Признания труженика

(С. 132)

Ранняя редакция (по сборнику «Для легкого чтения») [1]
Труженик
Признание новейшего Фальстафа
Те, которых часто я встречаю
В час, когда по Невскому гуляю, [2]

[1] В подстрочных сносках приводятся варианты С,

[2] В час, как по Кузнецкому гуляю,

501
По моей громадной толщине
Заключают ложно обо мне.
Помню, раз четыре господина
Говорили: «Вот идет скотина! [1]
Видно, нет заботы никакой —
С каждым годом прет его горой!»
Ах, когда б я был благополучен
10Вполовину только, [2] сколько тучен,
Ничего бы в жизни не хотел…
Но, увы! ужасен мой удел…
Я тружусь, я мучусь через силу
И сойду безвременно в могилу,
А за что?.. Я кроткий человек,
Я собаки в жизни не посек!
Всякий в мире чем-нибудь тщеславен:
Тот гордится тем, что он забавен;
А другой, что мрачен как чума,—
20Мрачность есть подобие ума! [3]
Тот богат, тот беспредельно беден…
Я горжуся тем, что я безвреден
Так хранит непроходимый бор
Никому не вредный мухомор
В глубине своей… Мое наследство
Получив чуть-чуть не с малолетства,
Стал я жить, как говорится, всласть,
Не учась ни занимать, ни красть!
Я не плут, не честный спекулятор,
30Не крючок и даже не плантатор.

[1] Говорили: «Вот идет… детина!

[2] столько,

[3] Устает под бременем ума!

502
Не люблю тартюфов и ханжей,
Презираю снобсов и хлыщей.
(Неспособный к внешнему эффекту)
Не брожу по Невскому проспекту
При коварном свете фонарей.
(По причине тучности моей)
Предаваясь благородной лени,
Не пишу снотворных сочинений. [1]
Не служа, к отличию дорог
40Никому я перебить не мог.
Ни умом, особенно блестящим,
Ни богатством, по свету гремящим,
Ни азартом рук или речей —
Я ничем не оскорбил людей,—
Самому не быть бы только битым
Да владеть хорошим аппетитом
Я хочу. Но не дает господь!
Извожу я собственную плоть.
Для поддержки сил ослабших нужен
50Мне обед достаточный и ужин,
И чтоб к ним себя приготовлять,
Должен я гулять, гулять, гулять!
Чуть проснусь, кувшинчик выпью квасу,
«Одевай!» — тотчас кричу Протасу.
(Адски глуп и копотлив Протас:
Одевает часто целый час.
Да зато повязывать мне шею
Допускать его я не робею:

[1] Ст. 31–38 отсутствуют.

503
Предан мне — и хоть совсем не франт,
60Мастерски устраивает бант.
Честь ему!.. тем более, что кос он…)
Наконец одет я и причесан…
Палку в руки, шляпу набекрень —
И пошли мученья на весь день…
Как пройду я первые ступени,
Подогнутся, задрожат колени;
А как вовсе с лестницы сойду,
Кажется, как будто я в аду:
Тут одно желанье и старанье —
70Как-нибудь перевести дыханье;
Стукотня ужасная в висках,
Пот на лбу и слезы на глазах,
Словно кто свистит и дует в ухо,
И как волны в бурю ходит брюхо!..
Отошедши несколько шагов,
Я совсем разбит и нездоров;
Сел бы в грязь, так жутко и так тяжко,
Да грозит чудовище Кондрашка
И твердит, как Вечному Жиду,
80Всё: «Иди, иди, иди!..» Иду…
Из коляски высунется дама
И в лицо мне засмеется прямо,
Крикнет мальчик с хохотом: «Ура!
Посмотрите: катится гора!..»
(А дурак [1] лакей, за мной идущий,
Вдруг икнет и захохочет пуще.)

[1] старик

504
Тот кричит: «Влеплю в политипаж!» —
И готов уж вынуть карандаш;
А другой своим заметит дамам:
90«Полюбуйтесь сим гиппопотамом!»
Кучера по-своему острят
И — скоты! [1] — друг другу говорят:
«Если б в брюхо и попало дышло,
Чай, насквозь оно бы ведь не вышло!..»
Так, извне насмешками язвим,
Изнутри изжогою палим,
Я бреду… Пальто, бурнусы, шляпки,
Смех мужчин и дам нарядных тряпки,
Экипажи, вывески, друзья —
100Ничего не замечаю я!..
Чуть живой, сердитый и угрюмый,
Я одной весь преисполнен думой:
Как бы время поскорей убить?
И хоть малый голод ощутить?..
То и знай справляюсь я с часами,
Услаждаясь вкусными мечтами
О хороших яствах и о том,
Что дадут сегодня за столом:
С вечера я знаю карту клуба.
110(Вообще моя не дура губа —
Я поесть умею хорошо
И люблю, чтоб было всё свежо…)
Наконец… блаженная минута!..
Скоро пять — бог ведает откуда [2]

[1] смеясь,

[2] Наконец,.. счастливая минута!..

Скоро пять — неведомо откуда

505
Силы вдруг возьмутся… Как зефир,
Я лечу домой, или в трактир,
Или в клуб… Теперь я жив и молод,
Я легок: я ощущаю голод!..
Ах, поверьте! счастие не в том,
120Чтоб блистать возвышенным [1] умом,
Красотой, богатствами и чином,
Наше счастье — в потрохе гусином!
(Может быть, мой вкус немного груб,
Но люблю я с потрохами суп.) [2]
Наше счастье бродит меж холмами
В бурой шкуре, с дюжими рогами!..
Впрочем, мне распространяться лень…
Дней моих хранительная сень,
Здравствуй, клуб!.. Почти еще ребенок,
130В первый раз, и сухощав, и тонок,
По твоим ступеням я всходил;
Ты меня взлелеял и вскормил!
Честь тебе, твоим здоровым блюдам!..
Если кто тебя помянет худом,
Не сердись, не уличай во лжи:
На меня безмолвно укажи!
Друг людей, кормилец и защита!
Сколько раз, как ветер выл сердито, [3]
Думал я, дремля у огонька:
140«Жизнь моя приятна и легка.

[1] чинами и

[2] Ст. 121–124 отсутствуют.

[3] Уголок спокойный и отрадный!

Сколько раз, в час бури беспощадной,

506
Кто-нибудь теперь от стужи стонет,
Кто-нибудь в сердитом море тонет,
Кто-нибудь дрожит… а надо мной
Ветерок не пролетит сквозной…
Скольких ты призрел и успокоил
И в объеме, как меня, удвоил! [1]
Для какого множества людей
Заменил семейство и друзей!..»
Впрочем, время начинать нагрузку,
150Нападаю рьяно на закуску.
О, мои заклятые враги —
Ветчина, копченые сиги,
Балыки, икорка и селедки!..
Съел всего, два раза выпил водки…
А!!!! несут уху из стерлядей…
Ну, теперь, желудок мой, — смелей!
Предстоит тебе — не ужасайся! —
«Натиск лют и гнет велик», — раздайся!
За жабо салфетку я заткнул,
160Рукава у фрака отвернул
И засел! Я не даю потачки
Ни ухе, ни жирной кулебячке;
А десяток малых пирожков
Сам собой проскочит меж зубов…
Чу!!! явилось блюдо солонины —
Разгорелись очи соколины!
Вместе с ним — приятель мой ростбиф —.
Весь в гарнире… не ростбиф, а миф!

[1] утроил!

507
Я грибом чуть-чуть не подавился,
170Да сосед, спасибо, умудрился:
Тумака такого дал, что гриб
Вылетел и к потолку прилип!
(Кто из нас не рад сердечно другу
Оказать подобную услугу?..
Но не всякий на руку легок,
Берегите шейный позвонок…)
Караси в сметане очень вкусны,
Да от них бывают мысли грустны:
Съел всего полдюжины… Легюм?
180Не хочу!.. Боюсь холерных дум…
Я и так не спал намедни ночку…
Лучше съем пока телячью почку —
А меж тем жаркое подадут…
Вот оно… О поваришка плут!
Не гуська и не индюшку с рисом —
Дал дроздов: есть нечего и крысам!..
Но свое, однако ж, я навел:
Девятнадцать дроздиков уплел!..
В заключенье съел и [1] форму крему,
190Приподнять велел себя Ефрему,
Выпил чашку кофе и спросил
Коньяку — для оживленья [2] сил…
К сожаленью, счастие непрочно.
За столом блаженствовал я, точно,
Да потом… ну, много ли поел?..
Как тюлень морской отяжелел!

[1] я

[2] освеженья

508
Начались ужасные отрыжки,
Словно ел сырые кочерыжки; [1]
На желудке чувствовал бревно,
200И на фраке лопнуло сукно:
Пуговица звонко отскочила
И слегка кому-то глаз подбила.
(Извинился вяло и с трудом —
Было лень ворочать языком.)
Отпиваясь разными водами,
Всех пугал кровавыми глазами;
Так дышал, что лампу погасил
И по всей бильярдной начадил;
Так храпел, уснувши на минутку,
210Что весь клуб обидел не на шутку…
И притом случился кошемар.
Закричав: «Пожар! пожар! пожар!» —
Я вскочил: вертится пред глазами [2]
Красный жук с огромными усами,
И корова с голубым хвостом
Раскаленным дразнит языком
И мычит: «Давай скорее душу!» [3]
Я в ответ: «Погибну, а не струшу!..
Хоть всего в былинку иссуши…
220Дура ты! нет у меня души!..» [4]

[1] Перешла обеденная живость

В беспокойство, тупость и сонливость;

[2] Я кричал: «Пожар! пожар! пожар!» —

Чудилось: вертится пред глазами

[3] Бес твердит: «Давай скорее душу!»

[4] Ты дурак: нет у меня души!..»

509
Тут меня соседи окружили
И водой холодной окатили.
Слышу толки: «Видно, паралич!»
— С кем? когда? — «Увы, Фома Фомич
— Так его Кондрат-таки прихлопнул?
«Я дивлюсь, как он давно не лопнул…»
— Ни один обжора-камчадал
Вполовину столько не съедал…
«Вот теперь обрадуется повар!..»
230Слушая сей неприличный говор,
Я слегка потрогал каждый член:
Никаких не видно перемен,
Лишь чуть-чуть подергивает брови,
Глаз ведет… пустой приливчик крови! [1]
Я взглянул — весь клуб передо мной:
Тот качает грустно головой,
Тот глаза лазоревые [2] пялит,
Тот, под видом состраданья, жалит,
Тот зовет товарищей играть:
240«Что напрасно время нам терять?
Никому нет нового нимало:
Протянулся дюжий объедало!,.»
(Таково участие людей — В том числе и преданных друзей.)
Наконец я с мыслями собрался [3]
II вперед есть менее поклялся…

[1] И глаза… пустой приливчик крови!

[2] без разговоров

[3] (Таково участие людей) —

Сам себе сказал я: «Не робей!»

Постепенно с мыслями собрался

510
Но я слаб, я человек… увы!
Привезли белугу из Москвы, [1]
И рассудок был обезоружен,
250Сокрушил я самый плотный ужин, [2]
И ведь что ж? Всё сняло как рукой!..
С той поры обычной чередой
Ем обеды, ужины, закуски.
Каждый год мне панталоны узки. [3]
Ничего! В последние года
Изобрел я средство, господа,
Улучшать домашних птиц породу.
Целый день в дождливую погоду
Провожу средь уток и гусей,
260Как отец среди своих детей. [4]
Глупые, но добрые творенья!
Довожу я их до ожиренья
И потом съедаю… Жил бы всласть,
Да гулянье — вот моя напасть!..
Рад не рад — идешь, как до прогулки
В рот нейдет кусочек малый булки,
Да вопрос: ходить-то каково?..
Верьте мне: нет хуже ничего!
Я тружусь, потею через силу
270И сойду безвременно в могилу…

[1] Но я слаб, — заметить вы могли, — По чугунке устриц привезли,

[2] Сокрушил я надлежащий ужин,

[3] Сертуки мне ежегодно узки —

[4] Утучнять домашних птиц породу.

Каждый день в дождливую погоду

Захожу в свободные часы

Индюков прикинуть на весы.

511
А за что? Я кроткий человек,
Я собаки в жизни не посек.
Потому — столь тяжкое несчастье,
Смею думать, вызовет участье,
Пусть узнает публика, что тот,
Кто счастливцем по виду слывет,
Далеко не так благополучен,
Как румян и шаровидно тучен.

Н.А. Некрасов. Признания труженика (Варианты) // Некрасов Н.А. Полное собрание сочинений в 15 томах. Л.: «Наука», 1981. Т. 1. С. 501–512.
© Электронная публикация — РВБ, 2018-2019. Версия 0.1 от 10 декабря 2018 г.