Ночное пьянство

И точно яблоки румяны
И точно яблоки желты,
Сидели гости на диване,
Блаженно раскрывая рты.
Собранье пеньем исходило:
Сперва madame за ним ходила,
Потом monseieur ее сменил...
Декольтированная дама,
Как непонятный сфинкс, стояла,
Она держала абажур,
На нем Психея и Амур,
Из тюля нежные цветочки
И просто бархатные точки.
Стол был ни беден, ни богат,
Картофельный белел салат
И соловей из каждой рюмки
Стремглав за соловьем летел
Раскланиваясь грациозно,
Старик пленительно запел:
Зачем тревожишь ночью лунной
Любовь и молодость мою.
Ведь девушкою легкострунной
Своей души не назову
Она веселая не знала,
Что ей погибель суждена
Вакханкой томною плясала
143
И радостная восклицала:
— Ах, я пьяна, совсем пьяна!..
И полюбила возноситься,
Своею легкостью кичиться,
Пчелой жужжащею летать,
Безмолвной бабочкой порхать...
И вдруг на лестнице стоять.
Теперь, усталая, не верит
В полеты прежние свои
И лунной ночью лицемерит
Там, где свистали соловьи
Старик пригубил
Смутно было
Луна над облаком всходила.
И стало страшно, что не хватит
Вина средь ночи

К.К. Вагинов. Ночное пьянство // Вагинов К.К. Песня слов. М: ОГИ, 2012. С. 143-144.
© Электронная публикация — РВБ, 2018-2019. Версия 2.0 от 6 марта 2018 г.