4

А. Р. Воронцову

Сиятельнейший граф, милостивой мой государь.

За милостивое вашего сиятельства напоминовение приношу мою наичувствительнейшую благодарность.

Делам человеческим поставлена известная степень, сказал некто, достигнув коея, обращаются вспять. Если можно, не возбуждая смеха, приложить сие на истинне основанное изречение, к ухищрениям прежних таможенных служителей, то на нынешней случай будет оно весьма справедливо.

Отъемля постепенно способы у хищности таможенной к наполнению кармана, положены были повремянно различные ей преграды; между прочим, определение учеников для присмотра за разными должностями почитаю я наилучшим. Переменяяся часто, не могут в большее с купцами вступать знакомство, тем паче, что исправление точное должностей им не вверено, и купец мало имел бы пользы их подкупать. Другое, находяся в своем месте только времянно, стараются хорошим своим поведением и верностию себя отличить, дабы получить место с намерениями иного, или с честолюбием того, а другого и с хищностию сходствующее. Истинна, деяниям человеческим современная – «Злыя

310

намерения бывают побуждением к добрым делам»; и с Гельвецием 1 согласиться должно, в делах полезных обществу, не на намерение смотреть должно, но на сделанную пользу.

Но простите, милостивой государь, что я удалясь от своей материи, зарылся в умствованиях. Иногда ревнование о пользе общественной, иногда нетерпеливость духа [нрзб] в тесной округе деянию, изторгает слова благоразумию несоразмерныя. Но я испытал, что с вами, милостивой государь, то и благоразумно, что истинно, и для того встретившуюся мысль начертать не боюся. Обращусь к начатому.

Все части таможенного правления по возможности вещественной, или правдивее по возможности обстоятельств, от разных и разновидных страстей произходящих, были ограждены от обманов и ухищрения. Часть, вверенная гавенмейстерам, оставалась хитростию их, можно сказать, без особаго присмотра. Следующее приключение, каковые бывали и прежде, дало случай удалить прежних служителей.

Корабль французской, причаливая к таможенной пристани, стал на мели против мытного двора у крепости. Находящийся на оном досмотрщик приметил, что матросы с поспешностию что то делали в их каюте. Вошед в оную, увидел, что из хлебенной бочки вынимают много мелочных товаров и уклали уже частию в стоящую тут корзину. Он, остановя их действие, запечатал корзину и дал знать о том гавенмейстерам, уведомляя их, что крайняя нужда настоит в их присутствии. Но по двукратном призыве они не поехали, и не прежде тронулись с места, как досмотрщик приехал за ними сам. Приехав они на корабль, принуждены были взять к увозу приготовленные товары и внесли их в таможню, рапортуя, что они их конфисковали, умалчивая совсем о досмотрщике. Но сей бедняк прибегнул к г. Далю, дав письменно описание о происшествии. Сие подвигло нас к строгости, а следующее происшествие побудило одного гавенмейстера, или лучше сказать их начальника отрешить. Он досмотрел корабль голландской, который десять дней стоял уже у биржи и ничего не нашел лишняго, будучи угощен корабельщиком. (NB. гавенмейстеры с каждого корабля, приставшаго к таможенной пристани, получают в общую казну от 10 до 20 и 25 р.). Потом пошли двое учеников оной досматривать, и они нашли под парусами семь мешков кофе. Гавенмейстер исключен по сему случаю из таможни; Волков 2 подал челобитную, и остальные намерены

311

то же сделать. И так разрушился и сей союз, стоявший в наше время более четырех лет.

Сия долгая повесть может навлечь вашему сиятельству или скуку или отъять времени, которое на лучшее употребить изволите, и для того ее прерву. Достопамятного опричь хорошаго сбора сего месяца сказать не имею. Говорят, что много товаров идет ныне чрез Васильков. Но взятое в Полоцке подозрение на тамошних таможенников по некоторым обстоятельствам кажется справедливым, хотя упущения никакого не было, или оному предварено. Гейден 3 был тогда на страже для досмотра; и думать должно, чтобы в его бытность сего не случилося. О сем, ваше сиятельство, извещены думаю будете от г. Пассека, 4 которому от казенной палаты представлено.

Надеюся, что скоро иметь буду удовольствие видеть вашего сиятельства в совершенном здесь здоровье, есть с глубочайшим почтением, имею честь называться вашего сиятельства, милостиваго государя моего, покорнейший слуга

Александр Радищев.

31 июля
1784 года

С. Петербург.


Радищев А.Н. Письмо А. Р. Воронцову 31 июля, 1784 г. // А.Н. Радищев. Полное собрание сочинений. М.;Л.: Изд-во Академии Наук СССР, 1938-1952. Т. 3 (1952). С. 309—311.
© Электронная публикация — РВБ, 2005—2019. Версия 2.0 от 25 января 2017 г.

Загрузка...
Loading...
Loading...
Loading...