С. 139. Показание ее о характере Корниловой было очень веско и в ее пользу. — В упомянутом отчете обозревателя газеты «Петербургский листок» отмечалось: «Смотрительница дома предварительного заключения г-жа Борейша показала, что Прокофьева поступила в марте или июне,

591

лицо обыкновенно имела сердитое, отвечала грубо; потом, когда была переведена в общее помещение, сделалась гораздо добрее, приветливее, вела себя хорошо, родившегося в тюрьме ребенка очень любит...».

С. 139. ...замечателен был подбор экспертов ~ все известности и знаменитости в медицине... — В «Петербургском листке» поименованы, «в качестве экспертов, доктора: Никитин, Флоринский, Дюков, Гаудеман, Янпольский».

С. 139. ...трое заявили не колеблясь, что болезненное состояние, свойственное беременной женщине, весьма могло повлиять на совершение преступления... — Согласно отчету, помещенному в «Петербургском листке», болезненное состояние подсудимой не вызвало сомнений у двух экспертов — Никитина и Янпольского.

С. 139. Один лишь доктор Флоринский с этим мнением был не согласен... — В «Петербургском листке» заключение этого медика было сформулировано следующим образом: «...у женщин под влиянием беременности часто являются непреодолимые симпатии или антипатии <...> в настоящем же случае этого не было, ничто не обнаруживает непреодолимого отвращения Прокофьевой к девочке, а потому нельзя прийти к убеждению, чтобы она была психически больна».

С. 139. Последним показывал известный наш психиатр Дюков. Он говорил почти около часу... — Пространное выступление этого эксперта изложено в отчете репортера «Петербургского листка» лишь в форме краткого и сухого резюме: «Доктор Дюков заявил положительно, что как самый факт преступления, так и обстоятельства предыдущие и последующие доказывают ненормальность умственных способностей Прокофьевой».

С. 139. ...сам прокурор, несмотря на свою грозную речь, отказался от обвинения в преднамеренности... — В отчете «Петербургского листка» эта речь не цитируется, но упомянуто, что «обвинял товарищ прокурора Кессель». Прокурором Окружного суда в Петербурге был Владимир Константинович Случевский.

С. 140. ...присяжный поверенный Люстиг... — Репортер «Петербургского листка» ограничился упоминанием лишь фамилии этого защитника подсудимой. В. И. Люстих (1843—1915) — адвокат, с 1871 г.— присяжный поверенный округа С.-Петербургской судебной палаты. С 1874 г.— член совета присяжных и впоследствии неоднократный его председатель.

С. 140. ...присяжные удалились и менее чем через четверть часа вынесли оправдательный приговор... — Данные отчета «Петербургского листка» не согласуются с этим утверждением Достоевского: «Присяжные после продолжительного совещания (курсив наш.— Ред.) вынесли оправдательный приговор, встреченный аплодисментами со стороны публики».


Батюто А.И., Берёзкин А.М. Комментарии: Ф.М.Достоевский. Дневник писателя. 1877. Апрель. Глава вторая. Освобождение подсудимой Корниловой // Ф.М. Достоевский. Собрание сочинений в 15 томах. СПб.: Наука, 1995. Т. 14. С. 591—592.
© Электронная публикация — РВБ, 2002—2019. Версия 3.0 от 27 января 2017 г.

Загрузка...
Loading...
Loading...
Loading...