С. 331. Такова статья «Биржевых ведомостей»... — Подразумевается процитированная Достоевским ниже анонимная передовая статья «С.-Петербург. 11-го октября» (Биржевые ведомости. 1877. 11 окт. № 257). Однако весь контекст настоящего раздела «Дневника» свидетельствует

643

о том, что Достоевский полемизирует также с автором «письма» из Вены «Арестование г-на Иловайского», напечатанного в том же номере «Биржевых ведомостей». Обвиняя Д. И. Иловайского, а заодно с ним И. С. Аксакова, О. Ф. Миллера, М. Н. Каткова, генерала Р. А. Фадеева и других в «панславистской пропаганде», автор этого письма (подписано: Р—ов) указывал на то, что такая деятельность может породить крайне нежелательный в сложившейся военно-политической ситуации конфликт России с Австро-Венгрией. Достоевский же полагал, что такой конфликт могут спровоцировать статьи и «письма», печатавшиеся в «Биржевых ведомостях».

С. 331. Всем известно, что наш ученый, г-н Иловайский, был арестован и оскорблен в Галиции. — Подробные сведения об аресте историка Д. И. Иловайского в Галиче и препровождении его в предварительную тюрьму Львова русская публика почерпнула в статье «Трехдневный плен у поляков в Галиции» (Моск. ведомости. 1877. 4 окт. № 244). Формальным предлогом для ареста явилось отсутствие на паспорте историка визы австрийского консула. Действительные же причины ареста — донос польского ксендза-викария Мариона Матковского, в свете которого Иловайский выглядел «московским агентом», и репутация Иловайского как поборника освобождения балканских славян (см. ниже).

С. 331. Потом он уже нашел русского священника... — Речь идет о священнике греко-униатской церкви Марковиче, в обществе которого Иловайский совершил «археологическую прогулку по городу», взбирался «на крутой холм, увенчанный развалинами старого замка», и осмотрел «церковь Рождества Христова, основанную еще в княжеские времена» (Моск. ведомости. 1877. 4 окт. № 244).

С. 331. ...заступничеством одного местного ученого, его препроводили до русской границы. — Речь идет о редакторе галицийско-русской газеты «Слово» Венедикте Михайловиче Площанском. О нем упоминалось в статье «Московских ведомостей» «Трехдневный плен у поляков в Галиции» (см. выше). Сам Иловайский вспоминал о Площанском с благодарностью— в своем «Письме к издателю»: «Без его усердной помощи я, вероятно, и доселе сидел бы во Львовской предварительной тюрьме» (см.: Моск. ведомости. 1877. 14 окт. № 254).

С. 331. У нас это тотчас же разгласилось: «Московские ведомости» поместили статью.— См. выше примеч. к словам: «Всем известно, что наш ученый, г-н Иловайский...».

С. 331. Заговорили наши газеты, но многие без особого жару, а просто как о курьезе. — Подразумеваются «Голос», «Биржевые ведомости» и в особенности газета «Новое время», которая и интерпретировала шумиху вокруг ареста Иловайского как «курьез».

С. 331. Сам г-н Иловайский напечатал в «Московских ведомостях» тоже несколько строк на статьи враждебных газет, кротких строк, вялых и сонных. — Речь идет о «Письме к издателю» (Моск. ведомости. 1877. 14 окт. № 254), в котором Иловайский писал: «Сегодня <...> я узнал, что два петербургских органа уже отличились помещением каких-то корреспонденции из Вены, рассказывающих как несомненный факт, что я ездил в Галицию пропагандировать панславизм, и таковое помещение один из этих органов (подразумеваются „Биржевые ведомости“.— Ред.) сопровождает в высшей степени грубым и нелепым поучением, обращенным как ко мне лично, так и к панславистам вообще <...> пущена была в ход клевета о какой-то панславистской пропаганде. Сегодня <...> узнаю, что я сделался эмиссаром Славянского комитета и дал католическому ксендзу тысячу рублей на цели этой пропаганды <...> Что можно отвечать на подобные нелепости?»

644

Строки письма Иловайского к издателю «Московских ведомостей» Достоевский называет «кроткими, вялыми и сонными», вероятно, потому, что в них ощущается и попытка как-то оправдаться перед своими агрессивными оппонентами. Таково заявление Иловайского: «Но, сколько помнится, об австрийских славянах я ровно ничего не говорил» — и его самохарактеристика как члена славянского благотворительного общества: «...я доселе не могу похвастать, чтобы был деятельным его членом».

С. 331. Вот эта статья «Биржевых ведомостей». — Далее Достоевский цитирует анонимную передовую статью «Биржевых ведомостей» от 11 октября 1877 года (№ 257).

С. 333. У Гоголя атаман говорит казакам... — Далее неточная цитата из речи Тараса Бульбы в девятой главе повести Гоголя «Тарас Бульба» (1842).

С. 334. Не в Австрии ли ~ что впредь нельзя считать уже Россию сильной военной державой. — Достоевский имеет в виду пренебрежительные суждения о военной мощи России и ее политическом весе в Европе, появившиеся в австрийской печати после неудач русской армии под Плевной (июль—август 1877 г.)

С. 334. Не в Англии ли были убеждены ~ что 10000 человек английского войска, высаженные в Трапезунде, порешли бы навсегда нашу задачу на Востоке и на Кавказе. — Достоевский использует только что появившиеся в газете «Новое время» сведения о полемике в английской печати: «Туркофильская печать оказала плохую услугу своей стране: она возвеличила турецкие победы и уронила Россию во мнении англичан, до того, например, что считала достаточной высадку 10000 человек английского войска в Требизонде для полного поражения нашей закавказской армии и окончания кампании в Малой Азии согласно интересам Англии», (Нов. время. 1877. 23 окт. (4 ноябр.). № 594).


Батюто А.И., Берёзкин А.М. Комментарии: Ф.М.Достоевский. Дневник писателя. 1877. Октябрь. Глава третья. III. Выходка «Биржевых ведомостей». Не бойкие, а злые перья // Ф.М. Достоевский. Собрание сочинений в 15 томах. СПб.: Наука, 1995. Т. 14. С. 643—645.
© Электронная публикация — РВБ, 2002—2019. Версия 3.0 от 27 января 2017 г.