Сказка о царевне Ясносвете

(С. 345)

Печатается по автографу ГЦТМ.

Впервые опубликовано и включено в собрание сочинений: ПССт 1927, с. 408–412.

Автограф, с правкой Некрасова и подписью: «Н. А. П-р-п-ский» (т. е. Н. А. Перепельский — псевдоним Некрасова), — ГЦТМ, ф. 187, ед. хр. 229166.

В 1840 г. Некрасов много работал по заказам книгопродавца В. П. Полякова (см. на с. 669–670 наст. тома, комментарий к сказке «Баба-Яга, Костяная нога»). Библиофил П. А. Картавов разыскал автограф «Сказки о царевне Ясносвете» в бумагах этого книгопродавца (см.: Литературный архив, издаваемый П. А. Картавовым. СПб., 1902, с. 22). «Сказка о царевне Ясносвете» является более самостоятельным и зрелым произведением, чем «Баба-Яга», и потому предположительно датируется концом 1840 г.

К. И. Чуковский получил от П. А. Картавова сведения, «что сказка Некрасова была сдана в типографию и не вышла из печати

672

по не зависящим от автора причинам,» (ПСС, т. I, с. 601). Вполне возможно, что эти причины были цензурные. Сказка обладала определенной политической остротой; В. Е. Евгеньев-Максимов справедливо заметил, что цари и царевичи изображены в ней в карикатурном виде, как «плаксы и дурни» (Евгеньев-Максимов В. Жизнь и деятельность Н. А. Некрасова, т. I. М. — Л., 1947, с. 246). Однако утверждение исследователя, что над рукописью сказки «сильно поработал красный карандаш цензора Евстафия Ольдекопа» (Евгеньев-Максимов В. Н. А. Некрасов в борьбе с цензурой. — В кн.: Творчество Некрасова. Труды Моск. ин-та истории, философии и литературы, т. III. М., 1939, с. 36), несправедливо: все вычерки и поправки в автографе сделаны не красным карандашом, а коричневыми чернилами и, видимо, не цензором, а самим автором (может быть, отчасти в порядке автоцензуры). Зачеркнув первоначальное заглавие сказки: «Сказка о том, как царь Елисей хотел женить сына на луне, взять в приданое небо и двинуть рать на солнце, как всё это не удалось и как царь Пантелей поправил и кончил дело благополучно», Некрасов надписал: «Сказка о царевне Ясносвете». Мы принимаем этот последний авторский вариант заглавия, так как первоначальный вариант мог быть забракован самим автором из-за громоздкости и цензурный характер этой правки не доказан.

Мнение В. Е. Евгеньева-Максимова, что сказка «ориентируется некоторыми сторонами своего содержания и стиля на „Конька-горбунка“ Ершова» (Евгеньев-Максимов В. Жизнь и деятельность Н. А. Некрасова, т. I, с. 245), вполне обосновано и подтверждается, в частности, упоминанием «Ивана» и «коня-горбатки» уже в начале ее (ст. 21). Однако и по фабуле, и по системе образов персонажей «Сказка о царевне Ясносвете» далека от сказки Ершова. Вместе с тем в «Сказке о царевне Ясносвете» встречаются (см., например, ст. 421–422) и реминисценции из «Сказки о царе Салтане» Пушкина.

С т. 9. Как Руслан с Бовой сражался… — Еруслан (Руслан) Лазаревич и Бова-королевич — богатыри, герои волшебных русских повестей XVII в.; повести о Еруслане и Бове распространились в лубочных изданиях XVIII–XIX вв.

С т. 74. С виду был другой Полкан… — Полкан — великан из повести о Бове-королевиче.

С т. 381. К нам царевич из чарморя… — Смысл последнего слова не вполне ясен. Корень «чар» в различных местных говорах ассоциируется с горами, обрывами и т. п. (см.: Мурзаев Э. М., Мурзаева В. Г. Словарь местных географических терминов. М., 1959, с. 248). В этом случае «из чарморя» может быть понято как «из-за гор, из-за моря».


Н.А. Некрасов. Сказка о царевне Ясносвете (Комментарии) // Некрасов Н.А. Полное собрание сочинений в 15 томах. Л.: «Наука», 1981. Т. 1. С. 672-673.
© Электронная публикация — РВБ, 2018-2020. Версия 0.1 от 10 декабря 2018 г.