ПРОМЕЖУТОЧНАЯ РЕДАКЦИЯ ОТРЫВКОВ ГЛАВЫ VI
„ТАРАСА БУЛЬБЫ“

1. К СТР. 362, СТРОКЕ 31

„Сказав это,1 она потупила к низу свои очи, и ресницы, длинные как стрелы, опустились на сверкающую белизну лица, и всё лицо наклонилось, и2 тонкий, едва заметный оттенок румянца стыдливо оттенил его с низу. Ничего не знал, как, что нужно отвечать, Андрий. Он бы хотел много сказать, хотел всё, что3 было на душе, выразить так же горячо и сильно, как оно было на душе, и не мог: как будто какая неведомая сила заграждала уста его и отнимала звук у слова. Он слышал, что всё у него связа‹но›, что не ему, воспитанному в бурсе и бранной кочевой жизни, отвечать на такие речи. И он замолчал и сильно негодовал4 за робость, за чорствую свою военную5 выправку и за всю козацкую натуру.


1 она не договорила далее

2 какой ‹то› тонкий, едва заметный

3 ни есть

4 ‹на› самого себя

5 необразованность

365

2. К СТР. 363, СТРОКЕ 2

[И в безмолвном этом обращенном на него взоре,1 казалось, выражавшем изнеможенное чувство благодарности] Он и более изъяснил ему, наговорил ему2 сей умиленный взор, выражавший какое-то изнеможение благодарности, чем все речи. Его душе вдруг стало легко и, казалось, всё развязалось в нем. Чувства, движения душевные,3 которые кто-то сдерживал тяжкою уздою, вдруг почувствовали себя4 освобожденными, на полной воле и уже хотели излиться в прекрасных речах, как вдруг красавица, обратясь к татарке, беспокойно спросила: „А мать?“

3. К СТР. 363, СТРОКЕ 24

„Но знаю5 сам, что, может быть, я говорю всё это глупо и некстати и нейдет всё это сюды, что6 не мне, проведшему7 жизнь в бурсе и на Запорожье, говорить так, как в обычае говорить там, где бывают короли, князья и8 что ни есть лучшего в вельможном рыцарстве. И знаю сам, что ты иное творение божие, чем все мы и9 далеко перед тобою другие боярские жены и дочки. Не мы должны говорить, но одни ангелы небесные только могут служить тебе.“ С10 возраставшим участьем и безмолвным изумлением слушала она открытую сердечную речь, в которой, как в зеркале, выражалась вся11 молодая, полная сил душа молодого запорожца, и уста ее12 пошевелились и показали


1 [обозначилось] изъясни‹лось›

2 этот

3 на которые, казалось, кто‹-то› набросил за минуту доселе тяжкую узду

4 на свободе

5 я

6 проведя

7 время

8 всё

9 чем все

10 необыкновенным

11 юная

12 уже

366

усиленное желание сказать что-то — и вдруг она остановилась и вспомнила, что рыцарь, пред ней стоящий, другим ведется назначением, что у него есть свои обязанности, что всё разделяет ‹их?›, что отец и мать, и братья его, и вся его отчизна — враги, и что жестокость, равно непримиримая с обеих сторон, ‹их?› разделяет, и что самая вера1 и нет возможности переступить эту пропасть. Глаза ее все наполнились. Она схватила вышитый шелками платочек, положила его себе на глаза и в минуту он стал весь влажным. „Скажи мне одно слово!“ сказал Андрий и взял ее за руку, и огонь сверкнул при этом по всем его жилам от прикосновенья к этой трепетной ‹руке?›, которая казалась недвижимою в его руке. Но она молчала и2 не отнимала платка от лица своего и оставалась3 неподвижна. В эту минуту, казалось, как будто послышались где-то в улицах глухие крики и трубные звуки. Но он не обратил никакого внимания и вопрошал: „От чего же ты так печальна? скажи мне: от чего ты так печальна?“. Она отнесла прочь руку с платком и4 взглянула на него открытыми большими своими глазами. Слез в них не было — какая-то решимость. „Нет, тебе нельзя меня любить!“ сказала она:5 „тебя зовут твои брат, отец, товарищи, а мы враги тебе.“


1 Не дописано

2 казалась совершенно без движения

3 [как казалось ‹без движения?›]. „Но чего же ты плачешь, скажи мне?“

4 открылась

5 у тебя есть

367

Воспроизводится по изданию: Н. В. Гоголь. Полное собрание сочинений в 14 томах. М.; Л.: Издательство Академии наук СССР, 1937—1952. Том 2. Миргород.
© Электронная публикация — РВБ, 2015—2022. Версия 2.0 от 20 февраля 2020 г.