СПРАВЕДЛИВЫЙ ЧЕЛОВЕК

Печатается впервые, по рукописи, хранящейся в Центральном гос. архиве литературы и искусств (фонд 275, опись 1, ед. хр. 50).

Другим изложением того же сюжета является рассказ «Дикая фантазия. Полунощное видение», опубликованный (также по рукописи, хранящейся в ЦГАЛИ под тем же номером) в журнале «Литературный современник», 1934, № 12, с послесловием и примечаниями А. Н. Лескова.

«Справедливый человек» написан без всяких словесных совпадений с «Дикой фантазией», но с точно той же последовательностью событий; главы «Дикой фантазии» соответствуют разделам «Справедливого человека» (кроме глав II и III, которым соответствует второй раздел «Справедливого человека»). По-видимому, «Справедливый человек» является второй обработкой темы; можно думать, что «Дикую фантазию» Лесков забраковал за растянутость и написал рассказ заново, в более сжатой манере. Это предположение подтверждается характером рукописей. Рукопись «Дикой фантазии» — беловик, обращенный затем в черновик новой редакции; поправки (нанесенные красными чернилами) имеют одной из целей сокращение текста. Рукопись «Справедливого человека» также является беловиком (но с помарками), в дальнейшем заново переработанным, причем сделаны большие сокращения. По объему окончательных текстов «Справедливый человек» вдвое меньше «Дикой фантазии».

Действие рассказа относится к 1883 году. В тексте «Дикой фантазии» о «скобелевском марше» сказано: «Только у нас он гремел в 1882 году, а здесь держится еще на репертуаре и в 1883-м».

547

В упомянутом послесловии к «Дикой фантазии» А. Н. Лесков пишет: «По многим приметам оба варианта написаны в 83—84 годах».

А. Н. Лесков считает однако, что рассказ связан с впечатлениями поездки Лескова через Новгород в Старую Руссу летом 1880 года.

Стр. 305. Я цитирую это место из статьи одного публичного органа... — По указанию А. Н. Лескова в примечаниях к «Дикой фантазии», имеется в виду «всего вероятнее, «Новое время». «Отношения с этим органом и его владельцем подвергались у Лескова резким изменениям, вплоть до полного, наконец, их разрыва... Лесков неоднократно делал злые выпады по отношению к «Новому времени», не остававшемуся у него в долгу. 1884 год был одним из «разрывных» периодов» («Литературный современник», 1934, № 12, стр. 89). Отметим, что текст цитаты в «Дикой фантазии» иной: «Нам (то есть России) нужен народный человек правдивой души и прямого, ясного толка, — не консерватор и не либерал, не самобытник и не западник, а просто человек с прямою, чистою натурою; человек, который не стремился бы ни к какой партии и не боялся бы где бы то ни было сказать в глаза увлекающейся толпе: осмотрись и сумей быть справедливою: вот где правда» (там же, стр. 89).

Стр. 306. ... с одним набожным приятелем... — Этой характеристике в «Дикой фантазии» соответствует яркое описание реакционного ханжи:

«Один из людей с таким высшим призванием нашелся и в не совсем тщательно отобранном кружке моих знакомых. Был он когда-то так же, как и мы, человек грешный, но в данную пору исправился и, можно сказать, прямо стал на настоящий путь. Он про меня вспомнил и, придя ко мне, во свидетельство да свидетельствует о свете, сказал мне искренним задушевным голосом:

— Жаль мне вас, людей бессонных, всё-то вы хнычете, всё-то скулите и на всех ропщете, что всё не по-вашему делают и не туда гнут, куда вам хочется; а все это пустяки. И я был таков, и я соблазнялся и соблазнял других, но потом... одна минута доброго размышления, одна минута истинной, простой, детской веры, как верит наш превосходный народ, и... я успокоился.

— Поверьте мне, — продолжал стоящий на верном пути друг мой, — что теперь самое лучшее дело — это молиться. Да, именно молиться, но молиться не здесь, не на этом смрадном ингерманландском болоте, где все высокие порывы души угнетаются миазмами равнодушия и разврата, а молиться вне Петербурга, у

548

великих народных святынь, у гробов, в которых святые останки... Что до меня, то я здесь не выдерживаю, я завтра же уезжаю ненадолго и недалеко, но я хвачу чистых впечатлений и вернусь сюда с полной грудью» (там же, стр. 90).

По указанию А. Н. Лескова, имеется в виду А. А. Радонежский — чиновник и литератор, выпускавший «елейно-ёрнические изданьица». «Он тщательно обхаживал Лескова в период устройства себя в Ученый комитет Министерства народного просвещения, членом которого состоял в то время Лесков». После отчисления Лескова от службы за вредное направление его литературной деятельности «благочестивый и мудроосмотрительный «приятель» больше у Лескова зрим не был» (там же, стр. 100).

Стр. 306. ... в сопровождении одного легконравного артиста... — По указанию А. Н. Лескова, «по всей вероятности Базаров — актер и антрепренер театра в так называвшемся в просторечии «Приказчичьем» клубе, на Владимирском проспекте... в котором... происходили довольно фривольные маскарады» (там же, стр. 100—101).

Стр. 307. ... под звуки скобелевского марша... — Скобелев Михаил Дмитриевич (1843—1882), генерал-адъютант; получил особенную известность в русско-турецкой войне 1877—1878 годов. Популярность марша в честь Скобелева в это время связана, очевидно, с недавней смертью генерала.

«Проствейн» — шутливое название водки, соединение русского «простое» с немецким «вейн» (вино).

Стр. 308. Сужект — шутливое соединение слов: сюжет и субъект.

Его, как Ерша Ершовича, по всем русским рекам и морям знают. — В популярной сатире XVII века «Повесть о Ерше Ершовиче» герой, «ябедник, вор и разбойник» Ерш Ершович хвастает, что его знает «весь мир во многих людях и городах».

Стр. 309. ... мне казалось, что в нем сидит не один Собакевич, а и Константин Костанджогло, который рыбью шелуху варит. — В третьей главе II тома «Мертвых душ» «идеальный помещик» Костанжогло ругает помещиков, увлекающихся хозяйственными реформами по западным образцам и строительством заводов и фабрик, которым он противопоставляет «законно», «естественно» возникающие предприятия; приводится такой пример последних: «Рыбью шелуху сбрасывали на мой берег в продолжение шести лет сряду промышленники, — ну, куда ее девать? Я начал из нее варить клей, да сорок тысяч и взял».

... места из похвального слова Захарова Екатерине, которое находится в «Рассуждении о старом и новом слоге». — В приложении

549

к трактату А. С. Шишкова «Рассуждение о старом и новом слоге российского языка» (СПб., 1803) дан, как один из образцов хорошего слога, отрывок из книги сенатора и писателя И. С. Захарова (ум. 1816) «Похвала Екатерине Второй» (СПб., 1802).

Стр. 309. Точию (древнерусск.) — только.

Стр. 311. «Коль славен наш господь в Сионе» — известный религиозный гимн на слова M. M. Хераскова.


Б. Я. Бухштаб. Комментарии: Н. С. Лесков. Справедливый человек // Лесков Н. С. Собрание сочинений в 11 томах. М.: ГИХЛ, 1957. Т. 7. С. 547–550.
© Электронная публикация — РВБ, 2007–2020. Версия 3.0 от 20 августа 2018 г.