С. 341. ...но особенно слов, слов и слов... — Ср. известный ответ Гамлета на вопрос Полония: «Что вы читаете, принц?» — «Слова, слова, слова» («Гамлет», д. 2. сц. 2). См.: Шекспир. Полн. собр. драматич. произведений в пер. рус. писателей / Изд. Н. А. Некрасова и Н. В. Гербеля. СПб., 1866. Т. 2. С. 27. Издание имелось в библиотеке Достоевского.

С. 341. Вот как говорит, например, англичанин Гладстон о теперешней русской войне с Турцией... — Уильям Юарт Гладстон (1809—1898) — английский государственный деятель; во второй половине 1870-х годов — вождь либеральной оппозиции консервативному правительству Дизраэли (Биконсфилда). Достоевский имеет в виду слова, сказанные Гладстоном в лекции о Восточном вопросе (ноябрь 1877 г.), посвященной «главным образом полемике с известным корреспондентом лондонской газеты „Daily news“, Арчибальдом Форбесом, поместившим в ежемесячном английском журнале „Nineteenth century“ («Девятнадцатый век») статью под заглавием „Русские, турки и болгары на театре войны“» (Правительств. вестн. 1877. 18 (30) ноября. № 256). Заканчивая эту лекцию, Гладстон сказал: «Россия одна протянула руку помощи христианам Турецкой империи с громадным пожертвованием своей крови и денег <...> Кого же может удивить после этого, если они будут считать ее единственным своим другом? <...> Но если нас это пугает именно с точки зрения британских интересов, то почему же России не глядеть на это с точки зрения русских интересов, <...> Становится она или нет на эту точку, об этом я не знаю <...> Но если победа увенчает ее оружие, но если Россия наделена достаточной нравственной силой и самоотвержением, чтобы подавить все искушения, тогда несправедливые подозрения и неосновательные оскорбления падут на голову клеветников. И что бы ни высказывали относительно других страниц истории России, но освобождение нескольких миллионов порабощенных рас от жестокого и позорного ига составит один из важнейших подвигов в летописи человечества, подвиг, неувядаемая слава которого не исчезнет никогда из благодарной памяти всего человечества» (Нов. время. 1877. 17 (29) ноября. № 619). См. также: Правительств. вестн. 1877. 18 (30) ноября. № 256; С.-Петерб. ведомости. 1877. 18 (30) ноября. № 319).

С. 342. Как вы думаете ~ мог ли бы произнесть такие слова русский европеец? Да никогда в жизни! — Достоевский преувеличивает степень одобрительного отношения Гладстона к России в русско-турецкой войне. Это одобрение сопровождалось существенными оговорками, как ясно из корреспонденции, где речь Гладстона приводилась в достаточно полном виде. Близко знавший Гладстона Т. Синклер в заключении своей книги,

648

посвященной защите России в Восточном вопросе, писал: «Что же касается людей, враждебных христианам и России и благосклонных к Турции, то от них я не жду пощады <...> Так как м-р Гладстон был наказан розгами, то я буду, вероятно, бит кнутом, потому что он хотя и является горячим защитником христиан, зато довольно сомнительным сторонником России, между тем как я поддерживаю эту великую страну из всех сил» (Синклер Т. Восточный вопрос прошедшего и настоящего. Защита России / Пер. под ред. В. Ф. Пуциковича. СПб., 1878. С. 343—344).

С. 342. ...как мы смеем... в калашный ряд!.. — Имеется в виду фразеологизм: «С кувшинным (или: суконным, мякинным) рылом да в калашный ряд».

С. 342. Дамы, восторженно подносившие туркам конфеты и сигары... — См. выпуски «Дневника» 1877 г. за июль—август и сентябрь. Этот факт время от времени упоминался в русской печати, см., например, статью «Пленные турки в России» (Петерб. газета. 1877. 11 ноября. № 206).

С. 342. Теперь этих дам вразумили отчасти некоторые грубые люди... — Достоевский имеет в виду единодушное осуждение «этих дам» в русской печати. В корреспонденции Вс. Крестовского после сообщения об очередных турецких зверствах говорилось: «И как подумаешь, что в России находятся женщины, подносящие этим самым башибузукам нежные букеты и конфекты, ухаживающие за этими самыми зверями! Сердце обливается кровью у каждого солдата, когда им приходится читать или слышать о подобных выходках. Сюда бы привести этих сердобольниц да показать им этих израненных детей, этих обесчещенных женщин...» (Правительств. вестн. 1877. 30 октября. № 240).

С. 342—343. ...тот самый башибузук, о котором писали, что особенно отличается умением разрывать с одного маху, схватив за обе ножки грудного ребенка на две части... — Достоевский уже говорил об этом и подобных зверствах в «Дневнике писателя» за 1877 г. (июль—август, гл. 3, § IV).

С. 343. Тот высокомерный взгляд, который бросает иной европеец теперь на народ наш и на движение его ~ «кроме глупо-кликушечьих выходок из тысячей простонародья какого-нибудь одного дурака»... — Вероятно, шаржированное воспроизведение мнения Левина в эпилоге «Анны Карениной» Л. Толстого. Достоевский цитировал это мнение и полемизировал с ним в июльско-августовском выпуске «Дневника» 1877 г. В полемике с Л. Толстым Достоевский приводил те самые факты турецких зверств, о которых он напоминает теперь.

С. 343. Князь Мещерский, очевидец, повествует в своем «Дневнике» с Кавказа ~ Все это гуманность!.. — Достоевский цитирует «Путевой дневник» В. П. Мещерского («Понедельник, 17 октября, Тифлис»). (См.: Моск. ведомости. 1877. 4 ноября. № 273. Перед отъездом на театр военных действий (эта поездка и послужила материалом для «Путевого дневника») Мещерский виделся с Достоевским (см. письмо Достоевского жене от 11 июля 1877 г.).

С. 343. «Московские ведомости» далее, в другом своем, 282 номере ~ удобствами сравнительно с нашими воинами... — Достоевский приводит сведения «Последней почты» «Московских ведомостей» (1877. 13 ноября. № 282).

С. 344. Отметил я его в «Петербургской газете», а та взяла из письма господина В. Крестовского тоже не ведаю. — Достоевский имеет в виду факт, опубликованный в «Петербургской газете» (1877. 3 ноября. № 200) под рубрикой «Очевидцы войны. (Обзор русских и иностранных корреспонденции с театра военных действий)». Откуда и куда было направлено письмо В. В. Крестовского, газета не сообщала. Во время

649

русско-турецкой войны Крестовский был корреспондентом «Правительственного вестника». В следующем же номере «Петербургской газеты», опубликовавшем новые сообщения Крестовского «с театра военных действий», об этом говорилось: «Г-н Всев. Крестовский рассказывает подробности этих битв в „Правительственном вестнике“...» (См.: Петерб. газета. 1877. 10 ноября. № 205).

С. 345. У себя они открыли юмор, обозначили его особым словом и растолковали его человечеству. — Английское основное значение слова «юмор» (от лат. humor — влага) — изображение лиц и явлений в комическом, смешном виде — вытеснило в европейских языках (и в русском) первоначально более распространенный его смысл: «юмор», устар. русск. «гумор» — настроение, расположение духа (ср. франц. humeur — настроение, нрав). Сам Достоевский об этом слове ранее писал: «...юмор ведь есть остроумие глубокого чувства, и мне очень нравится это определение».

С. 345. Да нет страны, в которой этикет имел бы большее приложение, как в Англии. — Приверженность англичан этикету была предметом насмешки для них самих. Автор книги «Восточный вопрос прошедшего и настоящего. Защита России», рекомендованной Достоевским русскому читателю в декабрьском выпуске «Дневника писателя» за 1877 г., говорит об этом, ссылаясь на сатирический очерк английских нравов У. М. Теккерея (1811—1863) из «Книги снобов» (1846). Достоевский мельком бросает ироническое замечание об английском этикете в мартовском выпуске «Дневника» за 1876 г.

С. 345. ...слишком мог научиться этикету из одного того уже, как один парламент нижний сносится с другим высшим. — Английский парламент состоит из двух палат: нижней (палата общин) и верхней (палата лордов). Вся работа парламента, начиная с вызова на заседание и кончая деталями процедуры заседания, взаимоотношениями палат, подчиняется установленным правилам и традиции.

С. 345. ...вы львы сердцем... — Достоевский превращает в простую метафору прозвище английского короля (1189—1199) Ричарда I — Львиное Сердце. Участие Ричарда I в крестовых походах, воодушевленных идеей освобождения «гроба Господня» (1190—1192), более тесным образом, чем кажется на первый взгляд, соединяет для Достоевского Ричарда I с русскими — прямыми участниками русско-турецкой войны 1877—1878 гг. или теми, кто сочувствовал такому участию.

С. 345. Баярд (1476—1524) — «Рыцарь без страха и упрека», прославившийся беззаветной смелостью и благородством. Биография Баярда, вышедшая в свет в 1525 г., была широко известна и переиздавалась.

С. 345. ...как сын Старой Англии... — Имеется в виду распространенный фразеологизм «Merry old England» — добрая старая Англия.

С. 346. Подвоз патронов в турецкую армию из Англии и Америки колоссальный ~ Присутствие англичан и их денег в теперешней войне несомненно. — Об этом писали русские газеты, например: «Снабжение турок патронами изумительное <...> Можно предполагать, что в сражении под Плевною многие турецкие части израсходовали против отряда генерала Скобелева до 400—500 патронов на человека. Надолго ли хватит у турок патронов при такой расточительности, неизвестно. Во всяком случае, без колоссального подвоза патронов из Англии или Америки турки, при принятой ими системе расходования патронов, обойтись не могут» (Сев. вестн. 1877. 20 ноября (2 дек.). № 203).

С. 346. Даже если есть какие-нибудь там вексельки и векселечки, выданные нами Европе... — Имеются в виду обещания России еще до начала

650

военных действий отказаться (в случае успешного хода войны) от каких бы то ни было территориальных притязаний. Эти обещания Достоевский горячо приветствовал в самом начале войны, еще в апрельском выпуске «Дневника». Уже в конце октября об этом, в частности, напоминал кн. Васильчиков в статье «По поводу слухов о посредничестве» (Сев. вестн. 1877. 31 окт. (12 ноября). № 183), с которой и началось в русской печати горячее обсуждение условий русско-турецкого мира. Об изменениях условий мира в русской официальной программе по ходу успешной военной кампании см.: Чернов С. Л. Основные этапы развития русской официальной программы решения Восточного вопроса в 1877—1878 гг. // Балканские исследования. Русско-турецкая война 1877—1878 гг. и Балканы. М., 1978. Вып. 4. С. 25—42. Судя по комментируемому тексту, Достоевский, как и те, кто сразу после выхода статьи Васильчикова возражал ему (среди них был Н. Я. Данилевский, автор ряда статей в «Русском мире»), склонен был изменить свое мнение относительно условий мира ввиду явного успеха русских в русско-турецкой войне и многочисленности жертв, принесенных славянами ради этого успеха.

С. 346. ...перешли мы Барбошский мост... — Переход русских войск через Барбошский (Барабошский) мост — одна из первых и важных операций русско-турецкой кампании, о которой много писали в газетах.


Ветловская В.Е. Комментарии: Ф.М.Достоевский. Дневник писателя. 1877. Ноябрь. Глава вторая. I. Лакейство или деликатность? // Ф.М. Достоевский. Собрание сочинений в 15 томах. СПб.: Наука, 1995. Т. 14. С. 648—651.
© Электронная публикация — РВБ, 2002—2019. Версия 3.0 от 27 января 2017 г.