, ни потеряние способности приобретать владение права приобретеннаго владения не уничтожают. Оно продолжается до тех пор, как не явно будет, что последовало его уничтожение действительно, а сие случиться может тогда, когда случившееся в существе самой вещи произшествие производит для владельца невозможность возвратить вещь в свое [[65]] имущество или же владелец при уничтожении своего над вещию имущества ясно покажет словами или действием, что он вещь оставляет. Но в законе также надлежит показать то, что может служить знаком, что владелец оставил свое владение.

Вообще владение одного приобретается по мере уступки или передачи владения другого.

Владение правом что-либо от другого требовать (пра<во> утве<рдительное>) теряется тогда, когда обязанной не исполняет обязанности, а право имеющий того не требует.

Владение правом что-либо делать (отр<ицательное> пра<во>) теряется, когда другой приобрел владение противуположнаго права к запрещению.

Владение правом запретительным теряется, если другой [[65 об.]] вступил во владение противуположного отрицательного права.

Если с передачею вещи переданы и права к ней принадлежащие, то и владение прежнего владельца уничтожается.

е) Право на владения отлично от права самого владения.

202

Действие права на владение должно определять по качеству основательной причины, на которой владение утверждается. Но права владения собственно зависят от качества самого владения.

И так закон означит права того 1-е кто имеет вещь в своем только имуществе и 2-е права самого владельца.

f. К правам держателя и владельца принадлежит и требование законной защиты от правительства в охранение их владения или имущества. [[66]] Ибо человек вступил в общество для того только, чтобы иметь защиту законную в принадлежащих ему правах.

Но если оно на помощь ему укоснит и ему бы от того произошел невозвратной вред или убыток, то он сам в праве принять свою защиту и силу отразить силою.

ff. Владение можно отнять или нарушить а) насилием, б) хитростию, в) тайным образом или же просто г) испрошением.

Что отнято насилием, то должно быть возвращено, хотя бы тот, кто насилие сделал, лучшее имел право, нежели тот, кто насилие терпел.

Равным образом возвратить должно что присвоено тайным образом, хитростию и испрошением с обманом, ибо естественно, [[66 об.]] что ни сила, ни обман, ни утаение не суть доказательства лучшего права, хотя бы оно и существовало. И для того закон означит средства, как отвращать такие нарушения владения и имущества.

g. В законе также означено будет, что делать должно, когда владение бывает спорное; кто должен владеть вещию до окончания спора, и когда ее нужно взять в присмотр судии. Держатель вышедшую вещь из его держания или имущества может ее только от того назад требовать, кто оную имеет во владении без всякаго права. Но право его не столь велико, как право того, кто может представить законное основание на владение.

h. В правах к вещам относительно владения и держания существует [[67]] постепенность: она такова, что права держателя меньше, нежели права владельца, а права владельца меньше, нежели того, чьи вещи суть собственность, что почитается высшим правом, которое человек имеет над вещию.

Закон означит таковые постепенности или паче отношение держателей вещи и владельцов: и так

1) Право держателя превышает право только того, кто вещью от него держателя отчужденною владеет без законного

203

основания; но оно должно уступить место всякому, кто может на владение представить законную причину.

2) Владелец несовершенный не обязан уступить своего права никому, ниже самому [[67 об.]] совершенному владельцу, доколе продолжается право его владения.

3) Совершенный владелец имеет право истиннаго хозяина против всех, но право его уступает праву хозяина вещи.

4) Незаконной или нечестной владелец должен уступить владельцу законному. Ибо и все вышеозначенное относится к владению законному. По правилу же полагается, что всякой владелец есть законной, честной и правильной; почему и не обязан ни кто предъявлять оному доказательства, доколе противное не будет доказано.

5) Относительно передачи владения из рук в руки закон также означит а) что при оном наблюдать должен владелец [[68]] совершенной и законной или честной, б) что наблюдает владелец совершенной, но незаконной или нечестной и в) что наблюдает владелец несовершенной; степени их владения не одинаковы и обязанности их (когда имение или вещь возвращается к хозяину) будут различны.

О СОБСТВЕННОСТИ

Иметь вещь в своей собственности называется то, когда кто имеет право исключительно пред другими распоряжать вещию или правом по своей собственной власти сам собою или чрез другого.

Имеющего такое право называют хозяином вещи, помещиком, господином.

Собственность дает (тому, кто ее имеет) право употреблять вещь и распоряжать ею с полною властию, только бы [[68 об.]] то не было в противность закона и постановлений.

Постановляя о собственности вообще, закон определит, 1-е) что может быть предмет собственности, 2-е) кто может приобретать собственность, 3-е) какие права собственность в себе заключает, 4-е) разные роды собственности.

А. Все, что может доставить кому либо исключительную пользу, есть предмет собственности. Но вещи, которыя по существу своему суть общественныя и от употребления которых не можно никого изключить (например, большие дороги), или

204

которыя законами изключаются из обыкновеннаго обращения (например, право винной продажи), те не могут быть ни чьею собственностию. [[69]]

Б. На вопрос, кто может приобретать собственность, ответ естественной будет тот: что всякой принадлежащий к обществу может собственность приобретать сам или чрез другого по той единственной причине, что он к обществу принадлежит и есть его член. Но закон делает в сем общем правиле изъятия и требует, чтобы приобретающий имел к приобретению способность.

Способность приобретать может происходить от причин естественных и причин, основание свое имеющих в законе. Но причины естественные к приобретению не действительны в обществе, ибо один может стать в лице другого, и способность одного служит пособием другому. Так например малолетной или умалишенной приобретает [[69 об.]] чрез опекуна. И так те только не способны приобретать собственность, кого закон оныя лишит. Обыкновенно в сем случае разумеют тех, которые умирают гражданскою смертию, или которые состоят под запрещением закона. Не место здесь входить в изследование, поколику гражданин теряет свои права смертию гражданскою, но то сказать можно подтвердительно, что она не может его лишить всех прав, гражданину принадлежащих. В исполнении сея казни лежит великая разница того, чего она гражданина лишает и чего она его лишать не может. Если наказанной лишен свободы совершенно, заключен в темницу, в оковы, [[70]] тогда остается ему только право жизни. Но если он, лишенной прав гражданских, послан в ссылку, тогда многие права ему предоставляются, и лишить его оных совсем невозможно.

Между многими другими правами, ему предоставленными, он не может лишен быть права собственности. Ибо если он не заключен в темницу, следственно имеет несколько свободы, то право приобретения, будучи оныя следствие, ему принадлежит неотъемлемо.

В. Права, из понятия о собственности проистекающие, суть разные.

1-е) над вещию можно иметь право а) владения, б) употребления и в) отчуждения. Сии права вообще составляют то, что назвать можно собственностию совершенною или полною. [[70 об.]]

Но собственность сама по себе есть право, а употребление собственности есть право от перваго отдельное. Первое, или

205

право распоряжать самому о существе вещи называется собственность просто или имение, второе или право употреблять вещи для своей пользы называют право пользования. И так имеющий первое право и собственность неограниченную не обязан никому отчетом в употреблении вещи, ему принадлежащей. Напротив того, имеющий только второе или право пользования должен в оной отчетом тому, кто вещи имеет собственность не ограниченную.

Из сего следует, что в собственности могут быть разные роды и степени. [[71]]

1) Право неограниченное над собственностию может принадлежать а) одному и б) многим совокупно. Сие право многих к собственности нераздельно называют правом к собственности общей.

2) Права, собственность составляющие, могут быть разделенны и принадлежать разным. Сия собственность называется разделенною. И так имеющего право собственности просто назвать можно собственником. Но того, кто имея удел в праве простой собственности, кто есть со-собственник (если бы так назвать его можно было) и притом же имеет право пользоваться вещию или ее употреблять в свою пользу, того назовем имеющим право полезныя собственности.

3) Если имеющему вещи собственность воспрещаются известные [[71 об.]] только роды отправления прав собственности, то собственность назовется ограниченною.

В законе означены будут известные правила в отношении разных родов собственности, которые непосредственно из понятия о них произтекают. Например, из понятия о собственности полной неограниченной следует 1-е) что она не разделена и не ограничена, 2-е) что ограничения собственности должны основаны быть на естественности, законе или объявленном соизволении, 3-е) что употребление собственности дозволено каждому и что оно законно, 4-е) что оную не должно употреблять во вред другому и прочая. В следствие сих правил закон определит: никто не может быть принужден поступиться своею собственностию, разве для общего блага, но получая за то вознаграждение. [[72]]

Если сохранение вещи имеет влияние на сохранность и споспешествование блага общего, то государство в праве запретить разрушение или уничтожение вещи.

206

Если употребление вещи потребно к соблюдению общего блага, то государство может приказать оной употребление.

Сии суть следствия общей обязанности гражданской в отношении собственности, из начального общественного договора изтекающие, и закон определит, в каких случаях собственность может иметь ограничение в отношении пользы общественной, и в каких в отношении пользы частной. В отношении пользы общественной правило есть то, что польза общественная предъидет пользе частной, но ограничение собственности в пользу [[72 об.]] частную должно основание иметь или на самой естественности положения вещи или на постановлении закона или на соглашении.

Оба рода ограничения могут быть уничтожены.

Первые или ограничения собственности на пользу общую могут только уничтожены быть по изволению правительства.

Вторые или ограничения собственности в пользу частную объявлением соизволения, обязанность производящим.

Чтобы вещь получить в свою собственность, нужно деяние или действие.

Деяние или действие, посредством котораго приобретается собственность, бывают различны; особенность в самом действии [[73]] приобретения определяет онаго образ.

И так образ приобретения есть то нужное известного рода действие или деяние, посредством которого вещь становится собственностию.

Но таковое действие или деяние не составило бы образа приобретения, если бы не имело себе основанием ту существенную потребность, которой самое деяние или действие делает удобным к приобретению собственности.

Сие основание, сию законную причину образов приобретения мы назовем достоянием. Ибо оно долженствует существовать и быть законное, дабы можно было произвести известное деяние или действие, которое и составит образ приобретения собственности. [[73 об.]]

Но опричь особых в законе означенных случаев, для произведения образа приобретения собственности потребно всегда вступление во владение. а


а Смот<ри> выше...

207

Таковое вступление во владение для приобретения собственности может быть двояко.

Если для онаго приобретения опричь основания законного (которое мы несвойственно может быть назвали достоянием) потребно только вступление, то приобретение таковое называется непосредственное или приобретение действием закона.

Если же к приобретению собственности потребно, чтобы предварительно прежнее владение упразднилось и во владение вступил другой, то сие называется посредное приобретение. [[74]]

НЕПОСРЕДСТВЕННОЕ ПРИОБРЕТЕНИЕ СОБСТВЕННОСТИ

1) Начальное вступление во владение.

2) Вступление во владение вещей оставленных и найденных.

3) Клад.

4) Ловитва или ловля.

5) Добыча.

6) Приращение, прибавка, присоединение.

7) Назначенное в мзду.

8) Наследие.

9) Просрочка или давность.

Вещи могут быть такия, которыя не принадлежат никому; никто на них не имеет права. Можно вступить во владение [[74 об.]] оными; и сие вступление во владение называется начальным, первобытным, потому что таково было всякое первобытное приобретение.

Таковыя вещи бывают очень редки, и право овладеть оными представляется в России только на земле в собственность принадлежащей, как то отысканные металлы и прочая; следовательно они суть только принадлежность к вещам, никому не принадлежащим. Так же и другия, о которых будут особыя статьи, во многих государствах таковыя никому не принадлежащия вещи есть принадлежность государства. [[75]]

Вещь может быть оставлена, но взять ее в свое владение можно только тогда, когда прежний хозяин от нее отступился, показав то ясно словами или делом, ибо поелику все вещи в обществе суть почти всегда собственность чья либо, то доколе нет от нее явного отрицания, присвоять ее себе никому не можно.

208

Движимыя таковыя вещи может присвоить себе всякой, если явно, что они оставлены; недвижимыя же обыкновенно принадлежат государству. Ибо вещь недвижимую, оставленную, дабы получить во владение, нужно было бы согласие всех, как то было при начальном общественном договоре. [[75 об.]]

Вещь может быть потеряна, но не следует, чтобы потерявший ее и тем потерявший ее из своего имущества потерял на нее право собственности или хотя право владения. Следует, что найденную вещь должно возвращать хозяину.

Закон означит, что должно делать, когда кто что найдет; кому о найденном объявить, что с найденным делать, когда найдется потерянному хозяин и когда он не нашелся.

К вещам, которые найдены быть могут, бывают вещи, имеющие цену, в земле сокрытые, и о которых [[76]] хозяин обыкновенно неизвестен. Вещи сии называются клад. Но хотя неизвестно, чья они собственность, хотя явно видно, что хозяин отступился от них естественно, ибо давно уже умер, но они тому, кто их нашел, не отдадутся, но почитать их должно принадлежностию того места, где они найдены, ибо долгое их в оном пребывание (если никто на них не объявит своего права) делает их принадлежностию, и они принадлежат тому, кому принадлежит земля, в которой они найдены. Но как труды того, кто клад нашел, не должны оставаться без награждения, то закон назначит часть из клада нашедшему оной. [[76 об.]]

К вещам, никому не принадлежащим, принадлежат также животные, которые еще не были ни кем пойманы, ни кем не приучены.

Приученных животных хотя диких нельзя уже приобретать ловитвою, ибо тем самым, что они приучены были, они пришли уже во власть человека.

Но право ловитвы и ловли есть принадлежность земельной собственности, и животные, доколе находятся в чьей либо земле или в принадлежащих к земле водах, принадлежат тому, чья земля. [[77]] И никто их ловить не может, опричь того, кому земля принадлежит или он кому дозволит.

Ловитва или ловля относится к зверям, рыбам, птицам, насекомым. Закон означит все, что свойственно каждому ловитвы предмету.

Казалось бы, что там, где водворилося благонравие, насилие не могло бы давать права на приобретение собственности; но

209

поелику благо общественное есть щит, которым прикрываются не правосудные деяния народов, то и можно найти причину, одобряющую насилие войны и приобретение добычи. [[77 об.]]

Не только случайная добыча, во время войны бывающая, почитается законною, но правительство дает иногда дозволение частным людям делать добычу над неприятелем, и все таким образом приобретенное есть собственность приобретшего.

Добыча, во время войны приобретаемая, бывает разная. Воинские снаряды, съестные припасы, находящиеся в магазейчах или (в транспортах) взятые на море суда, добыча во время взятия городов приступом или иначе. В законе означить должно, в каком случае добыча [[78]] принадлежит казне, в каком принадлежит тому, кто взял; и когда следует за взятое выдавать награждение взявшим, и не нужно ли закон, определяющий из казны награждение за взятие судов на море, распространить на сухопутные войска в иных случаях.

Приращение, прибавка, присоединение, исправление есть способ приобретения собственности. Они могут быть следствие естественности или искусства и называются общим названием приращения.

Произрастеяия, плоды, отторгнутая часть земли, земля наносная, острова, осохшия водотечи, сажение, [[78 об.]] сеяние на чужой земле, соединение, смешение своего с чужим, обрабатывание чужого, уплождение чужих животных, строение на чужом месте или чужими припасами суть приращения, о которых закон делает постановлении, назначая, чья должна быть тут собственность, дабы она всегда оставалась без притязания, колико то возможно.

Вещи с намерением во мзду оставленныя или положенныя или назначенныя становятся собственностию того, кто их возьмет по праву первого вступления во владение, ибо тут видно явное намерение, для чего оныя оставлены, положены или назначены. [[79]]

Приобретать вещи можно наследством. Право к оному и вступление во владение суть средства сего образа приобретения.

Наследство умершего или мертвым объявленного состоит из всего того, что после него осталося, то есть: вещи, права и обязанности вещественныя; но права, обязанности, повинности, налоги и наказания личные суть умершего принадлежность, а не

210

наследство; равным образом если в числе вещей к наследству следующих найдется чужая собственность.

Но права и обязанности, изтекающие из договоров умершего, суть наследство, удовлетворение за вред, причиненной умершим, [[79 об.]] и следствие обязанности умершего, произшедшей от деяния противузаконнаго, есть наследство; ибо за вред удовлетворение обременяет собственность того, кто вред произвел, а наказание обременяет его самого.

Поелику собственность есть право, а право почитается всегдашним, доколе не уничтожится, то смерть хозяина собственности его не уничтожает, но в ту минуту, когда один умер, тогда уже другой получит право собственности со всеми принадлежащими к ней правами, без предварительного вступления во владение.

Принужденно ни кто не будет наследник, [[80]] оно зависит от объявленнаго им к тому соизволения. Следует, что от наследства можно отказаться.

Наследство само в себе не есть право естественное; и если бы закон гражданской не определял, что должно делать с наследством умершего, то бы оное всегда доставалося государству. Ибо собственность, приобретенная личною способностию, кончится смертию. Но благо общее и разсудок того требуют, чтобы оставшаяся собственность не была без хозяина и доставалася бы ближним того, кто к оной имел право.

И так закон назначит, как поступать надлежит, 1-е) когда [[80 об.]] наследство откроется, 2-е) когда кто наследство приемлет или когда от него отрицается, 3-е) назначит тому сроки, 4-е) можно ли делать какие при принятии наследства условия, 5-е) как делать наследству опись и когда оно нужно, 6-е) как вступать в наследство, когда оно принадлежит по праву или когда по завещанию, 7-е) что делать, когда кто объявил себя к наследству ложно или же бы в оное вступил, 8-е) что делать, если наследник неизвестен или неизвестно где находится, 9-е) как доказывать свое к наследству право и прочая. Иметь вещь только для того, чтобы ее иметь, [[81]] не распоряжая ею, не делая из нее употребления, не имея от нее пользы, есть право ничего незначущее. Владеть вещию или ею пользоваться означает то, что я имею над нею власть, хотя и не сам по себе. Но если сие владение и пользование продолжится, и никто в том не только не будет препятствовать, но вещь будет

211

в точном распоряжении владельца, и никто не объявит на нее своего права лучшего, то не должно ли думать, что тот, кто вещию владеет, владеет ею законно. Сие есть основание права давности или просрочки. Закон назначит оной время и срок; и если по прошествии онаго кто явится и право [[81 об.]] свое объявит, тот не заслуживает уже внимания, зане закон утвердил владельцу вещь ту, которою он владеет столь долго и беспрепятственно, в собственность.

И так неупотребление права произведет давность, и право изчезнет. Но приобресть право давностию, сверх неупотребления онаго, с одной стороны должно быть владение правом и отправление того же права с другой стороны.

Закон определит: 1-е) что может быть предметом давности, 2-е) против кого может возникнуть право давности, 3-е) кто правом давности может пользоваться и кто не может. [[82]]

Разные роды давности, а именно:

А) Давность, произходящая от неупотребления, а) когда она начинается, б) ее продолжение, в) как прерывается, г) можно ли о давности делать постановления или договоры, д) какое давность имеет действие.

B) Давность, происходящая от владения, а) в каких случаях она быть может, б) когда она начинается, в) как продолжается, г) как пресекается, д) какой ей срок, е) какое ее действие.

C) Какие могут быть давности другого рода, то есть относительно казны или лица соборнаго и нравственного и относительно сроков.

1-е. Право собственности не уничтожается упущением употребления, доколе вещи или права, кои суть [[82 об.]] предмет собственности, находятся во владении хозяина. Ибо давность была бы в пользу того, кто и без нее имеет на вещь право совершенное.

Право свободы, деяния и мысли, права безопасности, права личные гражданина не теряются простым неупотреблением права, и давность не может иметь места.

2-е. Право давности не может возникнуть против того, кто о своем праве не мог иметь сведения, кто права своего понимать не мог. Ибо если тот, кто из права своего не делает употребления для того, что он [[83]] не ведает и не разумеет, то может ли неведение его причтено быть в вину, когда естественность сама ему в том препятствует. Или кто имел препятствие в употреблении или отыскании своего права, и все равно: откуда бы препятствие

212

ни происходило, из самой существенности права или от чего другого, следует, что против отлученного по службе или против малолетнего, безумного права давности быть не может. Но закон определит точно все случаи, когда сие бывает, и все ли равно, когда у малолетнего есть опекун и когда его нет.

Нe может быть давность между двух супругов, [[83 об.]] доколе они живут в союзе брачном. Какая давность между детей и родителей, доколе они под их властию? Между опекунов и находящихся под властию их? Нет давности места между несовершенного владельца и того, чьим он владеет имением.

Кто не имеет права быть выслушан в суде, против того нет права давности; ибо он лишен законной защиты, и если бы таковое препятствие возникло в течении давности, то прерывается ее продолжение настолько, сколько продолжается препятствие.

3-е. Давность имеет два источника – неупотребления [[84]] права и владения оным.

А. От неупотребления давность произходящая не может быть против того, кто не знает, в чем право его состоять может. Следует:

1-е. Что тут нет ее и начала; но в противном случае она начинается с самого того часа, когда кто, ведая о своем праве, не стал из права своего делать употребления, или делая неупотребление о том сведал.

2-е. Что касается до того, сколько времени продолжаться имеет давность от неупотребления произходящая, то закон постановит, десять лет, манифестом 1787 года определенные, могут ли иметь приложение во всех возможных случаях? [[84 об.]]

3-е. Случаи, в которых давность прерваться может, и те деяния, которые ее прерывают, будут означены в законе. Правом может служить иногда следующее: поелику неупотребление права давность производит, то противное деяние ее прервет, как то принесенная о том в суде прозьба и прочая.

4-е. В Российском законоучении неизвестно еще или случаи может быть не настояли, чтобы можно от давности отрещися договором. Но для чего не можно бы было того сделать, если можно назначать сроки по соизволению и по договору. [[85]]

5-е. Действие давности или просрочки таково, что оно производит предположение (хотя вследствие положительного закона, но довольно основательно), что бывшая обязанность уничтожилась в продолжение давности каким нибудь образом. Сие

213

произошло, что право с другой стороны не было в употреблении. И так если право таким образом теряющий хотел бы делать возражения, то ему нужно доказать ясно, что имевший обязанность отбывал от оной не честным образом и умышленно, ведая точно, в чем его обязанность состояла: в отношении действия давности в законе должно иметь означить, по колику приложить можно к оному общее правило [[85 об.]] закона, что если кто употреблял или отправлял часть права, тот должен приобресть и целое право.

В. Давность, произходящая от владения правом, может быть во всех тех случаях, когда тот, кто владел вещию или правом срочное в законе время, безспорно и честным образом имел к праву владения своего такое основание, которое само по себе достаточно для приобретения собственности; и так те только вещи и права могут таким владением приобретены быть, которые удобны быть собственностию приобретателя. Но те вещи, которыя [[86]] из сего правила изъяты быть могут, те не могут быть просрочкою приобретаемы. Например: вещи, которыя запрещено привозить, не могут, тайнопривезенныя, обратиться в собственность так, чтобы можно было их продать; по тому правилу, что на все, что из обращения изъято, право давности приобретено быть не может.

1-е. И так на все то, чего нельзя во владение взять законно, давность начала воспринять не может. В законе надлежит подробно означить все случаи, когда давность, владением приобретаемая, начаться может и когда [[86 об.]] не может иметь начала.

2-е. Каким правилам нужно следовать в изчислении ее продолжения, не должно ли наблюдать, чтобы в продолжении давности право владения было непрестанно отправляемо.

3-е. Как давность пресекается? и довольно ли для пресечения оной, чтобы пресечено было владение тою вещию, на которую приобретается давность? Означить также, как давность пресекается действиями судебными, например: подачею прошений, явкою, объявлением и прочая.

4-е. Срок давности на неупотребленное право [[87]] в Российских законах положен десять лет, но тот же ли срок может быть и на приобретение владением.

Конечно сей срок действителен, если с одной стороны право потерялося, то с другой оно может возникнуть. Но где право ко владению не теряется или потеряно насильственно, например воровством, разбоем, может ли тут равной срок быть изчисляем.

214

Сверх того правилом общим в давности почитается, что всякое право в законе запрещенное именно давностию приобрести не можно. [[87 об.]]

C. Поелику просрочки бывают разныя, и в настоящем смысле все просрочки или право приобретают или теряют, то полезно будет им дать в законе особую статью; ибо собранныя в одну статью и ясно изображенныя предварять будут многих недоумениям. [[89]]

Мы до селе говорили о тех родах приобретения собственности, где нужно деяние одного для произведения права, и сие называли приобретением непосредственным или приобретение действием закона. Теперь будем говорить о тех родах приобретения собственности, где требуется содействие двух, дабы возникло право. И сие называют приобретение посредное. Мы видели, что для такого приобретения всегда требуется, чтобы владение прежнее было упразднено, дабы могло возникнуть другое; и сие производится тем действием гражданским, которое называют передача или уступка владения в смысле общем.

Хотя переход имения из одних рук в другия – не то что передача владения, [[89 об.]] но поелику нужно и полезно, чтобы известно было время, когда собственность переменяет хозяина, то и требуется для приобретения посредного действительной передачи.

 

Приобретение посредное может основание свое иметь 1-е объявлением соизволения и 2-е в решениях судебных.

1-е. Владелец, получивший собственность вещи передачею, приобретает оную только в том случае, если прежний владелец, от которого он получил владение, был сам хозяин: ибо хозяин один может объявить свое соизволение о передаче в собственность. [[90]]

2-е. Если же владение прежнего хозяина объявлено по суду уничтоженным, то и передача владения новому хозяину должна быть от суда. Но выключая сего случая, судейская передача собственности не требуется ни когда.

 

Приобретать собственность можно на вещи движимыя и недвижимыя.

Право собственности на имение недвижимое должно быть всегда утверждено в надлежащем присудственном месте; ибо

215

правительство – блюститель прав собственности, на начальном договоре основывающихся, обязано предохранять от всего неправого.

Записывать имения в книгу в присудственном [[90 об.]] месте или, как то говорится, совершать крепости, платя за то пошлины, есть установление в пользу казны, но неменьше того благотворительное. Утверждая гражданские частные постановления, оно делает казенный доход. И тем больше доход сей заслуживает одобрение, что с ним сопряжено утверждение собственности. Но не должно его доводить до чрезмерности, так как и доход на гербовую бумагу. Ибо если при взимании сего дохода больше рачить будут о пользе казенной, нежели о пользе граждан, тогда доход сей будет пагубной. Во всех великих налогах обязанные их платить внимают чаще пользе настоящей, нежели будущей опасности; и казна себе [[91]] делает вред, когда налоги возвышает до крайности. Ибо несносной налог есть всегда ущерб казне.

 

Право собственности на имение движимое тогда законно, когда оно произходит от истинного последнего хозяина.

Кто знает, что право его на собственность не от истинного хозяина происходит, тот не может оного приобресть законно ни каким образом; ибо неможно дать того, чего не имеешь.

Даже и тот, которой, свое право утверждая в присудственном месте о недвижимом или оное получая передачею движимого, знает, что такое же [[91 об.]] право имел другой прежде его, тот не может оправдать своего права тем, что он им прежде другого воспользовался.

 

Говоря о собственности, можно ее разсматривать с разных сторон:

1) Основание к приобретению права собственности бывает а) или между живыми и проистекает из договоров, или б) проистекает из распоряжений касательно смертных случаев.

2) Собственность вещи и права можно так же приобрести чрез третьего.

3) Тот, кто имеет право собственности, [[92]] может оное а) сохранять. Может оное б) преследовать или его отыскивать. Может оное в) уничтожить.

4) Собственность может быть а) общая и б) раздельная.

5) На собственность чужую можно иметь права личные и вещественные.

216

6) Право можно иметь или на самое существо чужой вещи, или можно иметь право употреблять и пользоваться чужею собственностию.

7) Права могут принадлежать самым вещам во взаимности или правильнее имения недвижимые могут иметь взаимные повинности. [[92 об.]]

Даже можно иметь право принуждения. То есть можно ограничить свободу деяния в пользу имеющего на то право.

 

Собственность – один из предметов, которой человек имел в виду, вступая в общество; собственность стала посредством онаго такая гражданина принадлежность, что умалить права его на оную было бы истинное нарушение начального общественного договора. Распоряжать оною по своему соизволению, со властию неограниченною, есть только следствие права, из первенственного [[93]] договора истекающее. Следует, что гражданин может о собственности своей делать постановлении неограниченно. Средства такового распоряжения суть то, что закон именует договорами.

Свобода делать договоры, какие кто пожелает, не должна иначе ограничиваема быть как правосудием, добрыми нравами, общею пользою. Что сему непротивно, то должно быть дозволено.

Теперь вопрос настоять может, что полезнее для общества, чтоб граждане делали о собственности договоры всякаго рода или бы они ограничивался на некоторые. Уже мы сказали, что естественно и с целию общества [[93 об.]] то сходствует, чтобы люди могли делать соглашении и договоры о собственности своей да и вообще о всем, что до них принадлежит, по своему произволу; ибо чем больше они сближаются, тем потребности их становятся разновиднее и по мере того и договоры их.

Но если во всех гражданских постановлениях нужно, так сказать, ручательство общества, чтобы они имели твердость; чтобы производили обязанность, принуждение законное за собой влекущую; того однако же неможно сделать, чтобы предварено было всем злоупотреблениям. [[94]] Хотеть унять злонамерение вовсе и для того размножать формы договоров, не произведешь ничего другого, как доставить разорительное покровительство, и лекарство будет хуже болезни. а


а Нет возможности, чтобы в законе определены были все различныя соглашения и договоры, которые могут быть в обращениях гражданских.

217

Довольно того, если граждане, в постановлениях своих не будучи стесняемы излишними формами, будут благонадежны, что постановления их имеют должную твердость, то есть мало могут быть оспориваемы.

Разсмотрим елико то удобно все возможные случаи на приобретение права собственности посредством договоров и означим те роды договоров, которые изтекают из существа самой вещи. [[94 об.]]

Можно принадлежащую нам собственность отдать в собственность другому навсегда и взять ее цену деньгами. Сие продажа.

Можно таким же образом отдать ее навсегда и взять за нее цену вещью. Сие мена.

Можно вещь навсегда отдать, не брав за нее ничего, довольствуяся за то одною признательностию. Сие подарок.

Права могут также быть предметом продажи, мены и подарков. Сей договор чаще называется уступкою.

Деяния, дела или действия могут также быть предметом продажи, мены и подарка. [[95]]

Можно придналежащую нам собственность отдать в собственность на время другому.

Если вещь такого рода, что она употреблением истребляется, то условие договора будет таково, чтобы подобное данному равной цены, качества и количества было возвращено в назначенное время. Сие заем. В займе уступается собственность вещи действительно, хотя с условием возвратить ее: ибо делаемое из нее употребление вещь уничтожает, и зделавший заем распоряжает вещию по своему благоразсуждению; но если бы вещь была такова, что она существа своего употреблением не переменяла, как то все недвижимыя вещи, то сие [[95 об.]] будет наем, о котором говорено ниже, и вещь не отдается в собственность, но в употребление.

И так собственность посредством договора приобретается 1-е) покупкою, 2-е) меною, 3-е) подарком и 4-е) займом. Больше


Законы римские определяли оных многие виды; английское, французское, прусское законоположения имеют также все свои особые договоров виды. Российское из них имеет меньше других. И кажется, что можно бы было, отставляя всегда излишния договорам формы, сделать число их весьма ограничено, оставляя судить о них по одному существу договора, полагая его правильность скорее в самой вещи, нежели в его форме.

218

возможности нет, но разные при том могут быть условия, которые договору дают особой вид.

Могут условии о собственности быть на случай будущий, например: лотарея. Или же на случаи смертные, как то завещании духовные.

Можно условиться о приобретении собственности через другого. Сие есть полномочие, и оно бывает иногда без особого договора. [[96]]

Можно условиться о сохранении или соблюдении собственности. Например : хранение, управление чужого имения, поручительство, залог.

Можно условиться о владении собственностию совокупно, как то бывает в торговых обществах.

Можно в собственности иметь участие, оставляя собственность нераздельною.

Можно условиться получать только некоторые права личные или вещественные на чужую собственность.

Можно получать право вещественное на самое [[96 об.]] существо вещи, например: заклад (которой состоит в том, что, не сдержав условие, теряется собственность), задержание или удержание (род особой заклада), выкуп.

Можно условиться о праве на употребление чужой собственности. Например: аренда на время, или наследственно и всякого рода наем.

Можно условиться о праве какой либо повинности на имение на время или навсегда.

Можно даже иногда условиться о запрещении чего либо относительно собственности. [[97]]

Сии суть только главные роды условий о собственности. Но оттенки их и отрасли могут быть нещетны.

Всякой договор о приобретении собственности есть мена в точном смысле.

Всякое положение договора постановляет: даю, даешь; даю, делаешь; или делаю, даешь; делаю, делаешь. Следует, что всегда мена. Подарок кажется только бывает деяние с одной стороны. Но ужели ни во что вменим благодарность, ни во что вменим удовольствие души благодетельной, произтекающее из сведений, что добро сделал. Следовательно и подарок есть мена.

Покупка и продажа есть мена вещи на деньги. [[97 об.]]

219

Мена собственно бывает тогда, когда одну вещь отдаешь, другую возмешь.

Нанять что либо сделать и дать за то деньги есть то же, что покупка.

Сделать что нибудь за то, чтобы другой сделал что либо во взаимность, есть мена.

Заем есть также мена заемщиком: или платит проценты или платит делом или благодарностию.

То же самое можно сказать о уступке какого либо права. Где есть взаимное воздаяние, там есть мена. а [[98]]

Покупка и продажа

Договор, которым один отдает вещь в собственность другого (как то уже сказано выше), а другой в замену оной вещи дает деньги, называется торг. Договор сей есть покупка для того, кто вещь приобретает и дает деньги; но он есть продажа для того, кто вещь дает и приобретает деньги. Торг тогда почитать должно совершившимся, когда состоится обоюдное и взаимное действительное соизволение вещь отдать за известную цену точно тому, кому она достается. б

Торг или назначение оного может быть таково, что относится к какому либо произшествию или делу или предоставляется [[98 об.]] на суждение и решение третьего лица. Если то (к чему назначение торга относилося) не воспоследует, то торг недействителен. И так все договоры о торге, то есть всякия покупки и продажи с условием не могут быть действительны, если условие не исполнено.

В покупке и продаже пли в мене на деньги закон определит точно отношении: 1-е лица продающего и лица покупающего; 2-е предмет покупки и продажи и 3-е цену договорную.

А. В отношении лица продающего и лица покупающего вопрос можно зделать, все ли правила договоров в отношении способности лиц договаривающихся могут здесь иметь место? [[99]]


а Отдать вещь, над которою мы имеем собственность в собственность другого есть вышшее право, которое над вещию иметь можно. Отдать ее без возврата есть то же, что истребить ее. Для отдающего, кто вещь таким образом отдал, для того она не существует.

б Бывают случаи принужденной продажи (например имение по наследству, доставшееся тому, кто не имеет права оным владеть). Закон их означит все подробно.

220

Конечно все; но следующее изъяснение будет здесь не лишнее.

Там, где предположить можно, что собственность вещи принадлежит договаривающимся нераздельно, или от одного к другому может перейти непосредственно без договора, там договору быть нельзя.

И так отец детям или дети отцу продать не могут для того, что имение их состоит в некотором обществе и одни суть во власти другого.

Муж жене и наоборот продавать не должны, для того что имение их или паче употребление онаго должно быть общее и жена состоит во власти мужа, состоит так сказать под его опекою. а [[99 об.]]

По той же самой причине опекун не может купить имения у состоящего в его опеке; ни ему продать.

Словом не может продать ни купить вещи тот, кому она поручена, доколе он имеет ее в своем поручении.

Б. Предмет продажи и покупки не должен быть подвержен никакому сомнению.

Если предмет продажи и покупки прежде отдачи истребится или выйдет из обращения, хотя бы договор о том уже был заключен, то он не действителен потому, что предмет договора не существует.

В. Цена продаваемего должна быть означена числом [[100]] денег; ибо в том состоит существо покупки и продажи, что за вещь продаваемую должно получать деньги.

В предупреждение обмана не худо распоряжение законов пруских. Если цена, взятая за вещь проданную, наполовину меньше цены истинной, то сие доказывает ошибку продавца, и он может просить о уничтожении договора, но сему нужно назначить срок.

Если в договоре цена вещи поставлена только мнимая, а не настоящая, или цены совсем не было или же она была не та, которая показана; и если можно сие доказать, то в первом случае договор не действителен, а во втором, если договаривающиеся оную подтвердят, то цену вещи должно определить настоящую, но и сему назначить должно срок, [[100 об.]]


а Продажа между мужа и жены может часто быть вынужденная или угрозами или ласкою или лестию и обманом, может быть безденежна.

221

Поступая далее в определении договора о покупке и продаже, закон обратит внимание свое 1-е) на форму сих договоров; 2-е) в чем состоят обязанности продавца и покупщика; 3-е) когда продажу можно уничтожить; 4-е) какие при покупке и продаже могут быть побочные договоры, оные сопровождающие; и 5-е) что должно делать при продажах по приговору судейскому.

А. Форма договору о продаже движимого употребительна в некоторых только случаях, но невозбраняется употреблять ее когда кто захочет. Какова она быть должна, означено будет в образе судопроизводства. О формах договоров продажных по торговле говорено в другом месте.

Форма договоров о продаже имения [[101]] недвижимым одна и самая та, что называют купчая. Какова она быть должна, будет показано в обряде судопроизводном.

Действие правильного договора о покупке и продаже всегда бывает то, что продавец обязан отдать проданное, а покупщик обязан заплатить договорную цену.

Б. Обязанность продавца состоять должна в отдаче проданнаго, чтобы вещь отдана была вся со всеми ее принадлежностями; в то время и там, где договорились. Отдача вещи должна быть такова, что<бы> продавец мог купленною вещию распоряжать по содержанию договора; мог бы ее иметь в собственность, делать из нее [[101 об.]] употребление, отдать ее если захочет, и в оном быть охраним продавцом от всех притязаний, чьи бы они ни были. Продавец в отношении покупщика есть так сказать поручитель, что вещь проданная не иначе будет, как какова она означена в условии, или какова должна быть по существу своему.

И так при обязанности продавца разсматривать должно: 1-е) отдачу проданного, 2-е) что делать, если произойдет в отдаче остановка, 3-е) кому принадлежит польза, от проданной вещи произходящая, доколе не отдана, 4-е) как производить отдачу проданного, 5-е) ручательство, что вещь такова во всем, :как она продавалася. [[102]]

1) При отдаче вещи примечать должно:

а) Чтоб она отдана была в том состоянии, как показано в договоре.

б) Если же о том ничего не сказано, то чтобы она была в том состоянии, какова она была в то время, как о ней договор заключали.

222

в) Что о проданной вещи разумеется, то самое должно разуметь и о принадлежностях к оной.

г) Чтобы отдача вещи произошла в назначенное время.

д) Если о том ничего не сказано, то чтобы отдача произведена была непосредственно по заплате договоренной цены.

2) Относительно произшедшей остановки [[102 об.]] в отдаче вещи и бывающих от того убытков примечать должно:

а) Если в остановке виною покупщик, то продавец ответствует за повреждение вещи, воспоследовавшее после времяни к отдаче назначенного только тогда, если вред вещи случился его умыслом или проступком самым грубым. Если же продавец сделал остановку умышленно и вред вещи воспоследовал, то справедливость требует, чтобы он удовлетворил за весь барыш, которой бы мог иметь покупщик.

б) При всякой добровольной продаже продавец ответствует за проданное до времени отдачи.

в) Если вещь истребится или разрушится каким [[103]] либо нечаянным случаем в течении времени между заключением договора и действительной отдачи, то договор уничтожается и взятое возвращается назад.

г) Если в истреблении или разрушении вещи виновен продавец, то он не только теряет право требовать цену договорную, но, должен удовлетворить покупщика по мере своего проступка.

д) Если же в том виновен покупщик, то продавец освобождается от своей обязанности и от покупщика получает удовлетворение.

е) Если виною остановки в отдаче будет продавец, и вещь между тем истребится или погибнет, [[103 об.]] то убыток будет его, сверх того он должен, кажется, удовлетворить покупщика по мере своея вины.

ж) Если же виною остановки покупщик и вещь между тем погибла, то он во всяком случае должен заплатить договорную цену и удовлетворить продавца в убытке от остановки произшедшем.

з) До времени действительной отдачи польза, от проданной вещи произходящая, принадлежит продавцу, по той причине, что он вещию владеет и в иных случаях за нее ответствует. Закон означит разные случаи в отношении пользы, произходящей от вещи проданной. [[104]]

223

4) Отдача вещи должна быть такова, чтобы покупщик мог купленною вещию распоряжать по точному содержанию договора.

В законе означить должно а) как производить отдачу недвижимаго имения, б) как оной быть должно между отсутствующими в вещах движимых.

5) Ручательство продавца относится, или прямее сказать продавец в отношении проданной вещи ответствует: а) если в вещи недостаток есть в качестве или количестве, как то в договоре означено или как то разуметь можно; б) если вещь всю или часть оной будет присвоить третий или посторонний; в) если собственность [[104 об.]] больше ограничена, нежели то показано в договоре; если на ней больше показано долгов или налогов, нежели показано в договоре или нежели о том можно было предполагать.

В. Обязанность покупщика состоит 1-е) в приеме вещи купленной и 2-е) в отдаче денег по договору.

1-е. Относительно приема вещи заметить можно, а) что все то, что извиняет продавца в промедлении отдачи проданнаго, все то извиняет и покупщика в приеме; б) если промедление было со стороны покупщика, то продавец имеет право прибегнуть к правительству и вещь проданную отдать в его охранение. Что же [[105]] в таких случаях правительство делать должно, то будет означено в законе.

2-е. Относительно отдачи денег замечанием служит а) чтобы деньги отдавать при совершении договора или при приеме вещи, как то будет постановлено; б) если случатся какие либо в вещи недостатки, то продавец может выдачу денег остановить или внести их в присудственное место; в) что делать, если уплата денег не воспоследует или последует не в договорной срок.

Таким образом договор совершен и вещь проданная и купленная, вышед из собственности и владения продавца, стала собственность покупщика. [[105 об.]]

Г. Но заключенной договор о покупке и продаже может быть не действителен: 1-е неисполнением условий, 2-е взаимным согласием, 3-е если цена на половину ниже настоящей, как то употребительно во многих законоположениях.

1) При всяком неисполнении договора должно принести жалобу в присудственном месте о принуждении к исполнению. Если же в договоре постановлено было, что деньги должно отдать при заключении договора или при отдаче вещи, и

224

условие сие не исполнено, то договор продавец может почитать не действительным.

2) Взаимное согласие уничтожает всякой [[106]] договор, равно уничтожить может и покупку.

3) Если покупщик в узаконенной срок принесет жалобу, что с него взяли за купленную вещь вдвое против той цены, которой вещь стоит, и если ясно он доказать может, что при покупке вещь ценили по ее достоинству и цену ей назначили по существу ее, а не по особым каким обстоятельствам, то вещь такую можно велеть оценить. Если действительно найдется, что цена взята двойная, то и можно предполагать, что при заключении договора было со стороны покупщика заблуждение, отъемлющее договора силу. В российском законоучении [[106 об.]] сие неупотребительно, но кажется справедливость того требует, чтобы то же и у нас введено было; уловки, обольщения, обманы многочисленные, бывающие при продажах и покупках, требуют такого законоположения.

Д. Договор о покупке и продаже может сопровождаем быть побочными договорами, и все выше упомянутые в законе предписания, налагающия обязанности и производящие права, могут быть отменены условием и побочными договорами, сделанными законным порядком. Ибо договор потолику есть законной, поколику не отменен каким либо соглашением. [[107]]

Таковые побочные договоры могут быть: а) условия или отсрочивающие или разрешающие, б) могут относиться к повороту или возвращению проданного, в) могут относиться на случай неустойки к продаже другому, д) может относиться к срочному выкупу, е) может относиться просто к уничтожению продажи и проч.

Продажа собственности может произведена быть иногда и не тем, кому оная принадлежит. То есть вещь иногда может продать и не хозяин оныя и без его приказу. Сие бывает, когда вещь продается по определению судейскому. [[107 об.]]

Продажа по определению судейскому может быть добровольная и принужденная. Но та и другая называются продажею с публичного торга.

В законе означено будет все принадлежности продажи с публичнаго торга, а в обряде судопроизводном – как оную производить.

225

Мена

Мена в точном смысле есть договор равнаго существа с продажею, с тою разницею, что вместо денег отдается вещь за вещь.

Все правила, которые наблюдаются при продаже, должны быть наблюдаемы и при мене, ибо тот, которой вещь дает, [[108]] может почесться продавцом, а тот, которой принимает, покупщиком.

Но если мена состоит в деньгах или деньги на деньги, то об оной судить можно по правилам закона о платеже.

Если предмет мены бывает право, то сие называют поступиться или уступить.

Уступка права за деньги есть продажа, уступка без денег подарок. Право за право, или право за какую услугу, есть мена в истинном смысле.

Уступка прав

Когда дело идет о уступке прав, тогда предполагается, что существует договор, после которого один обязуется уступить право свое другому в собственность. Деяние же или [[108 об.]] действие самое, чрез которое право одного переносится к другому, назвать можно поступкою.

Когда кто чем либо поступится, то разсмотреть должно а) чем можно поступиться; б) в чем может состоять воздаяние за поступку; в) каким образом поступка производится в действие; г) действие поступки между того, кому право уступлено, и между того, на ком лежит обязанность, произведенная уступленным правом; д) действие поступки между уступающего и того, кому уступлено: 1) в отношении правильности оной, 2) в отношении ее благонадежности. е) Закон так же сделает постановление на те случаи, когда кто принужденно поступиться [[109]] должен своим правом.

а) Все права уступить можно опричь тех, которые принадлежат имеющему право лично. По сей причине нельзя поступиться правом приносить жалобу об оскорблении личном.

Можно уступить право наследия, но наследия настоящего или действительного, а не будущего; наследное право к имению, а не право какое либо наследственное личное.

226

б) За поступку воздаяние или цена того, чем кто поступается, зависит от взаимного соглашения договаривающихся.

в) Когда тот, кто поступается, объявит, что тот, [[109 об.]] в пользу которого поступка делается, может уступленное право отправлять, как свое собственное, то, соглашаяся на сие объявление, приобретает другой действительную собственность права.

г) Поступкою не усугубляется обязанность должника, ни право заимодавца не умаляется. А потому когда кто право свое уступает, тогда не требуется для того согласие должника.

д) Тот, кто правом поступился, обязан ответствовать тому, кто оным поступился за верность, правильность или благонадежность уступленного права. [[110]]

Отважные договоры

Если мена будет состоять в договоре, в следствие которого вещь или цена вещи или деньги будут обещаны или даны в замену надежды будущей прибыли, или в замену уступки будущего прибытка, которыя ожидать можно, но про которые еще не известно в чем состоять будут, то таковая мена принадлежит к отважным делам и договорам.

При таковых договорах должность договаривающихся состоит в том, чтобы объявить все известные (во время договора) обстоятельства, от которых вероятно зависело намерение заключить таковой договор. [[110 об.]]

1 ) Застрахование и бодмерея, о них говорено будет в статье о городах.

2) Жеребей бывает о приобретении права и о наложении обязанности; если что должно решиться жеребием, то сколь скоро оной кинули, то вещь достается тому, кто оную выигрывает. Или обязанность получает тот, на кого жеребей падает. Жеребьи сего последнего рода бывают иногда принужденные, производимые по приказанию правительства, как то при рекрутских наборах.

3 – 4)Игра и заклад (pari), хотя не запрещаются, но кажется должно постановить, что они не производят законной обязанности, а потому о долгах, [[111]] сделанных по игре или закладам, нельзя приносить жалобы.

227

5) Лотарея. Поелику они часто бывают средством, употребляемым для обмана и обольщения, то без дозволения правительства их заводить не должно.

6) Продажа вещей будущих. Если я вещь будущую (например овощи в огороде) продам без меры, веса и щета, но сколько их родится, то договор принадлежит к сему роду договоров, если же означу меру, вес или щет, то будет поставка.

7) Если кто заключит договор, которым наложится повинность или платеж, которых продолжение определено жизнию человека, [[111 об.]] или временем неизвестным, то оной договор принадлежит в число отважных договоров. Например: если кто отдает свое имение и заключит договор, чтобы выдавать по смерть его известной доход, то таковой договор принадлежит в сию статью.

8) Если кто кому даст известную сумму денег с таким условием, чтоб по жизнь свою получать годовой доход, того можно [считать] покупщиком дохода по жизнь. Сии договоры бывают таковы, что доход или проценты, платимые с капитала по смерть, бывают всегда больше обыкновенных; по той причине, что после смерти оной [[112]] доход получающего капитал остается в руках того, кто платит доход. На случаи таковых договоров закон сделает постановление о праве детей на таковые капиталы, о праве заимодавцев и как поступать, когда таковому доходу не бывает уплаты.

9) Сюда принадлежат все учреждаемыя казны на будущие случаи, например, казна вдовья, на смертныя случаи, на приданое и другия.

Кажется, что таковые учреждения должны быть всегда с дозволения правительства.

10) Откуп винной принадлежит также частию [[112 об.]] к сему роду договоров; ибо ожидаемая прибыль неизвестна. Понятие о нем можно определить следующим образом: откуп винной есть покупка права на время продавать вино горячее и прочая исключительно пред другими, платя за оное известную сумму. Со стороны правительства он есть уступка права продавать вино, но временная, а по сей причине принадлежит к роду найма или к праву пользоваться чужею собственностию. Сколь вреден он государству, мы говорили в другом месте.

11) Подряд и поставку можно также отнести [[113]] к сего рода договорам, ибо с ним всегда сопрягается опасность выиграть и проиграть в точном смысле; они принадлежат к статье наймов.

228

Заем

Заем есть договор, посредством которого один даст другому что либо цену имеющее и такое, которое от употребления истребляется, с тем условием, чтобы возвратить ему подобное в качестве и количестве.

И так при возвращении и при уплате занятого не можно требовать больше, как что дано, зане взять больше есть противно самому понятию займа. Проценты не есть прибавка отдаваемого, но воздаяние за употребление: рекамбио, пеня за неуплату в срок. [[113 об.]] В сем случае заемщик, получив вещь заемную, становится ее хозяином, ибо он распоряжает ею по своему произволу.

Но если кто, скрыв свою неспособность, сделает заем, то и есть обманщик.

Если явно будет, что намерение займа было деяние недозволенное, то заем должен быть не действителен.

Римские законоучители в число займа включали и взятую вещь на подержание и на употребление. И в самом деле, занять разумеется взять что либо для употребления, дабы оное возвратить так, как она взята [[114]] или чем другим, но равного существа и содержания. В первом случае называли они (comodatum) на подержание, во втором (mutuum) заем. Оба договора сходствуют в том, что вещь доверяют, полагаяся не только на честность того, кому доверяют, но и на способность его оную возвратить. Различествуют они тем, что в одном случае возвращается самая взятая вещь, в другом ей подобная, но равного достоинства.

В первом случае вещь дается в употребление, в другом в собственность. В первом случае был бы только наем, если бы во взаимность дана была плата. О сем роде договора говорить будем ниже. [[114 об.]]

При займе разсматривается: а) предмет займа; б) кто может делать заем; в) форма заемного договора или оного доказательство; г) действие займа в отношении 1-е) времени, 2-е) места, 3-е) занятого; д) лихва или проценты: 1-е) проценты по договору, 2-е) проценты за промедление или просрочку, рекамбио, 3-е) как быть платежу процентов, 4-е) как определить проценты в займе, сделанном вещами, а не деньгами; е) в число займа включается также тот договор, который называют просто давать в долг.

229

а) Если заем бывает деньгами или обязательствами равнаго с деньгами достоинства, то его [[115]] можно назвать настоящим займом. Если же заем бывает вещами, которые истребятся употреблением, то назовем займом ненастоящим. Но в обоих случаях тот, кто занимает, становится хозяином занятого.

б) Тот, кто вещь может отчуждать по соизволению, тот может ее отдать и в займы.

Тот, кто может заключать договоры и может иметь право употреблять вещь занятую, тот может и входить в обязательства займа.

Но закон иногда постановляет меру и ограничения праву займа, иногда и тем лицам, которые в прочем имеют способность заключать договоры вообще.

Таковые ограничения относиться могут: [[115 об.]]

1) К женам замужним. Сия статья соразмеряться будет с тою статьею закона, в которой постановлено будет о имении жен замужних, и поколику они могут входить в обязательства с ведома мужа или без его ведома.

2) К детям, состоящим под властию отца. Сия статья соразмеряться будет с постановлением об отделенных и неотделенных детях.

3) К обществам узаконенным, как то присудственным местам, к обществам церковным, духовным, городовым, сельским и проч. [[116]]

4) К находящимся в училищах и воспитательных домах или в учении.

5) К находящимся в военной службе.

6) К крепостным людям.

7) К поселянам.

в) Внешний вид, в каком дается обязательство или форма заемного договора, не усугубляет или не подтверждаег само по себе обязанности возвратить то, что взял. Ибо все чужое и непринадлежащее возвратить должно непременно. И так форма нужна для определения времени, для обязанности [[116 об.]] платить проценты или не платить, когда и где. И так вид внешний обязательства заемного есть только доказательство займа, но не составляет само в себе обязанность, ибо сия изтекает из самого деяния займа, а не из внешности обязательства.

Формы, доказывающая зделанной заем, суть разныя. Закладная, обязательство, вексель, росписка в принятом, подписанной щет и проч.

230

Форма займа определяет образ судопроизводства о займе. [[117]] Форму тогда только можно назвать полною, когда в ней находится: 1) признания взятого в заем; 2) в чем взятое состоит; 3) в чем будет состоять уплата; 4) обещание уплаты; 5) время, когда оную произвесть; 6) имя и звание заимодавца; 7) место, где заем зделан; 8) число, в которое сделан; 9) кому платить должно; 10) имя и звание должника. Но форма сия может быть сокращеннее. Если в ней означена вещь в заем взятая, число оной, достоинство и цена и имя и звание должника, то уже довольно все другое [[117 об.]] подразумевается. Но где форме должно быть по закону, то ее соблюдать должно не минуемо, например: вексель, закладная и проч.

г) Действие заемного договора есть обязанность заплатить или возвратить взятое в срочное время; до наступления срока заплаты требовать нельзя. Но не должен ли закон постановить, что заимодавец должен быть иногда обеспечен в данном в заем, и может требовать в том уверение, например в следующих случаях: 1) когда должник все имение [[118]] свое отдаст в заклад без остатку; 2) когда должник посажен будет под стражу за долги; 3) когда должник от заимодавцов уйдет или к тому делает приготовления; 4) когда должник намерен переменить место своего пребывания и так далее.

В обязанности платежа закон разсматривает 1) время а) определено ли оно или б) не определено; 2) место платежа. По существу вещи оно должно быть там, где сделан заем. 3) То, чем платить должно, например, деньги золотые, серебреные, медные, ассигнации, что делать, если денег [[118 об.]] достоинство внутренное переменяется и проч.

Заем бывает двоякой, заем с лихвою и заем благотворной.

д) Лихва есть все то, что за занятое заемщик платить обязался.

Лихва может быть такая же, как самая вещь займа, или состоять может в каком либо деле или в какой услуге.

Лихва деньгами называется процент.

Мы здесь разсмотрим столь кратко, сколько возможно, важной вопрос [[119]] о лихве; 1) по колику он дозволен быть может, 2) на чем основывается право лихвы и 3) можно ли ее почитать когда либо преступлением.

Деньги суть знаки всякой цены, следственно всякой вещи. Подобно всякой другой собственности их можно менять или

231

продать, можно подарить, можно дать в заем; а заем с платежем за них процентов есть истинной наем и в том только от него отличен, что нанятую вещь должно возвратить хозяину в том виде, как ее от него получил, а вместо занятой отдать другую ей подобную, ибо существо вещи [[119 об.]] занятой таково, что она может истребиться или разойтись употреблением и не существовать в соборном своем виде. Если можно делать постановления произвольные о другой собственности, то для чего не делать и о деньгах; если оставлено на соглашение договаривающихся назначать цену переходящей из рук в руки собственности, то для чего же не оставить на произволение договаривающихся назначать цену деньгам. Кто имеет в чем какую либо нужду и оную нанимает для своего употребления, тот платит по условию за то известную сумму. Для чего же за употребление чужих денег не дозволить [[120]] платить по договору. Запрещать лихву по добровольному условию договаривающихся есть стеснение свободы в договорах. Сделаем сравнение. Четыре человека имели равной капитал, например: каждой 10 тысяч рублей; один из них купил дом, другой деревню, третий отдал деньги в торговую компанию, четвертой не купил ничего. Дом отданной в наем приносит (сверх починок и издержек) 20 процентов на употребленной капитал. Деревня отдана на аренду и приносит например 20 процентов с капитала. По разделу прибытков из торга на участок [[120 об.]] положившего свой в компанию капитал достается ежегодно двадцать процентов. Для чего же недозволенным почитать, если имеющий деньги отдавать их будет в заем и брать будет за них 20 процентов? Все равно по истинне. И если великая прибыль есть только замена бывающей опасности потерять капитал, положенной например в строение или в торг, или ненадежность произведения жатв, то разве не может быть опасности потерять капитал, вверяя его ненадежным займом. [[121]]

Где лихва запрещена и проценты велено брать указные, там отдающие деньги в заем смеются безсильному законоположению, и договоры о процентах всегда ложные: и лихва тем больше, проценты тем дороже, чем больше может быть опасности в нарушении закона. Исчисление, которое делают преступающие заимодатели, сравнить можно с ведущими торг заповедной. Верной знак: если можно, сохраняя предписанные формы, нарушать закон безвозмездно, то закон тот дурен. Если нарушение закона всегдашнее и обычай презирает закон, то закон дурен. Таков [[121 об.]]

232

есть тот, которой запрещает лихву. Таков есть закон, наказующий поединки.

Чем закон, запрещающий лихву, будет строжее, тем она будет больше. Закон лихоимца называет бесчестным, но в обществе таковым их не почтут; но разве жестокосердым и к прибытку алчным. А тот, кто имеет в деньгах нужду, почтет иногда лихоимца благодетелем. Если не бесчестно получать прибыток от своего имения, то для чего же уничижать и бесчестным в законе делать тех, которые получают прибыток от имения [[122]] своего, в деньгах состоящего.

Конечно бы лучше было, если бы деньги были дешевы и проценты низки. Но не закон может назначить им цену, где чего много, там то и дешево.

Когда число заемщиков равняется числу заимодателей или сказать правильнее, когда капитал, назначенной для отдач в заем, равен требованиям взять в заем, то проценты будут умеренны. Если требования превышают капитал, отдаваемый в заем, то проценты будут больше. Если [[122 об.]] капитал такой превышает требования, то проценты будут низки.

От чего в России, не взирая на запрещение, проценты будут великие? От того, что мало накоплено капиталов наличными деньгами, от того, что накопленные капиталы гораздо прибыльнее и безопасно употреблять на приобретение недвижимых имений. Примеры тому явные видим в откупщиках и подрядчиках и в самых трргующих.

Если бы нужно было поставить меру лихве или означать в законе число процентов, которые за занимаемые [[123]] деньги брать можно, то политическая причина, требующая такое законоположение, разве будет та, что положить преграду неистовству сребролюбия и необузданной жадности прибытка в заимодателях. Но если чрез то сохранится иное имение и не попадется в руки хищныя, то с другой стороны не должно стеснять свободы в употреблении собственности и (как уже мы сказали) делать то бесчестным законно, что само в себе справедливо и не зазорно.

Давно уже то говорили многие, и мы за ними скажем тоже (повторение истины всегда благо): управлять много, управлять всегда есть то же, что не уметь управлять. [[123 об.]] По сему правилу должно оставлять каждому рачить о своей пользе. Закон нас ограждает от обмана, но не заменит в нас употребление

233.

разсудка. Иначе вся жизнь наша протечет в несовершеннолетии в опеке. Закон может поставить некоторые ограждения от человеческих злонамерений, но как можно изобрести формы против всех ухищрений обмана и коварства.

Желать предварить всем злоупотреблениям, нужно будет сделать безчисленные в законах предписании, постановлении, нужно будет изобрести формы. Защита от правосудия тогда будет паче разорительна, [[124]] и ябеда больше найдет уловок соплетать свои коварныя сети.

И так для того, что некоторые люди злы и превратны чрез меру, не должно в законоположениях всегда на них обращать свои взоры. Но для управления множеством благоразумнее предполагать, что наихудшие из граждан лучше, нежели каковы они в самом деле.

Постановление закона – когда проценты сравняются с капиталом, то их уже больше не щитать, хорошо и тем лучшее иметь может действие, когда кто положит брать проценты большие. Чем они будут больше, тем [[124 об.]] они скорее возрастут до капитала и его удвоят и тем скорее прекратятся. Следовательно при таковом законоположении большие и малые проценты одинаковое в продолжении имеют действие.

Брать проценты на проценты хотя в правиле договоров, но отяготительно для должника, которым закон покровительствует до тех пор, доколе не увидит их злонамерение.

1) Лихва или проценты можно назвать все то, что должник должен давать заимодавцу за употребление его денег. [[125]] Проценты могут быть по договору. При разбирательстве, если число оных не упомянуто, то полагаются проценты указные. Брать проценты вперед, как то везде употребительно даже в казенных местах, весьма несправедливо. Ибо тут берут за употребление денег, которое еще не было. И так проценты, заплаченные вперед, есть отвлеченной капитал у должника на все время займа.

2) Где нет договора о платеже за неустойку и будет просрочка, тогда должник обязан [[125 об.]] платить особые проценты за промедление, как то бывает рекамбио в векселях. Сие тем справедливее, что заимодавец не должен терять употребления своего капитала.

3) Правилом в платеже процентов послужит следующее: а) если кто роспишется в приеме капитала и о процентах не упомянет, то почитать их должно уплаченными; б) если же

234

проценты присуждено взыскать, то таковая росписка их не уничтожает; в) когда проценты сравняются с капиталом, то больше их не взыскивать: [[126]] г) проценты на проценты не взыскивать.

4) Проценты, на вещи занятыя, но [не] на деньги, если о том не постановлено в договоре, должны, кажется, быть таковы, какова занятая вещь; но, кажется, для заимодавца будет все равно, чем ему платить будут проценты, деньгами или иным чем.

5) Взятое в долг есть также заем, и кто не может сделать займа законно, тому давать в заем не должно.

Вещь за дело или дело за дело

Договоры, которые, по изречению римского законоучения, основаны на условии [[126 об.]] следующем: [даю], делаешь или не делаешь; или делаю, делаешь или не делаешь существенно то в себе заключают, что за деяние и действие или за недействие должно быть обещано удовлетворение. Ибо закон не предполагает, чтобы кто либо что делал без мзды. И поелику нельзя того сделать, чтобы произведенное деяние не существовало, и нельзя его возвратить так, как возвращаются вещи, то необходимо нужно, чтобы о договорах к деяниям относящихся, а особливо к деяниям уже произведенным, сделаны были особые в законе постановления. [[127]] К сему роду договоров принадлежат 1-е) те, которые бывают между хозяина и наемного слуги, работника, поденьщика, ремесленника, мастерового или художника, 2-е) подряды, 3-е) поставка, 4-е) обещание награждения за какое либо произведение или предприятие есть род договора дозволенного, принадлежит к сей же статье, 5-е) договор о издании чего в печать. Все сии договоры таковы, что заключают в себе взаимность; с одной стороны деяние, с другой воздаяние. При таковых договорах надлежит всегда разсматривать, произведено ли действие или деяние. Если произведено быть [[127 об.]] должно, а за оное ничего не назначено, то таковой договор не имеет силы.

Подарок

Подарок или дар по существу своему должен быть таков, что за него воздаяния не полагается. Сей благотворной договор

235

о уступке собственности какого имения или права с одной стороны, с другой предполагает взаимность только нравственную, признание, благодарность и не производит обязанности понудительной, ибо со стороны дарующего право или вещь не иначе почитают уступленными, как когда уже они действительно отданы во власть другого. Со стороны же приемлющего [[129 об.]] воздаяние состоит в вещи без вещественной, понуждению не подлежащей. Но он должен объявить, что подарок принимает, если же он того не может сам (как то дитя), то может то сделать за него другой.

Подарить можно имение движимое и недвижимое. а Но намерение подарка не должно быть противузаконно. [[128]]

а) И так дать может тот, кто способность имеет заключать договор, а принять. [...]

б) даже еще не родившейся, но только в зачатии; ибо с сего времени закон одарит его правами гражданскими. Закон определит, поколику супруги могут делать взаимные подарки.

в) Если то нужно, чтобы ограничено было распоряжение на случаи смерти, то равным образом недолжно дозволять подарки выше меры тому, кто имеет детей. В сем [[128 об.]] случае правила, означенные для завещания относительно распоряжаемой части, могут служить и здесь.

Закон означит, какую часть имения можно подарить, когда 1) кто имеет детей или родственников по нисходящей линии или 2) родственников по восходящей линии, 3-е когда кто их не имеет. [[129]]

г) Для предъупреждения того, чтоб не мог кто у кого насильно завладеть вещью, сказав: она подарена, нужно, кажется, чтобы договоры о подарении были всегда письменны (о недвижимом имении они необходимы), постановив в законе, [[129 об.]] что подарок без письменнаго вида и не объявленного в присудственном месте, не производит обязанности, всем будет предварено злоупотреблениям, дарить будет можно и невозбранно никому,

но злоумышление на щет неосторожного обуздается.

д) Действие правильно заключенного договора о подарении имеет то же действие на дарителя, как всякой другой договор,


а О различии имения наследственного и благоприобретенного мы говорили в другом месте.

236

но ручательства за подаренную вещь не может быть так, как за проданную.

е) Подарок бывает двоякой. Если подарок бывает награждение за похвальное деяние или за сделанную услугу, но не был [[130]] определен заранее, то его назвать можно подарком награждения, ибо если бы за деяние или услугу определен был заранее, то он был бы в роде договоров тягостных. Если же подарок есть плод щедроты, то называют подарок просто.

ж) Поелику сей договор не обоюдную производит обязанность, но с одной только стороны, поелику он всегда имеет предметом благотворение, то не могут ли быть случаи, в которые сила ее умалится и даритель может уничтожить договор и потребовать данное назад.

В точном смысле нельзя, ибо совершенной договор производит совершенную обязанность. Но если бы случилось: 1-е) что [[130 об.]] даритель от подарка своего пришел в скорое разорение или 2-е) если бы подарок был выше меры, например, выше положенной в законе части, или 3-е) если бы кто, подарив уже много, подарил бы остальное свое имение, 4-е) или если бы кто, подарив имение, сам лишился бы всего и не имел бы пропитания, 5-е) или когда даритель имение подарил, а потом откроется неоплатимой долг или начет, 6-е) или если кто бездетен будучи подарит имение, а потом приживет детей, которые не могут иметь пропитания, 7-е) или если приемлющий или получивший [[131]] подарок будет явно не благодарен (зане воздаяние за дар не иное быть может как благодарность), то не вправе ли даритель потребовать подаренного?

Если бы точное право то и отрицало, но справедливость требует, чтобы подаренное было возвращено дарителю, ибо подарок или не сходствует с намерением дарителя, или не сходствует с намерением общежития.

Один кажется случай может иметь из того изъятие и подарок должен остаться тому, кто оной получил. Если подарок был воздаяние за похвальное какое либо деяние или за оказанную [[131 об.]] важную услугу, то тогда возврату оному быть не должно; потому что 1 действие похвальное предшло подарку, 2 что оно само по себе награждения достойно; что услуга 1 предшла подарку, 2 что она сама по себе есть уже род воздаяния за подаренное. А если она такова, что ею спасено например жизнь,

237

честь или тому подобное дарителя, то неблагодарность будет со стороны дарителя, если он потребует подаренное. а  [[132]]

И так если обязанность дать определенна, то она есть долг; если же не определенна, то уважение (или подарок в виде уважения), и хотя о ней не может быть ни законного ни судейского постановления (как то приданое), но если уже дано (как то подарки свадебные), то неможно о том судить по правилам подарков.

Но хотя бы давать и не было обязанности, то сей договор есть договор тягостной или обоюдной, если тот, которой дает, положил условием достижение какой либо цели в свою пользу. Если же только часть данного произведет достижение цели, то подарок будет условной. [[132 об.]]

Если предполагаемая цель будет в пользу получающего, то хотя сие и есть подарок для назначенной цели, но по существу своему он есть подарок просто. Когда же нет обязанности дать, ниже давая нет предположенного намерения, для чего дается, то сие будет истинная щедрота хотя бы подарок и был награждение за оказанную услугу. Klein. [[136]]

О ПРИОБРЕТЕНИИ ИМЕНИЯ, ПРОИСХОДЯЩЕМ ОТ РАСПОРЯЖЕНИЙ НА СЛУЧАЙ СМЕРТИ

Завещание или духовная

Власть, которую человек имеет над вещию, продолжается до того времяни, доколе он ею распоряжать может. Скончается его способность распоряжать ею, скончается и его над нею власть. Когда человек лишается ума, тогда лишается он власти делать распоряжение над своим имением. Имение отдается в опеку. Но остается еще надежда, что он может возвратиться к разсудку и способности распоряжать тем, что ему принадлежит. Но кто умер, может ли тот распоряжать чем либо и может ли его право над чем либо продолжаться, когда он сам не существует? [[136 об.]]

С сей стороны все завещания, все постановления, которые должны иметь силу по смерти распоряжающего, естественного основания не имеют; следовательно начало свое имеют в законе положительном.


а Не всякая щедрота с одной стороны есть истинное приобретение с другой, например: если что дается даром, но для того, что дать должно, то сие есть истинной долг, ибо назначено было, что дать должно.

238

И так всяк признается, что власть распоряжать имением своим после своея смерти есть то же, что пережить самого себя, что продолжать существо свое за пределы самыя природы, жить по смерти. И кажется, как будто распоряжением таким нарушается распоряжение законов, постановляющих чин наследия и что завещатель испровергает беспредельно и самопроизвольно здание, законом воздвигнутое. [[137]]

С другой стороны дозволение, из закона изтекающее, – делать завещание, не есть ли самый закон и не должно ли оставить что либо на произвол каждого, дабы он сообразовался с превратностями житейскими. Или то вредно, что умирающий последнюю минуту бытия своего ознаменует благодеянием; и ненарушается ли человечество, отнимая у него такую способность?

Что лучше? Чтобы отец распорядил о имении при жизни, как должно ему быть по его смерти, или бояться, что отец забудет свою нежность к одному, будет несправедлив и даст больше другому? Но разве [[137 об.]] не бывают неистовые дети? Что лучше: чтобы дети старалися угождением своим заслужить благоволение отца, нежели чтобы отец видел детей своих не брегущих о нем, надежны в наследии своем. А тот, кто лишен удовольствия иметь милых сердцу его детей, лишенной властию закона распоряжать (в наставший час его кончины) своим имением, распоряжать в пользу того, кто на время дряхлых и немощных дней истекающей его жизни не жалел о нем своих трудов и рачений, не уязвлен ли будет в сердечных своих чувствованиях, ведая, [[138]] что стяжание его достанется незнаемому какому либо сродственнику, которого он не знает даже имяни, не будет ли чрез то он лишен всех вспомоществований при кончине своей, когда бы надежда приобретения сделала чужого ему приближным. Правда, что корыстолюбие будет причина наемного сего удовольствия; но! сколь лестно, сколь приятно теряющему надежду видеть себя ласкаема, видеть хотя образ любви. Гнусность чувствования такового останется тому, кто принимает на себя оного личину, но польза от него произтекшая была вся тому, кто ее ощутил.

Вот то короткими словами, что можно сказать в опровержение [[138 об.]] и в защищение завещаний и договоров на случай смерти.

В постановлении закона, если не будет настоять нужда следовать причинам политическим, то всегда лучше следовать причинам гражданским, которые предъупреждают вражды

239

семейственныя, питают дружелюбие и соблюдают благоустройства общества гораздо надежнее, нежели причины политические, зане побуждения к оным суть больше внешны, а не существенны.

И так оставим утешение видящему изнеможение своих сил сделать удовлетворение своим чувствованиям; [[139]] оставим желающему на случай смерти сделать о имении своем распоряжение; оставим родителям распоряжать так сказать чувствованиями душ детей своих и делить им свою нежность, оставим нежности родителей быть правосудным к детям своим в разделении им своего наследия. Но дадим ограждение злоумышлеииям и обманам, которые могут вынудить волю завещателя, направим ее на путь благий, дабы она не могла заблуждать чрез меру. Чрез меру, – зане какой закон мог предохранить все заблуждения разума, все устранения с пути честности.

а) О чем можно делать завещания? б) Кто [[139 об.]] может оные делать? в) Кто может иметь по завещанию? г) Как должно делать завещания? д) Какое должно быть оных исполнение? е) Какое их действие? ж) Какое их может быть истолкование? з) Кто может быть их исполнитель? и) Как их можно уничтожить? i) Как их можно подкрепить? Все сии вопросы должны решение находить в законе.

Если дозволено будет делать завещания, то предмет их может быть все то, на что завещатель имеет право собственности. Российские законоположения в предметах завещаний делают [[140]] различие, основанное на различии имения, которое закон между ими постановляет.

О имении благоприобретенном завещать можно по своему произволению и делать с ним все, что хозяин оного заблагоразсудит. О имении же родовом можно завещать только в пользу тех, которые одного с завещателем рода; и хотя имение родовое может всяк продать и заложить, но подарить его не можно так, как имение благоприобретенное. Наше намерение есть показать несущность сего в законе разного о имениях понятия, и что различие таковое более производит в гражданских [[140 об.]] постановлениях затруднений, нежели пользы частной или общественной.

Одно название имения благоприобретенного и родового есть довольное изъяснение оных существенности. Одно нажитое тем, кто имения имеет собственность, другое наследство. Какая в том польза в политическом смысле, или какая польза гражданская, что закон сии два рода имений различает в их прехождениях; и

240

может ли закон сохранить им тот характер или вид, которой он им дал своим постановлением. [[141]]

Когда еще в России существовали учреждения поместные, когда земли давались гражданам для того, чтобы они отправляли за владение ими воинскую службу; тогда сохранение родовых имений имело достаточную причину. Я не войду в розыскание различия, бывшего менаду поместья и вотчины; но оно сюда не принадлежит. Когда узаконено было в России право перворождения, тогда соблюдение имения в одном роде имело причину политическую, и все распоряжения о имениях должны были ей быть подчиненны. Но ныне, когда нет поместей, когда различие между вотчины [[141 об.]] и поместья уничтожено, когда службы военной не отправляют по мере имения, когда право перворождения уничтожено, то какая может быть причина политическая, что бы требовала существования сего в имениях различия и чтобы имения сохранялися всегда в одном роде.

Если кто скажет, что соблюдение имений в одном роде нужно для поддержания родов дворянских, тот конечно не знает табели о рангах, и сколько легко возникнуть может дворянской род, не знает, что всяк имеет право продавать имение [[142]] родовое. Если закон дает над имением вышшей из всех прав отчуждения оного продажу, то ограничения в других постановлениях о имении будут только мнимые, производят частое закону осмеяние, действие закона сделают тщетным и наведут только напрасной труд желающему располагать своим имением.

Я прошу решить следующие случаи и вопросы, до имений сих касающиеся: А получил имение наследственное, например, 1000 десятин земли в Орловской губернии. [[142 об.]] Он, не имея детей, желает их укрепить человеку близкому его сердцу – своей супруге. Закон то запрещает. Он землю продает за 30 000 р., на те же деньги купил в Смоленской губернии 2000 десятин земли. Какое имение его – родовое или приобретенное ? Может ли он его подарить супруге своей или нет? Может конечно. Закон имению не преследует и не может дале преследовать, как до совершенного отчуждения, до продажи. Продажею земля преобразовалась в деньги, а деньги по существу [[143]] своему могут отчуждены быть без явки, без всякого того обряда, которой нужен для удовлетворения об отчуждении.

Следовательно, деньги, полученные за продажу, не суть родовые и еще меньше купленное на них имение. Где же

241

различие между имения родового и благоприобретенного? Давать способ делать действия законов тщетными есть поощрение к осмеянию законов – действие всегда опасное, если законы сами в себе имеют корень их тщетности и причину их ненаблюдений. Лучше закон уничтожить [[143 об.]] вовсе, нежели дать один раз случай утщетить действие его явным образом.

Тот закон о завещаниях будет хорош, которой не будет стеснять делаемые в оных завещателем постановления; тот, которой завещания оградит от подлогов и предупредит будущие о них споры, по возможности удовлетворит всем чувствиям природы, соблюдет справедливость и не будет в противность основаниям общества и добрым нравам.

а) И так о всем том, что есть наша [[144]] собственность, о том можно делать завещание; (или лучше дадим сему распоряжению закона смысл пространнейший) – о всем том, о чем можем изъявить нашу волю, о том можем делать завещание.

Завещать можно: 1-е) кто будет наследник всего завещаемого имения или 2-е) кто будет наследник части в соразмерности всего завещаемого (pars quota), 3-е) или кто получит из имения назначенную часть или что либо имянно.

б) Тот, кто способность имеет сделать распоряжение о имении своем в живых, тот [[144 об.]] может завещание сделать о имении своем на случай смерти. Закон означит все случаи, от чего такая неспособность произойти может, относительно несовершеннолетних, безумных, состоящих под опекою, расточителей или живших в незаконном супружестве или осужденных к наказанию.

в) Тот, кто способен в законе приобретать имение, тому может оное достаться и по завещанию.

В сей статье забыто не будет, могут ли целые общества, [[145]] а паче духовные наследовать по завещанию.

г) Если закон дозволит делать завещании, то нужно в оном определить, как должно оные делать: 1) в отношении лиц, 2) в отношении имения, 3) в отношении формы.

В отношении лиц и имения закон постановит, о чем завещать может: а) тот, кто имеет детей, б) тот, кто их не имеет, в) тот, кто имеет супругу брачную или г) жену безгласного супружества или д) сожительницу, е) и в каких случаях можно завещать о всем имении или о части оного. [[145 об.]]

242

Ограничить в завещании свободу беспредельную требует нравственность. Завещания делают обыкновенно или при истечении жизни, в лета старости, в лета слабого разсудка, или в те минуты, когда завещатель видит пред собою разверстую уже дверь гроба. Сколь легко уловить его чувствования! Сколь легко ухищрение может воспользоваться расположением души изнемогающего, и приняв на малое время личину благонравия, лишить добродетельного его достояния и потом [[146]] восторжествовать нагло. Таковые рассуждения побуждают мыслить, что ограничение в завещаниях нужно и необходимо. Но правила о завещаемом в отношении лиц будут различны. Например: когда завещатель, прожив целой век свой с женою брака благословенного или в супружестве безгласном, но при конце хотя благословенном, имея детей, захочет отдать все имение свое супруге, не должно того возбранять по той причине, что, прожив в семейственном обществе всю жизнь свою и пользуяся имением общим, приобретения их были общие и завещание его будет только следствие благих чувствований целой жизни [[146 об.]] и признательность к той, которая жизнь ево делала щастливою. Сверх того положимся на чувствования матери и доверим ей (когда отец то доверяет), что она сохранит имение для детей своих. В уважение в сем случае закон может принять пользу настоящую только тех детей, которые достигли уже тех лет, в которые можно не требовать согласия родителей своих для вступления в супружество, которые уже в супружество вступили и имеют детей, для них закон определит изъятие. И так закон постановит, что муж, живший с женою многие [[147]] годы, имея детей, может все имение отдать жене своей, но по смерть ее. Если же случатся при смерти его дети старее 25-ти лет, или поступившие в супружество и совершенных лет, тогда они получают каждой свою часть.

Что касается до самого ограничения в завещаниях или до какой степени можно дать в законе об оных дозволение, то, кажется, мы в том не ошибемся, если дозволение завещать ограничено будет на пятую или четвертую долю всего имения завещателя. Если у него нет детей, нет родителей, нет супруги, то никому вреда [[147 об.]] не будет, если он иметь будет волю завещать о всем своем имении. Когда же остаются у него дети, то можно ли чтобы закон сообщник был в жестокосердии отца и дозволил бы ему лишать детей своих наследия. Закон,

243

запрещающий завещать о всем имении, не есть стеснение воли отца чадолюбивого, и я на всех тех ссылаюсь отцов, которые имеют сердце любящее. Следовательно преграда в законе будет тому только, которой в детях своих видит или рабов своея власти или льстецов, алкающих имения. [[148]]

Мы сказали, что можно дозволить завещать о части четвертой, пятой или шестой, но соразмерение сие может быть только тогда, когда у кого остается один наследник, но если их случится двое, трое или больше, то гораздо благоразумнее будет назначить, что завещать можно только о половине того, что достается на часть одного. В таковом расположении больше будет соразмерности и постепенность выйдет следующая:

Положим, что имение завещателя состоит в 100 000 рублей. При двух детях он завещает только о пятой доле, то есть о 20 000 рублях, при трех детях [[148 об.]] он завещает о седьмой доле, то есть о 14 285 рублях 71 с пол. ко. При четырех он завещает от 11 111 рублях 11,1 ко. При пятерых он завещает только о 9090 рублях 41 ко. и так далее.

Говорят, что если сын надежен будет в своем наследии, то не будет уважать своих родителей. Мы на ето скажем и сошлемся на всех тех, которые видели возрастающих своих детей, не родители ли виною, если дети их мало их уважают, если они к ним не имеют почтения. Совершенно они, и они всегда тому виною, исключая некоторые [[149]] только случаи. Но если бы родители столь были не осторожны или нещастливы, что дети потеряют к ним почтение и уважение, то пускай закон оставит им слабое утешение в их нещастии, оставит им власть лишать их наследства, означая ясно причины, для которых может быть такое лишение, дабы не дать воли пустому сумазбродству поступать самовластно. Но чтобы лишить наследства должны существовать важныя причины. а

д) Причина, для чего закон определяет быть завещаниям по известной форме, довольно ощутительна. Не только уважения достойно последнее деяние гражданина, но и то случается часто, что никто не поможет [[149 об.]] удостоверить, чьей рукой завещание подписано. Не должно ли завещания оградить от обманов и подлогов, ибо известно довольно, сколько легко можно


а О причинах лишать наследства будет говорено в статье о власти родителей.

244

завещание подделать. И так в законе определено будет: а) как завещание писать, б) на какой бумаге, в) может ли быть словесное завещание законно и в каких случаях, г) должны ли быть свидетели при завещании, д) кто может быть свидетелем, е) надлежит ли завещание явить в присудственном месте и именно в каком, ж) в какой срок завещания объявлять после смерти завещателя, з) не [[150]] нужно ли назначить время, за сколько пред смертию завещание писать должно, ибо то известно, что часто последние дни умирающего человека бывает беспамятство, и) особые распоряжения конечно нужны на те случаи, когда завещатель есть военнослужащий. Он может быть 1-е) ранен в сражении, 2-е) попасться в плен, 3-е) заключен в крепость в темницу, 4-е) может находиться в осаде, 5-е) или на корабле и прочая. И так форма и обряды завещаний означены будут в законе подробно.

е) Закон, предупреждая распры, возникнуть могущия из гражданских [[150 об.]] завещаний, определит оных действие, как в отношении вступлений в наследство по завещанию, так и в отношении самого завещанного.

В отношении условий или намерений и цели при завещании постановленных.

ж) Закон определяет так же, как должно излагать неясности, в завещаниях случающиеся.

з) Что должны делать исполнители завещаний или душеприкащики.

и) Завещание не есть договор; оно состоит в изъявлении соизволения с одной только стороны, восприятию которого должно быть по смерти завещателя; следовательно [[151]] завещание не может иметь силу закона, как по смерти завещателя. Из сего следует непрекословно, что завещатель доколе жив, то в праве сделанное им завещание отменить и уничтожить, и закон должен ему открыть все возможные к тому пути. Например: если завещатель написанное и утвержденное в присудственном месте завещание возьмет к себе, то оно потеряет свою силу. Если он сделает новое завещание, то первое станет ничтожно.

Да и сам закон, угадывая, так сказать, волю завещателя, уничтожает иногда его постановление, хотя бы он о том и не изъяснился. Например: [[151 об.]] если тот, в пользу кого завещание сделано, причинит завещателю смерть, хотя неумышленно, но от явного небрежения. Если завещатель во время завещания

245

своего не имеет детей, а потом родятся у него дети, и он завещания своего не отменит, то закон предполагает (если завещатель завещания не подтвердит), что намерение его было завещание уничтожить, но что он в том чем либо был воспрепятствован. Но могут быть следующие случаи:

Можно препятствовать в сделании завещания или в законном оного утверждении. Можно утаить завещание. Можно оное вынудить [[152]] в свою пользу обманом или силою; во всех сих случаях уже ли употребивший ухищрение, обман или насилие должен воспользоваться имением?

Завещание получает обязывающую силу для того, в пользу кого оно сделано только тогда, когда сей завещание признает и объявит желание исполнить оного постановления. Объявив сие один раз, он уже невластен от того отступить, должен исполнить завещание; но против воли и доколе тот, в пользу кого завещание сделано, не объявит, что он хочет быть наследник, то завещание обязанности не налагает. [[152 об.]]

Вопрос иногда между законоучителями бывал: можно ли сделать взаимное завещание? Но взаимное завещание есть договор, следственно может произвести обязанность; следует, можно договариваться о наследстве, но если завещатели каждой особо сделает завещание; хотя со взаимною пользою, тогда только есть простое завещание и должно о нем судить по правилам о завещаниях; о договорах же, постановленных на случай смерти, должно судить по правилам договоров, ибо такового договора [[153]] не можно уничтожить так, как завещания, односторонним отрешением; но нужно для такого уничтожения соизволение взаимное. Таковые случаи или договоры о наследстве в российском законоучении неизвестны.


Радищев А.Н. [Проект Гражданского уложения] // А.Н. Радищев. Полное собрание сочинений. М.;Л.: Изд-во Академии Наук СССР, 1938-1952. Т. 3 (1952). С. 171—245.
© Электронная публикация — РВБ, 2005—2019. Версия 2.0 от 25 января 2017 г.