Из поэмы «Мать»

(С. 251)

Первоначальные наброски ИРЛИ

Увижу ли уединенный сад, [1]
Вновь, молодость моя, ты предо мною,
Листы дерев уныло так шумят,[2]
И мать моя с поникшей головою,
Задумчива, болезненно бледна
С платком в руках, обмоченным слезами,
Дорожкой крайней тихими шагами [3]
Проходит молча. Тяжкий-тяжкий вздох,
За ним другой… Там шепот: боже! боже!
Там робкий стон; потом опять всё то же —
До вечера…
О мать моя! о чем же ты грустила!
Не понимал, не думал я о том.
Я помню, ты порою подходила
Ко мне и за руку меня брала.
Но ты напрасно грустными глазами
В мои смотрела детские глаза.
Нет!.. не было сочувствия меж нами,
Моей руки не жгла твоя слеза.
И от моей бессмысленной тоски
Тебе не становилось легче. Отходила,
Качая грустно головой, ты от меня,

[1] Увижу [ль женщину с слезами на глазах]

[2] Листы дерев [задумчиво] шумят

[3] [<нрзб>]

507
И вновь одна задумчиво бродила
Одна! одна!
О чем?.. не понимал тогда я… Но теперь, [1]
Когда настанет вечер длинный, длин<ный>
Томящий вечер осени суровой,
Вновь предо мной ты, молодость моя,
И вижу я себя опять [2] в столовой
Большой и темной… Свечкою одною
Освещена… Я у печки греюсь,[3]
А за столом родитель мой сидит,
Вернувшись с поля, скучный и голодный
И с доезжачим Сенькой [4] говорит
О зайцах, о собаках… Пре[5]
Как Змейку переехали телегой
И как всё в тот же злополучный день
Чертополох, кобель лилово-пегий,
Расшиб крестец, ударившись об ель.
И грустным столь событием смущен
На миг, вздохнув, задумывался он…
Но взор его с любовью обращался
На Кару… и он вмиг развесел<ялся>
Что Карушка? что дура?.. А небось
Кусочка хочешь? А зачем сегодня
Ты зайца упустила…[6] Поленилась?..
Что поленилась? Нет же и кусочка?
Не будешь вперед испускать… а не будешь…
Ну-ну… на, дура, ешь
А та [7] хвостом ласкательно виляла
Потом опять он с Сенькой говорил
И Сенька парень дюжий и смышленый

[1] На полях: Он понимал… Но ты

[2] [в большой]

[3] Рядом на полях запись: Две борзых собаки щенки…

[4] [Саш<кой>]

[5] Слово недописано.

[6] Начато: [А?]

[7] [ему]

508
Лишь только раз… о помню! страшный день! [1]
Лихая к утру выпала пороша
Соседи [2] из окрестных деревень
И мой отец все вместе
Уехали… Но ровно через час
Снег повалил
Чай нехорош… и чашку опрокинул
И Аграфену приказал позвать
И ей ему чай сделать. Аг<рафена>
Вдруг отец
Сказал садись и села Аграфена
И нагло посмотрела на нее
На мать мою…
«А!.. Ты еще и рассуждать!» и снова
Удар линейкой…
Что ни единой слезки я не пролил
С тобою вместе, что бессмыслен был
Тот взгл<яд>[3]

Варианты чернового автографа ИРЛИ

1

31–32 а.В душе [давно уж накипали] звуки
И бурей [наполняли] грудь мою
б.В душе кипят рыдающие звуки
И бурей наполняют грудь мою…
34Твою погибель, мать моя! пою…

2

К 187–203 а.[Она подходит в саване]
б.[И вызвал я родную из могилы
Передо мной печальная стоит…
И в памяти моей <нрзб>] [4]

[1] Далее один густо вымаранный стих.

[2] [Отец]

[3] Последние четыре наброска вписаны на полях.

[4] [Но отчего ж мои упали силы]

509
[И вот она явилась из могилы
Измучена, печальна, но жива…
И чувствую, как погасают силы
Безжизненны и холодны слова
Святая тень!.. Я скрежещу [1] и плачу
И от тебя вновь с трепетом бегу
Нет, эту жизни лучшую задачу
Я совершить достойно не могу!..
В ребячестве надменен и упорен
Потом читая Данта и Шекспира
Я узнавал знакомые черты,—
То образы из их живого мира
В моем уме напечатлела ты…]
г.И вызвал я родную из гробницы
Ее осанка, поступь и черты
Как в старом зданьи вспугнутые птицы
В душе проснулись детские мечты
[Остывшие неузнанные годы]

Корректура новой редакции ЦГАЛИ (К)

ПЕСНЬ ПЕРВАЯ

Надо мной
Младая тень уже летала…

А. Пушкин

I

Я отроком покинул отчий дом
(С осьми годов в столицу я стремился)
В шестнадцать лет я жил своим трудом
И между тем урывками учился.
Лет двадцати, с усталой головой,
Ни жив ни мертв (я голодал подолгу),
В родную глушь приехал я… домой!..
Я посетил деревню, нивы, Волгу —

[1] [трепещу]

510

II

Всё те же вы — и нивы, и народ…
И та же всё [1] — река моя родная…
Заметил я новинку: пароход!
Но лишь на миг мелькнула жизнь живая.
Кипела ты [2] зубчатым колесом
А берега дремали кротким сном…[3]

III

а.[Я жду иных тягучих, грозных звуков.
Где шел отец — сегодня сын пройдет,
Но — благ господь не увижу внуков?
Подумал я, припомнив пароход…
Чу! караван! расшивы, коноводки,
И бурлаки сошли с завозной лодки
И поползли на кручу…] [4]
б.Дремало всё: расшивы, коноводки,
Дремал бурлак на дне завозном лодки
Проснется он — и Волга оживет!

IV

а.Наш приход
[Я посетил] и ряд могил
б.Я посетил старинный наш приход
[И ряд могил, где я гулял, играя]
в.Я посетил старинный наш приход
И ряд могил… Подвижница святая
Ты мирно спишь под мраморной плитой
Уж много лет… О мать моя родная!
Но в первый раз я плачу над тобой.
(Я молод был, я жил не размышляя.)

[1] [ты]

[2] Начато: [Еще кипит]

[3] [А берег уже спит. Знаком я с этим сном]

[4] Па полях начато:

[Всё те же вы… Но я уже не тот
Заслышав стон тягучий]
511

V

Я обошел наследственный наш дом [1]
В нем новый пол, в нем новые порядки
Я разобрал хранимые отцом
Твоих работ, твоих бумаг остатки
И над одним задумался письмом:
«Читать иль нет…» [2] То польским, то французским
Порывистым и страстным языком
Исписан лист, с гербом, с бордюром узким

VI

а.[Томим тоской в] заброшенный наш сад
[Я побежал… Он глуше] с каждым годом
б.Я посетил заброшенный наш сад
Он ветренней, угрюмей с каждым годом
В нем семь ключей сверкают и гремят
Вершины лип таинственно шумят.
Я их люблю: под их зеленым сводом
Тиха как ночь и легкая как тень,
Ты, мать моя, бродила каждый день.

VII

Я к ним иду… Чего-то ищут взоры…
«Она, она!» Чуть видны на песке
Ее следы; то медленны, то скоры
Ее шаги… Письмо в ее руке…
«Она, она!» — невольно восклицаю
Бегу, зову!.. Кружится голова…
Чу! тихий плач, чу! шепот! Повторяю
За ней слова, ужасные слова.

VIII

Письмо

Позор! позор! с армейским офицером
Бежать в чужой, недружественный край.
Ни мать твоя, ни сестры, не пеняй,
Ты первая красавица Варшавы.

[1] Я обошел [знакомый с детства] дом

[2] Начато: [Храню его]

512
Родной семьи любимое дитя,
Ты, чьей руки граф К. искал как славы,
Кого князь Р. посватал не шутя.
Ты замужем за северным медведем,
Пиши скорей, пади к ногам отца,
Простил бы он, мы за тобой приедем,
Довольно нам терзала ты сердца.

Наброски на полях корректуры ЦГАЛИ

[Знакома мне их песня гробовая…]
[Я посетил старинный наш приход —
Среди могил, где я гулял играя]

Вариант авторизованной копии ИРЛИ

34Твою борьбу, о мать моя! пою…

Корректура сокращенной редакции ИРЛИ (К)

ЗАТВОРНИЦА

(Сон) [1]

I

Я посетил заброшенный наш сад;
Он всё темней, прохладней с каждым годом,
В нем семь ключей сверкают и гремят,
Вершины лип таинственно шумят.
Я их люблю: под их зеленым сводом
Тиха, как ночь, и легкая, как тень,
Ты, мать моя, бродила каждый [2] день.

II

Я был тогда ребенком; долго, долго
Не думал [3] я, родная, ни о чем.

[1] [Памяти матери]

[2] [в летний]

[3] Начато: [Не понимал]

513
Не ты, не сад, — меня манила Волга,
Я с кручи там катался кубарем.
И лишь зимой, в морозы и метели,
Я помню, мы безвыходно сидели
Сам-друг с тобой в разрушенном дому.
(Угрюмый дом, похожий на тюрьму…)

III

Я проклинал докучные [1] морозы,
Я проклинал томительные дни,
А ты лила неведомые слезы [2]
Я лишь поздней узнал, о чем они.
Плачь, громко плачь!.. Хоть словом укоризны
Бессменный гнет, страданья разреши,[3]
Изгнанница, лишенная отчизны!
Затворница, забытая в глуши!

IV

В другом краю, не менее несчастном,
Но менее суровом, рождена,
На севере, угрюмом и ненастном,
В осьмнадцать [4] лет уж ты была одна.
Тот разлюбил, кому судьбу вручила,
С кем в чуждый край доверчиво пошла,
Уж он не твой, но ты не разлюбила,
Ты разлюбить до гроба не могла…

V

Зовет семья: «Твоей ли вынесть груди
Суровый гнет неволи и зимы,
Где заодно с природой стонут люди?
Вернись скорей — давно простили мы».
Грозит отец: «На горе ты бежала!
Припомнишь нас…» Ты гордо замолчала,
И у тебя ни друга с той поры,
Ни родины, ни брата, ни сестры.

[1] [трескучие]

[2] [В твоих очах я видел часто слезы]

[3] [Измену, гнев, страданье заглуши]

[4] [семнадцать]

514

VI

А новый край? Ты, чистая, святая,
Ты, кроткая, с мечтательным умел,
О, что кругом ты видела, родная!..
Я помню ночь… Казалось, грянул гром:
Играла ты и пела гимн печальный.
Ту песню, вопль души многострадальной,[1]
Твой первенец наследовал потом.

VII

«Несчастна я, обманутая другом,
Но пред тобой, о женщина-раба!
Перед рабом, согнувшимся над плугом,
Моя судьба — завидная судьба.[2]
Несчастна ты, о родина! я знаю —
Весь край в плену, весь трепетом объят,
Но край, где я люблю и умираю,
Тот бедный край — несчастней во сто крат».[3]

VIII

Так пела ты, так плакала, родная,
В своей тюрьме, судьбе не уступая,
Чужим скорбям бессильная помочь,
А над тобой уже висела ночь.
И ничего судьба не уступила —
Ты палача покорством не смягчила,
Ты в сыновьях опоры и друзей
Не дождалась… Мир памяти твоей’

ЭПИЛОГ

Ты умерла — тюрьма освободилась,
И снилось [4] мне — я поселился в пей,
В груди моей чуть слышно сердце билось,
Я разомкнуть не в силах был очей,

[1] [Как ты была подавлена!.. Как гром Гремел рояль, и голос твой печальный Звучал как вопль души многострадальной]

[2] [Я не ропщу: сносна моя судьба]

[3] Твой бедный край [несчастнее] сто крат

[4] [спится]

515
Но [1] ум кипел: с неведомою силой
И не вотще я звал твой образ милый:
Незримо ты витаешь предо мной
И мне поешь с любовью несказанной:
«То не тюрьма, а рай обетованный —
Забвение, желанное тобой».

Наброски на обороте корректуры ИРЛИ

И началась незримая борьба глухая.
Пусть жизнь твоя ничтож<на> как всегда
Влилась в их жизнь
Ты знала жизнь всегда с народной стороны
Бессменный гнет страданья разреши,
Изгнанница, лишенная отчизны!
Затворница, забытая в глуши!
И если я не вышел на дорогу
С ножом в руке, тебе обязан я
Как на небе ни много черных туч
Но если ночь еще не наступила
Всё ж[2] где-нибудь проглянет солнца луч
Но уж одно, что ты им не враждебна
Никому
Взял народ свободу
Твой <нрзб>
<нрзб>
за собой
Ты и <нрзб>
вложила

Вариант Ст 1861

34как в набросках ИРЛИ

[1] [Лишь]

[2] Начато: [Проглянет]

516

Варианты Ст 1869

189–191В ребячестве я сиживал с тобою.
Мне в сумерки мерещится порою
И голос тот мне слышится впотьмах
195–196Потом читала Данта и Шекспира
Я узнавал знакомые черты
199И понял я, где мысль твоя блуждала,

Варианты ПП и ОЗ

124И наконец замерзла — умерла!..
170Так узники стоят у окон каземата
235Но ты была тверда и весела
258…Двадцать лет подвижничества цепи

Разночтение Ст 1879

93И я теперь его возненавидел

Разночтения ПССт 1886 и ПСС

241Весь край в крови, весь заревом объят… (ПССт 1886)
241Весь край в плену, весь заревом объят… (ПСС)
517 518

Н.А. Некрасов. Из поэмы «Мать» (Варианты) // Некрасов Н.А. Полное собрание сочинений в 15 томах. Л.: «Наука», 1981. Т. 4. С. 507-518.
© Электронная публикация — РВБ, 2018-2019. Версия 0.1 от 10 декабря 2018 г.