×  STABLE BNB: Ежедневный доход: 10%


КОММЕНТАРИИ

ОТ РЕДКОЛЛЕГИИ

Полное собрание сочинений М. Ю. Лермонтова в четырех томах, которое подготовлено Пушкинским Домом к 200-летию поэта, основывается, с одной стороны, на тех эдиционных традициях, которые сложились в академических изданиях лермонтовского наследия в XX столетии, но, с другой стороны, расширяет и осовременивает эти традиции и в текстологическом, и в комментаторском плане.

Лермонтовский эдиционный канон сложился в своих основных чертах к середине ХХ века и был зафиксирован в так называемом Большом академическом собрании сочинений (Лермонтов М. Ю. Сочинения: В 6 т. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1954–1957), подготовка которого осуществлялась под руководством Н. Ф. Бельчикова и Б. В. Томашевского. Этот канон не претерпел существенных изменений и через 20 лет, во втором издании так называемого Малого академического собрания (Лермонтов М. Ю. Собрание сочинений: В 4 т. Л.: Наука, 1979–1981), подготовленном коллективом авторов под руководством В. А. Мануйлова: принятые в Большом академическом собрании текстологические решения здесь уже не пересматривались, если за истекший период не были обретены новые источники текста.

Хотя текстологические принципы академических изданий Лермонтова (по отношению к которым нынешнее собрание демонстрирует определенную преемственность) остаются вполне надежными, редколлегия юбилейного собрания пришла к выводу, что сверка основного текста с рукописными и печатными источниками, так же, как проверка и уточнение принятых датировок, учет всех авторитетных и значимых источников текста, безусловно, необходимы. Ограниченный объем и сжатые сроки подготовки издания заставили отказаться от текстологического максимализма: сплошной пересмотр лермонтовских рукописей и авторитетных копий для создания нового, полного и проверенного, свода черновых редакций и вариантов остается сегодня делом неисполнимым. Ждать подобных результатов можно только от нового «большого» академического собрания, планировать которое в современной филологической ситуации было бы безрассудством. В нынешнем же четырехтомнике — в приложениях и в комментариях — печатаются только те из черновых и предварительных редакций, которые составляют определенную художественную целостность, а варианты отдельных строк и слов, за исключением специальных казусов, не воспроизводятся (полный свод вариантов, помещенный в издании 1954–1957 гг., доступен в Интернете).

Сам корпус текстов Лермонтова в основной своей части давно сложился, однако на его периферии назрели некоторые обновления: за десятилетия, прошедшие с последнего академического издания, в научный оборот были введены новые источники, позволяющие включить в корпус несколько неизвестных ранее текстов и пересмотреть статус других с дубиального на основной (и наоборот). Появилась также возможность включить в собрание ряд произведений, не входивших ранее в авторитетные издания по цензурным соображениям. Однако, наряду с дополнениями, лермонтовский корпус постигли и некоторые утраты: ряд поэтических и эпистолярных текстов, которые ранее твердо атрибутировались Лермонтову или, по крайней мере, печатались в разделе Dubia, были исключены из собрания, поскольку было установлено их истинное авторство или возникли серьезные сомнения в достоверности исходных источников.

Частичный пересмотр источников текста повлек за собой определенные коррекции и в сфере подачи текста, и в области датировок. В ряде случаев текст печатается не по тем источникам, которые были выбраны в предыдущих изданиях. При сверке текстов были уточнены многие чтения, изменены некоторые датировки, что повлекло за собой, в частности, и изменение порядка текстов в хронологически организованном корпусе. Наиболее серьезные сдвиги в этом отношении коснулись текстов первого тома: анализ тетрадей Лермонтова и многочисленных копий заставил серьезно пересмотреть хронологию и, следственно, композицию текстов раннего Лермонтова (см. специальную текстологическую преамбулу к комментарию первого тома).

Существенного обновления потребовал комментарий к лермонтовским произведениям. Большое академическое собрание в своей комментаторской части было сконцентрировано на текстологических проблемах (подробные легенды, обоснование датировок, полный свод редакций и вариантов и т. д.). Реальный комментарий сводился к небогатым биографическим деталям и справкам энциклопедического или словарного характера, а историко-литературный, как правило, отсутствовал. Исключение составляли преамбулы к некоторым текстам большой формы (в частности, к «Герою нашего времени»), где давались сведения об основных историко-литературных характеристиках произведения. В четырехтомнике 1979–1981 гг., наоборот, была существенно сокращена текстологическая часть комментария: сняты сведения об источниках текста, сохранены только наиболее важные и обширные варианты, убраны обоснования датировок. В то же время был несколько расширен реальный и историко-литературный комментарий, хотя подача материала была ориентирована на широкого читателя. В реальном комментарии превалировали сведения энциклопедического и пояснительного характера, часть историко-литературной информации также представлялась в недетализированном виде, без ссылок и учета различных мнений, существующих по тому или другому вопросу в исследовательской литературе; целям популяризации служили и обзорные очерки, сопровождавшие каждый том издания и раскрывающие разные аспекты творческой эволюции Лермонтова.

Составляя комментарий к новому изданию, редколлегия решила отказаться от редукционистского подхода к текстологическим примечаниям. Легенда к текстам Лермонтова дается полностью: точное указание на источник печатаемого текста, на другие автографы и авторитетные копии произведения, точное описание первой публикации, обоснованная датировка, в случае проблем с атрибуцией, датировкой, выбором основного текста — изложение этих проблем.

Историко-литературный комментарий по возможности расширен и уточнен по новым данным, снабжен ссылками на исследовательскую литературу. В необходимых случаях даны указания на принципиальные расхождения в исследовательских позициях. Особое внимание уделено литературным источникам лермонтовской лирики (Т. 1): отмечаются не только случаи прямых переводов и подражаний, но и частные реминисценции и параллели, которые удалось обнаружить и обосновать. При этом — по соображениям объема — тексты-источники приводятся полностью только в самых необходимых случаях.

В реальный комментарий также внесены многочисленные уточнения, но его существенное расширение произведено лишь в томе прозаических произведений. По традиции в комментариях указываются адресаты того или иного лермонтовского текста, хотя во многих случаях (особенно это касается любовной лирики) такие указания, к сожалению, базируются на произвольных умозаключениях исследователей прошлых лет и, как правило, не могут быть подтверждены документально.

По академической традиции в комментарии практически отсутствует интерпретационная и оценочная составляющая. Однако комментарий к каждому тексту, помимо тех или иных примечаний, снабжен дополнительным списком литературы, так что при желании читатель может самостоятельно ознакомиться с основными оценками, разборами и толкованиями того или иного произведения. В конце каждого тома приводится полный библиографический список цитируемой и рекомендуемой литературы. Эта новация, нетипичная для академических комментариев, подсказана успешным опытом «Лермонтовской энциклопедии» (М., 1981).

В то же время в данном издании решено было отказаться от обзорных очерков к каждому тому, ибо подобные тексты популяризаторского и оценочного характера очень быстро теряют научную актуальность. Настоящее собрание предваряется единственной обзорной статьей, принадлежащей перу Вадима Эразмовича Вацуро (1935–2000). Печатая это строгое и емкое предисловие, мы отдаем дань памяти замечательному исследователю, без трудов которого немыслимо современное лермонтоведение.

В своей фактографической части комментарий опирается на исследовательскую и справочную литературу, в том числе новейшую, а также на комментарии в предшествующих научных изданиях Лермонтова. Это, прежде всего, собрание сочинений в 5-ти томах, вышедшее под редакцией Б. М. Эйхенбаума в издательстве «Academia» (1935–1937), и вышеупомянутые Большое и Малое академические собрания сочинений, вышедшие под грифом Пушкинского Дома (Лермонтов 1954–1957 и Лермонтов 1979–1981). Регулярно учитывались и материалы «Лермонтовской энциклопедии» (М., 1981). Библиографическая часть комментария основывается в значительной степени на картотеках Лермонтовского кабинета ИРЛИ РАН, а также на библиографических справочниках, вышедших под эгидой Института.

* * *

Тексты Лермонтова в настоящем издании печатаются по правилам современной орфографии, но с сохранением маркированных особенностей источника. Отдельно следует оговорить режим употребления прописных букв: в 1830–1840-х годах с прописной буквы писались не только имена собственные, но и многие слова сакральной семантики (относящиеся к религии или к царствующему дому), названия народов и племен (Чеченец, Русский), многие абстрактные понятия (Природа, Литература), и т. п. При этом употребление прописных могло колебаться от издания к изданию и даже от текста к тексту. В настоящем издании прописные буквы, кроме позиции после точки, сохраняются только при написании понятий сугубо религиозного значения и только в тех случаях, когда они зафиксированы в источнике, по которому воспроизводится текст.

Пунктуация также приближена к современной, за исключением тех случаев, когда необходимо сохранение синтаксических и интонационных особенностей источника.

Специальной оговорки требует вопрос о подаче нецензурной лексики. Первоначально редколлегия планировала ввести в собрание все обсценные тексты Лермонтова в их полном виде. Однако, по независящим от нас обстоятельствам, реализовать эти намерения оказалось невозможным: сами тексты включены в собрание, но нецензурная лексика (основные матерные корни) и наиболее грубые порнографические сцены вырезаны и обозначены знаком купюры (< >, по числу слов и строк). Мы надеемся в дальнейшем выпустить корпус лермонтовской обсценики без цензурных купюр — в качестве отдельного малотиражного приложения к настоящему собранию.

При передаче текста в настоящем издании используются следующие обозначения:

Курсивом передаются фрагменты текстов, выделенные в источнике подчеркиванием. Курсив в примечаниях обозначает выделенное комментатором.

< > — В угловые скобки заключаются слова, пропущенные в источнике, части недописанных слов, пропущенные буквы, восстанавливаемые по смыслу. В угловые скобки также заключаются редакторские названия произведений, то есть отсутствующие в источнике текста, но либо достоверно восстанавливаемые на основании документальной информации, либо закрепившиеся в результате длительной эдиционной традиции (все такие случаи оговариваются в комментарии).

<не дописано>, <нрзб> — В угловые скобки заключаются пометы редактора, обозначающие незаконченность или неразборчивость текста.

<?> — В угловые скобки заключается знак вопроса в тех случаях, когда чтение текста вызывает сомнение.

<1830–1832> — В угловые скобки заключаются датировки текстов (точные даты или интервалы дат), установленные редактором. Авторские даты передаются без скобок. Даты со знаком вопроса <1830 ?> обозначают предположительные датировки, в тех случаях, когда установление точной даты невозможно.

<...> — Тремя точками в угловых скобках передается знак купюры.

[ ] — В квадратные скобки заключаются вычеркнутые фрагменты текста.

При оформлении библиографических ссылок в тексте комментария установлена система сокращений (сигл), включающая фамилию автора(ов), год(ы) издания, том и страницу(ы) публикации (если характер ссылки не требует указания на конкретные страницы, сигла состоит только из первых двух элементов). Римскими цифрами обозначается номер тома, арабскими — страницы. В конце каждого тома приложен библиографический список, в котором дается полное описание цитируемых изданий и раскрываются основные сокращения.

Переводы иноязычных текстов помещены в комментариях, посвященных данному прозведению. Изолированные лексемы из числа наиболее распространенных, а также собственные имена и топонимы, как правило, не переводятся.

Все тексты собрания печатаются в сплошной нумерации (кроме писем к Лермонтову). Перекрестные ссылки внутри собрания даются с указанием тома и номера, а если текст под одним номером занимает несколько страниц, то и страницы: например, Т. 1. № 316; или Т. 4. С. 187. Ссылки внутри тома оформляются без указания номера тома: с. 405 или № 519).

* * *

Редколлегия пользуется случаем поблагодарить участников проекта и добровольных помощников, которые присоединились к нашей работе.

Прежде всего, благодарим тех сотрудников, которые осуществляли текстологическую подготовку лермонтовского корпуса, проверяли факты, редактировали и дополняли комментарий, — А. С. Бодрову, Е. А. Глуховскую, Н. Л. Дмитриеву, Н. А. Дроздова, Н. И. Коваленко, И. Д. Опарину и С. А. Степину. Специальные благодарности приносим тем, кто отвечал за библиографическое обеспечение проекта, — М. Д. Андриановой, Н. С. Беляеву, К. С. Овериной, Т. С. Соколовой и Т. А. Тачковой.

Приносим свои благодарности рецензентам нашего издания, высказавшим немалое количество полезнейших замечаний: Н. Н. Акимовой (Ин-т им. Репина), Е. И. Анненковой (РГПУ), М. Н. Виролайнен (ИРЛИ), А. А. Карпову (СПбГУ), Е. О. Ларионовой (ИРЛИ).

За постоянные научные консультации выражаем признательность Л. Г. Агамалян (Лит. музей ИРЛИ), А. Б. Блюмбауму (ЕУ СПб.), Е. Н. Грачевой (гимназия № 610, СПб.), А. А. Добрицыну (Université de Lausanne), А. А. Долинину (University of Wisconsin-Madison), Е. В. Кардаш (ИРЛИ), Ю. Р. Клочковой, А. А. Костину (ИРЛИ), Н. Н. Мазур (ЕУ СПб.), В. А Мильчиной (ИВГИ РГГУ), и многим другим, кто не отказывал нам в совете и помощи.

За благожелательное содействие искренне благодарим также сотрудников архивов, где хранятся лермонтовские рукописи: РО ИРЛИ, РГАЛИ, НИОР РГБ, ОР РНБ, ОПИ ГИМ, ОРФ ГЛМ. Отдельное спасибо Е. М. Варенцовой (ОРФ ГЛМ), Т. М. Горяевой (РГАЛИ), Т. И. Краснобородько (РО ИРЛИ), Н. А. Стрижковой (РГАЛИ), Л. А. Шевцовой (НИОР РГБ).

За финансовую и организационную поддержку проекта редколлегия признательна руководству Российского гуманитарного научного фонда, в особенности В. Н. Фридлянову и В. Н. Захарову, чье взыскательное и внимательное отношение к проекту способствовало его успешному выполнению.


М. Ю. Лермонтов. Полное собрание сочинений в 4 томах. Т. 1. Стихотворения 1828–1841 гг. 2-е, электронное издание, исправленное и дополненное.
© Электронная публикация — РВБ, 2020—2022. Версия 2.0 от 10 февраля 2022 г.