ПРОБЛЕМА ПЛАЩАНИЦЫ

Статья д-ра наук П. Виньона, профессора биологии
в католическом институте в Париже,
генерального секретаря итальянской и французской
комиссий по вопросам о плащанице.

(Vignon. Le reviue Chretiene de Tudin, ed. Masson Paris, 1938).

В 1902 году журнал ”Le reviue Chr.” перепечатал доклад, который я представил Парижской академии наук по вопросу о замечательном куске ткани, известном под названием ”Св. плащаница”. Эта ткань, хранящаяся в Турине, в Италии, почитается как плащаница Христа. На ней видны два изображения, представляющие переднюю и заднюю стороны человеческого тела. Предполагают, что это отображение тела Христа.

В 1897 году, когда плащаница была сфотографирована впервые, было обнаружено, что свет и тени этих изображений перевернуты, как в негативе. Это побудило меня провести ряд исследований и опытов в сотрудничестве с некоторыми коллегами в Сорбонне. Результаты наших работ подтверждают традиционное мнение относительно происхождения изображения на плащанице.

На основании некоторых исторических документов несколько ученых (и католиков и некатоликов) утверждали, что кровавые контуры были нарисованы приблизительно в середине XIV века. С тех пор было многое выяснено в этом вопросе и для ученых, и для историков. В 1931 году, когда плащаница была выставлена для всеобщего рассмотрения, кавалер Джузеппе Анрие сделал несколько прекрасных фотографий всей плащаницы в целом и всех детальных отображений. Эта работа была произведена в моем присутствии и отчасти по моим указаниям. За те три недели, когда плащаница была выставлена, мы видели ее неоднократно и при различном освещении. Несколько раз нам было позволено к ней прикоснуться.

686

После этого было создано две комиссии: одна в Турине, а другая в Париже для изучения этого вопроса со всех сторон. В 1938 году во время другой трехнедельной выставки плащаница была снова осмотрена, и комиссии продолжали свою работу, руководясь многими добавочными данными; хотя они еще не закончили свои труды, но достигли значительных успехов.

Совершенно точно установлено, что изображение не нарисовано в XIV веке. Зато есть много изображений Христа (например, икона в Эфесе), которые могли быть срисованы только с плащаницы. Законченное недавно мной исследование показало, что настоящая хранимая в Турине плащаница находилась в Константинополе в продолжение двенадцати веков и что лик на ней служил моделью еще в V веке. Художники не копировали рабски, но старались изобразить лик, переводя маскообразные черты в живой портрет, который все же был верной копией оригинала. Этим убивается единственное реальное возражение, выдвинутое во имя истории.

Изображения на плащанице — вовсе не рисунки, они — как установлено ныне — негативные отображения, а идея негатива стала известна только в XIX веке. Ни один художник V или XIV века не мог додуматься до того, чтобы изобразить негатив. А эти отображения — самые настоящие негативы. Когда их фотографируют, они проявляются на пластинке в нормальных пропорциях взрослого человека, в верной перспективе и с анатомической точностью деталей.

Каждый из этих пунктов предполагает такие принципы науки и искусства, которые были неизвестны или только угадывались до сравнительно недавней эпохи. Довольно трудно выявить эти принципы в обыкновенных позитивных рисунках, в которых свет и тени расположены нормально. Даже теперь ни один художник не может нарисовать такой точный негатив. Фактически еще ни один живописец

687

не мог достичь точной копии негативных отображений на плащанице, хотя за это брались компетентные художники.

Проанализировав первые фотографии и проделав опыты в лаборатории Сорбонны, мы заключили, что изображения являются прямыми отпечатками тела. Сразу было очевидно, что они получились не просто от соприкосновения, ибо соприкосновение мягкой ткани с неправильной поверхностью человеческого тела повело бы к значительным искажениям, а их почти нет вовсе или они незначительны. Изображение могло получиться только путем испарений, выделенных телом, причем их действие особо значительным оказалось там, где было соприкосновение тела с тканью, и ослабевало в местах углублений, с боков по мере увеличения расстояния. Вот почему пятна рассеиваются, сходя постепенно на нет, и вот почему изображение негативно: выпуклости более темны, чем впадины.

С помощью лейтенант-полковника и профессора Политехнической школы Кольсона я смог определить характер испарений. Это влажные пары аммиака, происходящие от разложения мочевины, которая исключительно обильно присутствует в поту, вызванном физическими страданиями и лихорадкой. Мы определили также, что испарения воздействовали на алоэ, которым была натерта ткань. Это алоэ и сделало ткань чувствительной к испарениям.

Фотография показала, что алоэ было в порошке. Опыты доказали, что надо самое минимальное количество алоэ для получения отпечатков. Такие отпечатки я получал, укутав гипсовые фигуры, смоченные аммиаком, тканями, натертыми алоэ (конечно, тело человека, замученного до смерти, достать я не мог). Заключения, к которым мы пришли, подтвердились новыми исследованиями плащаницы, по более точным фотографиям, снятым в 1931 году, и опытами, поставленными комиссиями. Установлено было также, что на плащанице осталась кровь, и она

688

сохранилась так хорошо, что и на плащанице запечатлелась человеческая кровь. Нет также сомнений, что изображения на плащанице — результат отпечатка трупа, и трупа человека, который, очевидно, был распят. Рана на руке, которая видна на фотографии, находится (вопреки установившейся традиции) там, где она должна быть согласно анатомии, — на запястье. Перед распятием человек был подвергнут бичеванию. По следам ударов я установил тип бича, имевший три конца, каждый из них кончался металлическим шариком, расположенным на расстоянии дюйма с четвертью от другого. У распятого был также поранен лоб, видны капли крови и следы проколов. На правой стороне груди выделяется рана, которая могла быть нанесена ударом копья. Доктор Бардё (член французской комиссии) объяснил, что оружие прошло между 5-м и 6-м ребром и пробило сердце.

Доктора обеих комиссий установили, что вода истекала из этой раны вместе с кровью и что это верный признак того, что удар был нанесен уже трупу.

Короче говоря, отпечатки принадлежат телу человека, замученного так же, как был замучен Христос. Но действительно Христос ли это? На лбу и на затылке видны несколько капель сукровицы, указывающих на первую стадию разложения. Ткань плащаницы — льняное полотно — находится в хорошей сохранности, кроме мест, затронутых огнем (пожар произошел в замке Шамбери во Франции в 1532 году) . Плащаница, сложенная в несколько раз, была заключена в серебряную раку — огонь подпалил ее по краям складок, отсюда две темные линии, окружающие отпечаток. Один угол прожжен насквозь расплавленным серебром, там сейчас видны треугольные пятна. Плащаница была подмочена водой в середине и вдоль складок. Имеются подобные египетские льняные ткани 3000-летней давности, они выглядят как новые. Плащаница соткана способом пике (елочкой) — великолепные образцы такого

689

рода ткани найдены в раскопках Помпеи и Пальмиры (начало н. э.).

В истории плащаницы есть пробелы. Эпоха раннего христианства хранит о ней полное молчание. Известно, что у евреев подобные предметы считались нечистыми и по закону о них даже запрещалось говорить, у язычников же, принявших христианство, орудие страстей господних вызывало только чувство презрения. Они хотя и исповедовали распятого, но не изображали распятие. Поэтому плащаница хотя и бережно хранилась у византийских императоров, но они не осмеливались ее показывать.

В молитве мосарабского обряда (сохранившегося в г. Толедо), читаемой за литургией в субботу после пасхи, находятся следующие строки:

”Петр и Иосиф поспешили ко гробу и увидели на пеленах явные следы, оставленные тем, кто умер и воскрес”, — этот текст восточного происхождения относится к VII веку. Из другого текста — епископа Сарагосского С. Брольона (тоже VII век) — можно предположить, что в его время знали о существовании плащаницы.

В VII веке Иоанн Дамасский говорит о почитании великих сокровищ Константинопольской церкви: ”креста, гвоздей, тернового венца, ризы и плащаницы”.

В 1171 году император Мануил Комнин показывал их королю иерусалимскому Амори Роберту де Клари. Летописец IV Крестового похода (около 1202 г.) рассказывает, что в Валахернской церкви Божьей матери плащаницу выносили по пятницам и на ней ”можно было ясно видеть лик Господень”. А когда в 1204 году крестоносцы разгромили Византию, плащаница ”исчезла так, что никто не знал, что с ней сталось” (тот же автор).

В 1355 году мы находим плащаницу в маленьком местечке Лире на Монье в девятнадцати км. от города Труа в Шампани. Здесь она собственность графа Готфрида де Шарни I, он был на Востоке как крестоносец

690

в 1346 году. 22 марта 1452 года внучка Готфрида I Маргарита де Шарни передала плащаницу Анне де Кизиньян, супруге герцога Луи I Савойского, имевшего резиденцию в Шамбери. С тех пор Савойская династия — до 1946 году королевский дом в Италии — хранила ее в великом почете. В 1578 году герцог Савойский перенес ее в Турин, где она хранится в часовне, примыкающей к собору.

Плащаница является документом высочайшей важности, который наука может прочесть с такой же ясностью, как если бы это была рукопись, подписанная Христом. Могут ли отпечатки принадлежать другому лицу? Умерший был бичеван, увенчан терниями, распят, грудь у него была пробита; доказано также, что из раны этой истекли кровь и вода, то есть человек был мертв. Вряд ли кто-нибудь из распятых был поражен таким образом: удар копьем — вещь необычная при распятии. Способ, которым тело было облачено в плащаницу, тоже был исключительным. Обычно кровь смывали и только потом труп умащивали благовониями. В этом же случае тело просто обернули в длинную материю, натертую истолченным алоэ (плащаница имеет 3 фута 7 дюймов длины, раньше она была длиннее, но константинопольские императоры отрезали кусочки от ее концов как реликвии). Тело, покрытое кровью, не было омыто: сняв с креста, его положили в могилу, завернув ”в чистую льняную ткань”. На ткань были насыпаны благовония в виде порошка алоэ — фора, употребляемая на Востоке в таких случаях. Поступили так потому, что наступила суббота и надо было отложить на первый день следующей недели совершение всего погребального обряда.

Все эти подробности трудно представить как простые совпадения. Наконец, тело лежало в плащанице очень недолго — до наступления стадии разложения, иначе первоначальные отпечатки уничтожились бы. Действительно, по Евангелию, тело находилось в плащанице на более чем 30—35 часов.

691

Итак, я думаю, можно считать доказанным, что плащаница представляет собой такой же точно документ, как фотография или дактилоскопия. Образ Христа был сокрыт в пятнах, доколе фотография вновь не открыла его.

И все же плащаница представляет собой ряд неких научных загадок. Одна из этих загадок кроется в том факте, что отображение лица более совершенно, чем все остальное. Оно более тонко, более детализировано, более отчетливо. На негативе выступает лицо величественное, полное сил и в то же время сохраняющее выражение глубокой скорби. Почему отпечаток лица проявляется в таком совершенном качестве и как получается такой эффект при посредстве таких простых вещей, как пары аммиака, действующие на алоэ, мы еще не в состоянии уяснить.

Пятна крови представляют другое затруднение. Многие йз них уже присохли к поверхности тела, и тем не менее они перевелись на полотно, Я объясняю это тем, что фибрин растворился во влажном аммиаке. После того, как сухие сгустки растворились, они перешли на плащаницу. Я получил подобные отпечатки сгустившейся крови на полотне таким же путем. Что нас поражает — это совершенство отпечатавшихся на плащанице капелек. Они так полно, так отчетливо отпечатались, что их можно было бы назвать ”портретами крови”, хотя я тщательно проверил мои опыты и употреблял маленькие кусочки отборной ткани, я мог получить только неясные отпечатки: или передержанные, или недодержанные. Здесь же наоборот: все капельки, включая сукровицу, переданы с фотографической ясностью.

Могут также спросить, каким образом возможно было так резко растянуть длинный кусок мягкой льняной ткани, чтобы на нем так ясно могли отпечататься все эти точные образы растаявших капель? И почему засохшая кровь не стерлась с ткани в течение веков? Она все так же не повреждена даже в

692

тех местах, где она собралась в большом количестве.

Капли, перешедшие через некоторое время на плащаницу, имеют тот же цвет, что жидкая кровь, только что пролитая на плащаницу. Это видно, например, на том месте, где кровь хлынула из раны в груди после того, как тело было положено в гроб (это было вторичное истечение крови из боковой раны. Первое истечение из правого желудочка сердца произошло немедленно после удара копья, Этим объясняется темное пятно спереди тела, сгустившееся там, пока мертвое тело висело на кресте). Кровь пролилась из груди через согнутые голени, стекая по маленьким поперечным складкам на плащаницу. Из ног тоже жидкая кровь запятнала плащаницу, прямо протекая вдоль подошв к пяткам и на плащаницу. Этот поток крови произошел от раскрытых ран, когда вынимали огромный гвоздь, которым были пригвождены обе ноги сразу. Но цвет этой крови опять вызывает новую проблему. Этот цвет темного кармина, в котором очень старая кровь кажется коричневой. Здесь опять новая загадка, но не возражение. Чем более совершенно и точно переданы все эти пятна и частички крови и чем более тщательно мы сможем анализировать их, тем менее вероятности в том, что это рисунки и что они искусственны.

Я дал только намек на обширное поле, которое плащаница раскрывает исследованиям науки: археологии и истории. И хотя загадки остаются, они не могут поколебать могучего факта, что на плащанице отражены отпечатки тела и лица Христа.


Ю. О. Домбровский. Проблема плащаницы // Домбровский Ю. О. Собрание сочинений: В 6 т. Т. 5. М., 1993. С. 686—693.
© Электронная публикация — РВБ, 2022. Версия 0.1 от 26 января 2022 г.