Пожалуйста, прочтите это сообщение.

Обнаружен блокировщик рекламы, препятствующий полной загрузке страницы. 

Реклама — наш единственный источник дохода. Без нее поддержка и развитие сайта невозможны. 

Пожалуйста, добавьте rvb.ru в белый список / список исключений вашего блокировщика рекламы или отключите его. 

 

×


[Проект Гражданского уложения]

Печатается по писарской рукописи, имеющей многочисленные исправления и вставки, сделанные рукой Радищева. Рукопись хранится в Ленинградском отделении Института истории Академии Наук СССР, архив Воронцова, № 861/729, лл. 1 –153. Бумага, на которой написан «Проект», имеет водяной знак 1801 г. На переплете рукописи оттиснуто: «Радищев о законодательстве». «Проект» этот впервые был напечатан в сборнике «А. Н. Радищев. Материалы и исследования» (1936, стр. 86–140).

Этот крупнейший юридический труд Радищева является продолжением предыдущих двух работ 1801–1802 гг. Впрочем, корни «Проекта гражданского уложения», как и всех вообще юридических трудов Радищева, лежат в его правовом творчестве 80-х годов, особенно «Опыте о законодавстве», в той второй книге (части) «Опыта» – «О праве вещественном или о собственности», в которой Радищевым набрасывается важнейший раздел гражданского права. «Проект» остался незаконченным, и имеются все основания полагать, что работа над ним продолжалась до последних дней жизни Радищева.

В 1858 г. содержание «Проекта» изложил младший сын Радищева, его биограф, П. А. Радищев:

«Радищев, помещенный в Комиссию составления законов..., занялся сочинением уложения и уже составил проект гражданского уложения, полагая представить его гр. Петру Васильевичу Завадовскому, председателю Комиссии... Проект гражданского уложения, сочиненный в Петербурге, переписанный набело его рукою [разрядка наша], был вверен Василию Назарьевичу Каразину, удержан им и потерян. Мнения Радищева вообще были таковы: он расходился в убеждениях со Сперанским, написавшим, при издании Свода законов, что Россия не имеет нужды в новых законах, а только нужно привести старые в систематический порядок, и что даже невозможно России дать новое уложение. Радищев, напротив, допускал реформу законодательства, говоря, что невозможно знать, как со временем люди будут управляемы.

Вот его мнения:

1) Все состояния должны быть равны перед законом, а потому и телесное наказание должно отменить.

2) Табель о рангах уничтожить.

3) В уголовных делах – отменить пристрастные допросы, ввести публичное судопроизводство и суд присяжных, иначе не может быть правосудия.

4) Веротерпимость должна быть совершенная и устранено все то, что стесняет свободу совести.

5) Ввести свободу книгопечатания, с ограничениями и ясными постановлениями о степени ответственности.

6) Освободить крепостных господских крестьян, а с тем и прекратить продажу людей в рекруты.

7) Поземельную подать ввести вместо подушной.

8) Установить свободу торговли.

598

9) Отменить строгие законы против ростовщиков и несостоятельных должников: нечто вроде Habeas corpus». («Русский вестник», 1858, декабрь, кн. 2, стр. 422, 424–425).

М. И. Сухомлинов специально обследовал архивы Комиссии и Сената, в результате чего были обнаружены и впервые опубликованы два «особых мнения» Радищева, но никаких следов «Проекта» не нашел. Считая наиболее достоверной биографию Радищева, составленную старшим сыном – Н. А. Радищевым, ни словом не упомянувшим о «Проекте», Сухомлинов высказал решительное сомнение в самом существовании «Проекта».

В. П. Семенников посвятил «Проекту» статью в своей книге о Радищеве (В. П. Семенников. Радищев. Очерки и исследования, 1923. стр. 138–147 и 365–396) и предполагал, судя по примечанию на стр. 375, полностью опубликовать «Проект» «в ближайшем времени», но смерть помешала ему завершить работу. По ошибочному мнению Семенникова, то, что П. А. Радищев называет «Проектом гражданского уложения», правильнее отнести к записке «О законоположении», а отнюдь не к тому «Проекту», который стал известен по работе Семенникова и публикации 1936 г.

Допустимы, однако, и другие объяснения: либо в изложении П. А. Радищева приведены лишь основные моменты проектов Радищева о государственных преобразованиях, почерпнутые из ряда его трудов, либо это – тезисы самостоятельной, пока еще не обнаруженной работы Радищева. Возможно также, что П. А. Радищев имел в виду «Опыт о законодавстве» в дошедшей до нас редакции 80-х годов XVIII в. или в измененном и дополненном в 1801–1802 гг. виде. Нам представляются более правильными вторая и третья гипотезы. Не трудно убедиться, что «Проект» в изложении П. А. Радищева никак не укладывается ни в один из известных нам трудов Радищева 1801–1802 гг. Меньше всего «Проект» в изложении П. А. Радищева оправдывает данное ему этим последним заглавие. Из десяти пунктов (десятый впервые был опубликован в новой редакции труда П. А. Радищева; см. публикацию Н. П. Кашина в «Чтениях в Обществе истории и древностей российских при Московском университете», М., 1912, стр. 22) семь можно отнести к области государственного права и три – уголовного, и, таким образом, ни один из них не имеет никакого отношения к тому, что в науке и в законодательстве принято относить к праву гражданскому.

Необходимо, впрочем, оговориться, что термин «гражданское право» очень многими понимался совершенно иначе. Не только в XVIII, но и в XIX в. среди широких кругов неспециалистов под термином «гражданское право» разумелись не правоотношения по имуществу и семейные, не совокупность частноправовых норм, а «права граждан» в сугубо политическом звучании. Если учесть передовую политическую акцентацию, которую придавали в XIX в. слову «гражданин», станет ясным, что неспециалисту-юристу, каким в полной мере был П. А. Радищев, не трудно было спутать общераспространенное понятие «права граждан» как категорию общественно-политического характера с чисто юридическим значением термина «право гражданское». Отсюда гражданское уложение могло пониматься

599

П. А. Радищевым как нечто вроде «Habeas corpus». Не случайно поэтому «Habeas corpus» прямо указан у П. А. Радищева.

Таким образом, следует признать, что: 1) «Проект» в изложении П. А. Радищева не имеет ничего общего с известной нам редакцией «Проекта» в публикации 1936 г.; 2) П. А. Радищев подразумевал другой труд Радищева, бесспорно излагавший законодательные реформы в смысле «прав граждан».

Перечисленные соображения отнюдь не умаляют крупнейшего общественно-политического значения «Проекта» в изложении П. А. Радищева и того бесспорного факта, что если он в целом не укладывается ни в один из известных нам трудов Радищева, то в каждой из отдельных частей высказанные в ней мысли полностью совпадают с идеями А. Н. Радищева.

Так, показательными представляются пункты 1 и 6 «Проекта», в которых Радищев со всей категоричностью выдвигает требование освобождения крестьян, а также пункт 3 о введении суда присяжных.

«Проект гражданского уложения» остался незаконченным, прерванным смертью Радищева. И то, что до нас дошло, отнюдь не является окончательно обработанной редакцией. Это лишь первоначальный план. Многочисленные примечания, большей частью приписанные рукой Радищева, со ссылками на то, что еще нужно прибавить к такой-то статье и т. д., свидетельствуют, что каждый из разделов и глав еще требовал дополнений, исправлений, уточнений и пр. Этим только и можно объяснить совершенное отсутствие в дошедшей до нас редакции «Проекта» таких институтов гражданского права, как товарищество, наследование по закону и пр., хорошо известных русскому законодательству на пороге XIX в.

«Проект», будучи логическим продолжением «Опыта о законодавстве», записки «О законоположении» и «Проекта для разделения...», является в то же время их идейным продолжением. Радищев остается верным идеям «Путешествия» в таком специфическом труде, каким должен был быть в его время «Проект Гражданского уложения». Свои идейные установки Радищев проводит на конкретном материале институтов гражданского права.

Радищев вносит в свою работу идеи высокой гуманности, требование уничтожения сословных привилегий, принципиальную и последовательную защиту крестьянства, проявляет глубокое проникновение в правосознание народа, а главное, пронизывает все свои рассуждения демократической и революционизирующей доктриной равенства всех перед законом. В. И. Ленин раскрыл значение этой доктрины. Революционизирующая массы идея равенства, писал В. И. Ленин, – «самая революционная идея в борьбе с старым порядком абсолютизма вообще – и с старым крепостническим, крупнопоместным землевладением в особенности» (В. И. Ленин, Сочинения, т. 13, стр. 214). А ведь вся борьба Радищева, продолжавшаяся и в «Проекте Гражданского уложения», направлялась против крепостнического крупно-поместного землевладения.

Составленный на такой идейной основе «Проект» в социально-политических условиях той эпохи был вызовом царскому самодержавию, отразившим революционно-демократические устремления молодого Радищева.

600

Смолянов И.Д. Комментарии: Радищев. [Проект Гражданского уложения] // Радищев А.Н. Полное собрание сочинений. М.;Л.: Изд-во Академии Наук СССР, 1938-1952. Т. 3 (1952). С. 597—600.
© Электронная публикация — РВБ, 2005—2019. Версия 2.0 от 25 января 2017 г.

Loading...
Loading...